Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

В офисе МХГ состоялась пресс-конференция правозащитников, посвященная "ингушскому делу"

 

Лидеры ингушского протестного движения, которые обвиняются в создании экстремистского сообщества, не совершали преступлений и фактически привлекаются к ответственности за свой авторитет, заявили на сегодняшней пресс-конференции в Москве правозащитники Сергей Давидис и Лев Пономарев. Адвокаты Каринна Москаленко и Калой Ахильгов намерены добиваться их оправдания, сообщает "Кавказский узел".

Массовые репрессии против участников протестных акций начались после столкновения манифестантов и силовиков в Магасе 27 марта 2019 года. Люди протестовали против соглашения о демаркации границ с Чечней, изменения в законе "О референдуме" и требовали отставки Евкурова и прямых выборов главы Ингушетии. К уголовной ответственности привлечено 48 человек. Более 30 человек уже получили реальные сроки по статье о применении насилия в отношении представителей власти на митинге 27 марта 2019 года. Восемь лидеров ингушской оппозиции обвиняются в организации насилия против силовиков, создании экстремистского сообщества и участии в нем. Задержания, обыски и аресты по "ингушскому делу" продолжаются по сегодняшний день. Деятельность целого ряда ингушских общественных организаций была прекращена по решению Верховного суда Ингушетии.

Пресс-конференция, посвященная судебному процессу над лидерами ингушского протеста, состоялась 28 декабря в Москве в офисе Московской Хельсинкской группы.

Руководитель программы "Поддержка политзаключенных" Правозащитного центра "Мемориал" Сергей Давидис, руководитель НОО "За права человека", освещающий ингушское дело с его начала, Лев Пономарев, журналист проекта "Sotavision" и сотрудница "За права человека" Анастасия Кашкина и адвокат Ахмеда Барахоева Каринна Москаленко участвовали в мероприятии очно. Ведущий адвокат Калой Ахильгов, защищающий ряд обвиняемых, и писательница Алиса Ганиева принимали участие через видеоконференцсвязь.

Арест и суд над ингушскими оппозиционерами - самое крупное политически мотивированное преследование в России, заявил на пресс-конференции Сергей Давидис.

"Это самое большое политически мотивированное дело, связанное с конкретным событием вообще за всю историю. Ни болотное, ни московское дело не достигают такого масштаба. Это самое большое посягательство на свободу собраний, объединений и в принципе даже на суверенитет народа, если можно так выразиться. При этом всего уголовному преследования подверглось не менее 48 человек, против троих уголовное преследование было прекращено, это как раз-таки подтверждает масштаб", - пояснил Давидис.

Вместе с тем, по его словам, большая активистов часть обвиняется по частям 1 и 2 статьи 318 (насилии в отношение сотрудников полиции) УК РФ. "А поскольку с материалами всех этих дел правозащитники не знакомились, мы их не изучали, то мы этих людей не включали в списки политзаключенных. В этом смысле мы не признали 39 человек политзаключенными, потому что мы не изучали конкретные обстоятельства дела и не знаем конкретно по каждому эпизоды - кто применил, а кто не применил насилие по отношению к полицейскому. Но вне сомнения - инициатива применения неправомерного насилия была осуществлена властью, сотрудниками полиции, Росгвардии. Именно в этом причина последующих событий", - считает Сергей Давидис.

Он указал, что в списки политзаключенных попали те, с обвинениями которых правозащитники смогли ознакомиться. "Это восемь человек, которые обвиняются в организации насилия в отношении сотрудников полиции, а также в создании экстремистского сообщества и участии в нем, и один человек, обвиняемый в подстрекательстве к насилию в отношении сотрудников полиции - всего девять человек. Но это совсем не значит, что мы считаем, что преследование всех остальных, кто обвиняется непосредственно в насилии в отношении сотрудников полиции, является законным и обоснованным. Конечно нет, потому что сам контекст ситуации говорит об ином. Мы имеем ситуацию, когда представители ингушского общества выражали позицию по значимому для ингушского общества вопросу", - полагает Сергей Давидис.

