Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Лишение свободы без протокола об административном задержании. ЕСПЧ о значении протокола для обеспечения прав подозреваемых



Александр Передрук, юрист правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», юрист проекта «Открытая полиция», юрист Московской Хельсинкской Группы:

В этой статье речь пойдет об оформлении административного задержания и значении соответствующего протокола для обеспечения прав лиц, подозреваемых в совершении правонарушений.

Норма ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Европейская конвенция) гарантирует каждому право на свободу и личную неприкосновенность. Она требует соблюдения принципа законности, в частности, в случае, если задержание производится для того, чтобы лицо предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения, или же когда есть достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение лицом правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения.

Кодекс РФ об административных правонарушениях (ст. 27.1) в качестве одной из мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении предусматривает административное задержание, которое фактически означает лишение свободы, хотя и носящее кратковременный характер. Так, срок административного задержания не должен превышать трех часов, за исключением некоторых случаев – например, если в качестве одной из мер административного наказания за правонарушение, в котором подозревается гражданин, предусмотрен административный арест (ст. 27.5 КоАП РФ). Учитывая, что первоначальная редакция КоАП РФ в 2002 г. насчитывала всего пятнадцать составов правонарушений, совершение которых могло повлечь наказание в виде административного ареста, а сейчас их количество увеличилось примерно в четыре раза, риск быть задержанным на двое суток также возрос.

Вместе с тем ошибочно полагать, что один лишь факт подозрения лица в совершении правонарушения автоматически позволяет полицейским задерживать гражданина и лишать его свободы даже на три часа, а уж тем более на 48 часов – положения национального закона требуют от правоохранительных органов аргументировать необходимость принятия столь радикальной меры, а также пояснить, в чем состоит исключительность конкретного случая по смыслу ст. 27.3 КоАП РФ. Наконец, для защиты прав гражданина полицейские обязаны составить протокол об административном задержании, который включает в себя среди прочего сведения о времени и месте задержания, а также его мотивах.

Иными словами, протокол об административном задержании – главный процессуальный документ, который выступает основным механизмом защиты лица, задержанного в связи с подозрением в совершении административного правонарушения, от произвольного лишения свободы и в некоторой степени от пыток и жестокого обращения. Поэтому значение оформления этой процессуальной бумаги сложно переоценить.

Кроме того, в ст. 3.9 КоАП РФ установлено, что срок административного задержания включается в срок административного ареста, поэтому неоформление протокола об административном задержании сотрудниками полиции на практике делает невозможным включение периода задержания в срок назначенного судом наказания, если лицо впоследствии все же будет признано виновным.

С похожей ситуацией пришлось разобраться Европейскому Суду по правам человека  в деле «Денисенко (Denisenko) против России» (Постановление от 14 февраля 2017 г. по жалобе № 18322/05).

15 июля 2004 г. около двух часов дня Максим Денисенко был арестован по подозрению в совершении грабежа и доставлен в милицейский участок. Дальше сценарий развивался по довольно обыденной и уже привычной схеме: по каким-то причинам правоохранители также заподозрили Денисенко в административном правонарушении в виде мелкого хулиганства, что, по их мнению, позволило задержать его для рассмотрения этого правонарушения. По официальной версии, вечером того же дня заявитель был освобожден под обязательство о явке, а 20 июля вернулся в отдел милиции.

Сам же Денисенко сообщил диаметрально противоположную версию – он утверждал, что был задержан и не покидал участок до вечера 20 июля.

В результате Максим Денисенко обратился с жалобой в ЕСПЧ. Он отметил, что Правительство не представило никаких документов, касающихся предполагаемого административного разбирательства в отношении него. Заявитель также утверждал, что Правительство не объяснило, какие исключительные обстоятельства оправдывали применение к нему административного задержания.

ЕСПЧ критически отнесся к позиции Правительства, признав его аргументы  неубедительными.

Европейский Суд обратился к собственной сложившейся практике, в соответствии с которой отсутствие процессуального документа (протокола) о задержании свидетельствует о полном отрицании властями принципиально важных гарантий, содержащихся в ст. 5 Европейской конвенции, и о самом серьезном нарушении этого положения.

Суд повторил, что незарегистрированное задержание, отсутствие сведений о дате, времени и месте задержания, ФИО задержанного, а также причинах этого задержания должно рассматриваться как несовместимое с требованием законности и целью ст. 5 Европейской конвенции, и назвал это дело «еще одним примером подобной практики».

Отклоняя аргументы Правительства о том, что заявитель был лишен свободы всего в течение семи часов, ЕСПЧ указал, что протокол об административном задержании должен был быть составлен не позднее чем через три часа, как того требует в том числе КоАП РФ, однако в материалах дела такой протокол отсутствовал вовсе. 

Европейский Суд подчеркнул, что если бы правоохранительные органы оформили все необходимые процессуальные документы, то у Суда не возникло бы сомнений относительно того, был Денисенко действительно освобожден или помещен под стражу 15 июля 2004 г.

Учитывая изложенное, ЕСПЧ справедливо установил в деле нарушение ст. 5 Европейской конвенции, согласившись с версией событий, изложенных заявителем. Чуть более пяти суток неоформленного административного задержания стоили России 7500 евро, которые власти должны выплатить заявителю в качестве компенсации морального вреда.

Проект Комитета гражданских инициатив «Открытая полиция» размещает на сайте «Адвокатской газеты» серию публикаций, посвященных судебным актам, связанным с деятельностью правоохранительных органов. Речь будет идти о правовых прецедентах, содержащихся в постановлениях Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда РФ, которые внесли важные пояснения в толкование российского законодательства в этой сфере и призваны защитить права граждан при взаимодействии с полицией.

Источник: Адвокатская газета, 8.08.2018


Андрей Юров

Дмитрий Быков

Илья Варламов

МХГ в социальных сетях

  •  
Отпустите их к мамам. Аня Павликова и Маша Дубовик не должны сидеть в СИЗО
Помогите спасти Олега Сенцова и других политзаключенных! Help to save Oleg Sentsov!
Освободим правозащитника Оюба Титиева #SaveOyub #SaveMemorial
О создании Комитета действий, посвященных памяти Бориса Немцова
Требуем немедленной отставки директора ФСБ России А.В. Бортникова
Конгресс интеллигенции требует прекратить травлю инакомыслящих на телевидении и закрыть пропагандистские телепередачи
Остановите выдворение журналиста Али Феруза, спасите его от тюрьмы и пыток

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2018, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.