Поддержать деятельность МХГ                                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Human Rights Watch: Десятки журналистов в России задержаны за мирные протесты

В России десятки журналистов подвергаются задержанию или штрафу за мирные пикеты солидарности с коллегами по цеху, которые становятся мишенью уголовного преследования в связи с их профессиональной деятельностью, заявила международная правозащитная организация Human Rights Watch. Российские власти должны немедленно прекратить все дела в отношении протестующих и других журналистов и прекратить посягательства на свободу выражения мнений.

В большинстве случаев пикетчиков задерживают за нарушение порядка организации и проведения публичных мероприятий. В нескольких случаях полиция также ссылается на режим профилактики распространения Covid-19, безосновательно обвиняя протестующих в несоблюдении «режима повышенной готовности», хотя задержанных пикетчиков, как правило, плотно «упаковывают» в полицейские автобусы, где нет достаточной вентиляции и невозможно обеспечить соблюдение социальной дистанции.

«Независимая журналистика в России уже много лет находятся под давлением и подвергаются нападениям, но недавние уголовные дела выводят эту проблему на новый уровень, - говорит Дамеля Айтхожина, исследователь Human Rights Watch по России. – Граждане имеют полное право на мирный протест против репрессий, а власти обязаны обеспечивать им безопасные условия. Вместо этого мирных пикетчиков забирают в полицию на основании драконовского законодательства о публичных мероприятиях или ссылаясь на эпидемическую ситуацию, хотя нахождение в автозаке или при отбытии административного ареста как раз могут создавать дополнительные риски заражения».

3 июля 2020 г. у здания ФСБ на Лубянке были задержаны 17 человек, вышедших на пикеты солидарности с журналисткой Светланой Прокопьевой, которую обвинили в оправдании терроризма. Большинство задержанных были журналистами. На следующий день двух журналистов задержали в Пскове, где проходил суд над Прокопьевой.

7 июля на Лубянке задержали еще 28 журналистов и активистов, протестовавших против обвинения в госизмене Ивана Сафронова – советника главы Роскосмоса, и бывшего корреспондента «Коммерсанта». Во всех трех эпизодах протестующие вставали по очереди или не приближались друг к другу, чтобы не нарушать требования законодательства к участникам одиночных пикетов.

Human Rights Watch поговорила с несколькими задержанными пикетчиками и их адвокатами.

Сопредседатель профсоюза журналистов и работников СМИ Игорь Ясин рассказал, что в профессиональном сообществе были шокированы, когда узнали 3 июля о том, что обвинение запросило для Прокопьевой шесть лет лишения свободы и запрет заниматься журналистикой на четыре года. Ольга Чуракова, которая много лет работала на несколько ведущих российских изданий, написала, что 7 июля вышла на пикет солидарности с Сафроновым потому, что журналистика стала работой, «делать которую в России сейчас практически невыносимо. Сажать людей моей профессии стали натурально через день».

Для некоторых пикетчиков, как в случае Марии Стариковой, нынешние протесты стали первым опытом гражданского активизма. По словам Стариковой, выйти на пикет ее заставило не только стремление выразить поддержку Сафронову, с которым она работала в «Коммерсанте», но и чувство солидарности с коллегами по цеху, которых уже задержали за аналогичные пикеты.

Во всех трех случаях протесты носили исключительно мирный характер, и это резко контрастировало с массированным присутствием полиции. Пикетчики держали плакаты «Журналистика не преступление», «Нет срокам за слова», «Свободу Светлане Прокопьевой», «Свободу Ивану Сафронову» В Москве их задерживали практически сразу после того, как они разворачивали плакаты, а иногда даже до того как они успевали это сделать. По меньшей мере двоих задержали, когда они давали интервью о том, почему вышли поддержать пикет. В Пскове полиция предупредила протестующих, но потом все равно их задержала.

Мария Черных в автозаке с плакатом "Журналистика - не преступление. И пикет тоже", 7 июля 2020 года, Москва. © 2020 Private

По российскому законодательству одиночный пикет не требует предварительного согласования с властями. Пикетчики говорят, что в Москве они тщательно следили за тем, чтобы в любой момент времени с плакатом стоял только один человек, в Пскове двое пикетчиков стояли на расстоянии 50 метров друг от друга, чтобы соблюсти требования к одиночному пикетированию.

Тем не менее в полицийских протоколах указывается, что одиночные пикеты были объединены единой целью, а их участники выдвигали общие требования и призывы, поэтому это полиция их квалифицирует как единое «скрытое» массовое мероприятие.

В большинстве случаев задержанных собирали в автозаки. 3 июля всех 17 задержанных посадили в один автозак и в течение нескольких часов, пока они находились там в условиях скученности, в автобусе не обеспечивались достаточная вентиляция и возможность соблюдения социальной дистанции, что создавало риски заражения коронавирусом. При этом рядом стояли два пустых автобуса, а примерно на расстоянии одного квартала наш наблюдатель заметила еще два пустых автозака.

