Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

ЕСПЧ присудил американке Гаспар свыше 14 тысяч евро за выдворение из России

Фото: facebook.com/jennifer.gaspar

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал, что Россия должна выплатить €25 тыс. за выдворение гражданки США Дженнифер Гаспар и гражданина Казахстана Александра Зезева из-за «угрозы национальной безопасности» на основании нераскрытых данных ФСБ. Гаспар была женой петербургского адвоката и учредителя Фонда свободы информации Ивана Павлова, Зезев — брат ранее осужденного в США хакера Олега Зезева. Российские власти нарушили семейную жизнь заявителей, не предоставив им возможности опровергнуть выдвинутые против них обвинения, решил ЕСПЧ. Об этом сообщает «Коммерсантъ».

ЕСПЧ признал нарушение властями РФ ст. 8 Конвенции по правам человека (право на уважение частной и семейной жизни) в деле Дженнифер Гаспар и Александра Зезева, долгое время проживавших в РФ, состоявших в браке c российскими гражданами и имеющих родившихся в РФ детей. Оба заявителя были признаны представляющими «угрозу национальной безопасности», лишены вида на жительство и выдворены из РФ, после того как они обратились за получением российского гражданства. Добиться пересмотра этого решения в национальных судах им не удалось. Какие именно действия совершили заявители и на чем были основаны выводы ФСБ, в ходе судебных процессов в России осталось невыясненным. ЕСПЧ присудил каждому заявителю компенсацию морального вреда по €12,5 тыс.

Дженнифер Гаспар в августе 2014 года была вынуждена выехать вместе с пятилетней дочерью в Европу, в Санкт-Петербурге она курировала ряд программ поддержки гражданского общества CEELI Institute, в частности помогала Фонду Государственного Эрмитажа и консультировала НКО, работавшие с ВИЧ-инфицированными детьми. На момент выдворения Гаспар ее муж адвокат Иван Павлов оспаривал в суде требование прокуратуры зарегистрировать основанный им Фонд свободы информации (специализировался на защите права на доступ к информации о деятельности госорганов) в качестве НКО - иностранного агента. «Санкционная война между Россией и Западом добралась и до моей семьи», — заявил тогда Павлов. Ряд дел, которые вели он и его ликвидированный на данный момент фонд, касались незаконного, по их мнению, засекречивания под видом гостайны социально важной информации и защиты россиян, обвиняемых в госизмене. Сейчас Павлов возглавляет «Команду 29» — группу юристов, специализирующуюся на делах о свободе информации.

IТ-специалист Александр Зезев приехал в 2005 году из Казахстана в Краснодарский край к родителям и брату, женился на гражданке РФ, у них родилось двое детей. Его брат программист Олег Зезев до этого отсидел четыре года в тюрьмах США и Великобритании по делу о вымогательстве $200 тыс. у создателя агентства финансовой информации Bloomberg Майкла Блумберга (впоследствии мэра Нью-Йорка) за информацию о том, как он взломал его личную почту и внутреннюю сеть корпорации.

Как сообщил ЕСПЧ Александр Зезев, в России его брату была предложена работа в ФСБ, при этом на заявителя и его родителей оказывали давление службы безопасности Казахстана, чтобы убедить его брата вернуться в Казахстан и сотрудничать с ними. В 2009 году власти РФ отклонили заявку Александра Зезева на получение российского гражданства из-за сообщения ФСБ о нежелательности его пребывания в РФ и запрете на въезд на пять лет. Он требование не выполнил, но в 2013 году его задержали в Краснодаре и депортировали. Позже он вернулся в Краснодар, где в отношении него было возбуждено уголовное дело о компьютерном мошенничестве, в 2017 году Ленинский райсуд приговорил его к одному году лишения свободы, в том числе с учетом отсутствия временной регистрации. В апелляции такая мотивировка была исключена, но приговор оставлен в силе.