Он отметил, что правозащитники не берутся оценивать то, в чем правда в вопросе о границе. "Но вне сомнения общество вправе высказывать свое мнение. Более того, согласно российской Конституции, власть принадлежит народу, граждане вправе участвовать в управлении государством, и в силу 31 статьи Конституции они вправе реализовывать это через мирные собрания, которые гарантированы конституцией. Граждане реализовывали эти свои права, они были вправе требовать, чтобы к их мнению прислушались, чтобы оно было учтено, чтобы решения власти согласовывались с обществом, они имели право требовать это с помощью мирных собраний. Собрание носило мирный характер, и сам факт того, что продлилось за пределы согласованного времени, проходило ночью, не мешает деятельности предприятий, жизни граждан, ничему вообще не мешало, не является основанием для применения к нему насилия. Вообще для прекращения публичного мероприятия, а уж тем более применения к нему насилия", - подчеркнул Сергей Давидис.

Представитель ПЦ "Мемориал" сообщил также, что фактически ответственными за все произошедшее назначены восемь человек, суд над которыми идет в настоящее время на Ставрополье.  

По словам Давидиса, правозащитники считают этих людей политзаключенными по нескольким причинам. "Во-первых, сама эта ситуация связана с неправомерными действиями власти по разгону мирного собрания. И очевидно, что действия участников носили реактивный характер. Говорить о какой-то организации предварительно тут совершенно невозможно", - считает он.

Также, указал правозащитник, в деле присутствуют многочисленные видеосвидетельства, показания свидетелей о том, что все обвиняемые, наоборот, предпринимали максимальные усилия для того, чтобы предотвратить насилие. "[Они] призывали людей уйти, не применять насилие к полицейским, говорили, что насилие не нужно и навредит всем, что с другой стороны такие же люди, к которым насилие применяться не должно. Таким образом, те конкретные эпизоды насилия, которые в первую очередь были вызваны самими полицейскими, никак не могут быть названы следствием каких-то организационных усилий со стороны тех людей, которые сейчас в этом обвиняются в суде. Это просто противоречит фактическим обстоятельствам дела, фактически эти люди привлекаются к ответственности за свой авторитет, за то, что обладая авторитетом и находясь на площади проведения митинга, они не сумели предотвратить того развития событий, которое имело место, но это совершенно необоснованное требование, и за это никого судить нельзя", - подчеркнул Давидис.

Никакого преступления со стороны ингушских активистов не было, считает и руководитель НОО "За права человека", член Московской Хельсинкской группы Лев Пономарев. "В Ингушетии уничтожается гражданское общество. Исторически возникшее самоуправление - это совет тейпов, мнение которого власть должна была учитывать, - попал под запрет. Сейчас унижают совет тейпов", - заявил он.

По мнению Пономарева, в Ингушетии, как и в других регионах России, источником насилия на митингах часто становится полиция. "Действия полиции могут провоцировать и сталкивать молодежь в радикализм", - считает он.

Относительная "мягкость" судьи, а также отказ свидетелей обвинения давать показания против подсудимых говорит о том, что обвинение беспочвенно, считает член Московской Хельсинкской группы, основатель Центра содействия международной защите адвокат Каринна Москаленко

"Мягкий судья - это хорошо, он дает нам работать, я это ценю. Но я ни в коем случае не позволю себя, так сказать, обнадежить. Я знаю, что это дело очень и очень политизированное, а наша задача вывести его на правовые, юридические рельсы. Я думаю, что мы это сделаем", - заявила адвокат, отвечая на вопрос корреспондента "Кавказского узла".

В свою очередь, говоря о приписываемых обвиняемым конкретных действиях и заявлениях, которые можно опровергнуть, адвокат Калой Ахильгов заявил, что это касается обвинений, связанных с экстремистской деятельностью. "Эти обвинения никак не совмещаются с законом, они никак не совмещаются с решениями Пленума Верховного суда относительно того, что может являться экстремистской деятельностью", - рассказал Ахильгов.