После доставления в полицию ситуация в каждом случае была разной. 3 июля в одном из двух ОВД, куда отвезли пикетчиков, адвокаты в течение первого часа не могли пройти к задержанным: по указанию начальника их не пропускали на территорию. Ситуация разрешилась только после вмешательства прибывших туда членов Общественной наблюдательной комиссии. Время ожидания в автозаке было разным в каждом конкретном случае. К моменту окончания оформления протоколов у всех задержанных истек трехчасовой срок задержания, предусмотренный по этому административному составу.

7 июля некоторым задержанным на территории одного из ОВД пришлось больше трех часов оставаться в раскаленном, душном и набитым полицейским оборудованием и вещами автозаке также без достаточной вентиляции. Социальное дистанцирование в таких условиях было не возможно. Одна из задержанных рассказала, что ее забрали около 10 часов вечера и отпустили только в третьем часу ночи. В другом московском ОВД и в Пскове по крайней мере часть задержанных оформили достаточно быстро, обеспечивали возможность соблюдения социальной дистанции и отпустили в пределах установленного срока.

Всех задержанных отпускали из полиции под обязательство явки в назначенный день для составления протоколов административного правонарушения. В Москве в большинстве случаев были оформлены протоколы задержания и доставления в связи с нарушением порядка организации и проведения публичных мероприятий (ч.5 ст.20.2 КоАП РФ), по которым, предусмотрена административная ответственность в виде штрафа до 20 тыс. рублей или до сорока часов обязательных работ.

По меньшей мере двум московским пикетчикам, в том числе журналисту и политическому активисту Илье Азару, грозит максимальный штраф в 300 тыс. рублей, или до 200 часов обязательных работ, или 30 суток ареста за повторное нарушение (ч.8 ст.20.2 КоАП РФ), поскольку у них это уже второе задержание за аналогичное правонарушение в течение года.

По меньшей мере одного пикетчика в Москве и обоих пикетчиков в Пскове задержали за «невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности», (ст.20.6.1 КоАП РФ) им грозит предупреждение или штраф до 30 тыс. рублей. Этот административный состав был введен с апреля 2020 г. для обеспечения соблюдения карантинных мер. В Пскове полицейские заявили одному из пикетчиков, что он также может быть привлечен как организатор из-за поста в соцсетях.

Свобода собраний и свобода выражения мнений относятся к основополагающим правам, которые гарантируются Конституцией РФ, Европейской конвенцией о правах человека и Международным пактом о гражданских и политических правах. Россия является участницей обоих договоров. Любые ограничения свободы собраний и свободы слова могут быть правомерными только в том случае, если они предусмотрены законом, не являются дискриминационными и являются необходимыми и соразмерными для достижения законной цели.

Ольга Чуракова стоит перед зданием ФСБ в Москве с плакатом "Журналистика - не преступление", 7 июля 2020 года. © 2020 Private

Комиссар Совета Европы по правам человека недавно призвала российские власти пересмотреть законодательство и практику в области регулирования свободы собраний и свободы выражения мнений, в том числе в контексте пандемии, чтобы привести их в соответствие с европейскими стандартами прав человека. Она подчеркнула, что карантинные меры в связи с Covid-19 не должны использоваться для неоправданного ограничения прав и свобод.

Спецдокладчик ООН по вопросу о праве на свободу мирных собраний и ассоциации в апреле нынешнего года заявил, что «меры по борьбе с угрозой Covid-19 не должны ограничивать свободу собраний...». Признавая, что «ограничения на основе опасений за здоровье населения оправданы там, где они действительно необходимы и пропорциональны в свете сложившихся обстоятельств», он отметил недопустимость того, «чтобы кризис использовался в качестве предлога для подавления прав в целом и права на свободу мирных собраний и ассоциаций в частности».

В настоящее время Комитет ООН по правам человека завершает работу над Общим замечанием № 37 о праве на свободу мирных собраний, в котором устанавливается, что любые ограничения этого права должны носить узкий характер и что «фактически, есть ограничений на те ограничения, которые могут налагаться [на реализацию этого права]». Ранее Всемирная организация здравоохранения и Подкомитет ООН по предупреждению пыток указывали, что в период пандемии правительства должны максимально сокращать число задержанных и заключенных.

Российские власти не должны использовать Covid-19 как предлог для избыточного ограничения свободы собраний и должны прекратить относиться к мирной критике как к правонарушению, заявила Human Rights Watch.

Каринна Москаленко

МХГ в социальных сетях

  •  
Прекратить штрафовать и арестовывать за одиночные пикеты!
Рассекретить дело Ивана Сафронова! Обвинение должно быть публичным
Против обнуления сроков Путина
Свободу Илье Азару и всем задержанным за одиночные пикеты
Остановите принятие законопроекта расширения прав Полиции
ФСИН, предоставьте информацию об эпидемической ситуации в пенитенциарных учреждениях!
Освободите Юрия Дмитриева из-под стражи!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.