В жалобе Зезева в ЕСПЧ говорилось, что он является этническим русским, не говорит по-казахски и является единственным кормильцем находящейся в РФ семьи. Распоряжение о его выдворении и пятилетнем запрете на въезд выдано «на основании нераскрытой информации, предоставленной исполнительной властью, является произвольным и необоснованным и нарушает его право на уважение его семейной жизни», утверждал заявитель.

ЕСПЧ коммуницировал оба дела в 2016 году, направив властям РФ вопросы о «фактических основаниях» аннулирования вида на жительство заявителей. ЕСПЧ интересовало, как оценивали эти факты и выводы суды в РФ, соблюдали ли суды баланс между защитой национальной безопасности и уважением семейной жизни. При этом ЕСПЧ истребовал у РФ соответствующие документы ФСБ, с учетом того что регламент суда позволяет ему ограничить доступ к этим конфиденциальным материалам при их рассмотрении.

Документы ФСБ суду представлены не были.

В ответе по делу Гаспар Минюст заявил, что решение вопроса, представляла она угрозу национальной безопасности или нет, является прерогативой ФСБ, решения властей были приняты на основании «конкретных фактов», позволивших «сделать вывод о том, что заявительница выступала за насильственное изменение основ конституционного строя».

Ограничение ее права на уважение личной и семейной жизни, в результате которого она лишилась возможности проживать в России вместе с супругом и их общим ребенком, было оправдано «крайней социальной необходимостью». Как подчеркивали представлявшие ее адвокаты Ольга Цейтлина и Сергей Голубок, суды в РФ признали в своих решениях, что лишены возможности проверить законность решений ФСБ, и вместо проверки, насколько угроза национальной безопасности реально существует, «слепо поверили» ничем не подкрепленному мнению представителя ФСБ.

В решении ЕСПЧ говорится, что правительство не дало даже «общего наброска» возможных оснований для утверждений служб безопасности и согласившихся с ними судов. «Обвинения нераскрытого характера» сделали невозможным для заявителей опротестование утверждений ФСБ «путем предоставления оправдательных доказательств, таких как алиби, или альтернативного объяснения своих действий», указал на отсутствие процессуальных гарантий ЕСПЧ.

ЕСПЧ признал, что суды обязаны проверять достоверность информации ФСБ и анализировать сделанные на ее основании выводы в состязательном процессе и с учетом баланса интересов заявителей и национальной безопасности. ФСБ не должна быть "неприкасаемым монстром", а ее решения — произвольными и тенденциозными», — сказала адвокат Ольга Цейтлина.

«У меня нет информации, кто и почему дал указание запретить мне жить в России. Это случилось вскоре после присоединения Крыма — наверное, из-за того, что я американка, работаю с НКО и из-за работы моего бывшего мужа. Я не думаю, что это был заговор на высоком уровне, я думаю, что это была банальность, но признать ошибку они уже не могли: в таких ситуациях "танки не поворачивают обратно", — сказала Дженнифер Гаспар. — В итоге нам сломали семью и нанесли огромный удар нашей дочери». Гаспар продолжает работать в одном из европейских офисов CEELI Institute. В мае этого года Московская Хельсинкская Группа наградила Дженнифер Гаспар почетным дипломом «За исторический вклад в защиту прав человека и в правозащитное движение».

МХГ в социальных сетях

  •  
Прекратить дело "Нового величия"!
Остановим пытки в российских тюрьмах! #БезПыток
Отпустите их к мамам. Аня Павликова и Маша Дубовик не должны сидеть в СИЗО
Помогите спасти Олега Сенцова и других политзаключенных! Help to save Oleg Sentsov!
Освободим правозащитника Оюба Титиева #SaveOyub #SaveMemorial
О создании Комитета действий, посвященных памяти Бориса Немцова
Требуем немедленной отставки директора ФСБ России А.В. Бортникова

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2018, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.