Более того, если говорить о фактологической составляющей, то, по словам адвоката, здесь есть большой пробел в следствии. "Следствие считает, что все участники создали это сообщество еще в мае 2018 года, и 2 июня 2018 года провели митинг у здания парламента. На самом деле в этом митинге не участвовал никто, кроме одного - Мальсага Ужахова. Все остальные даже не были рядом с этим мероприятием и не были организаторами этого мероприятия. Более того, некоторые из них даже были за пределами республики в этот период и не были друг с другом даже знакомы, потому что все эти знакомства и создание организационно-правовой структуры для проведения митингов (против соглашения с Чечней) - это все уже было осенью. А следствие считает, что в июне еще было создано с целью проведения таких мероприятий. Здесь уже рушатся все эти обвинения, связанные с экстремистским сообществом. И это только маленькая доля того, что есть в деле", - подчеркнул Ахильгов.

Он также сообщил, что очередное заседание суда назначено на середину января и что от подсудимых нет жалоб на условия содержания и давление.

По мнению Москаленко, раз дело политически мотивировано, то власти хотят предопределить и результат, и считают, что этот результат уже предопределен. "Наша задача - довести все так, чтобы суд не мог и не смог осудить их. А если осудит, чтоб это было настолько очевидным нарушением, что, может быть, не на национальном уровне мы добьемся результата, а на уровне европейском привлечь к этому внимание, и тогда уже всем миром освобождать их, настаивая на том, что справедливого судебного разбирательства не было", - рассказала адвокат.

По ее словам, если судья продолжит "столь же мягкое, корректное ведение процесса", у защиты будут практические возможности для доказательства невиновности обвиняемых. "Если же будет изменена тактика ведения процесса, если защита не будет получать возможности осуществлять свою роль, то в этом случае будет другое нарушение - отказ в праве на справедливое судебное разбирательство. Но при всех обстоятельствах мы будем говорить о криминализации некриминальных действий, непреступного поведения", - пояснила Москаленко.

Защитница Барахоева указала, что для ЕСПЧ важнее будут не обстоятельства смены подсудности над ингушскими активистами, которое было осуществлено на основе непроцессуальной справки ФСБ, а несостоятельность обвинения по сути.

"Часто мы цепляемся за такие формальные нарушения суда, и нам удается даже на этом сделать защиту, и редко касаемся существа обвинения, существа дела. Для Европейского суда гораздо важнее будет то, что мы уже сейчас видим в процессе: это не доехавший до судебного заседания свидетель обвинения, или другие препятствия в отправлении правосудия. Решающим фактором все-таки будет то, что все наши подзащитные привлекаются за те деяния, которые они не совершали, то есть попытка наказания без преступления", - резюмировала Москаленко.

Между тем, по мнению Льва Пономарева, даже если действительно в настоящий момент все обстоятельства говорят о том, что итог дела предрешен определенным образом, но именно работа адвокатов и политические обстоятельства в стране и поведение ингушского народа могут привести к тому, что это политическое решение изменится. "И такие примеры мы видели неоднократно в России, бывало так, что власть упиралась и доводила до конца совершенно жестокие приговоры, но иногда она сдавалась, понимая, что ей просто невыгодно проводить эту жесткую линию", - заключил Пономарев.

Напомним, 26 марта 2019 года жители Ингушетии без разрешения властей продлили акцию протеста в Магасе против соглашения о чечено-ингушской границе. Утром 27 марта произошли стычки протестующих с силовиками. С начала апреля того же года в республике прошли массовые аресты оппозиционеров. К 28 декабря был осужден 31 участник митинга. Лидеров протестов обвиняют в создании экстремистского сообщества. Это член Ингушского комитета национального единства (ИКНЕ) и Совета тейпов ингушского народа Ахмед Барахоев, председатель ИКНЕ и сопредседатель Всемирного конгресса ингушского народа Муса Мальсагов, член ИКНЕ и общественной организации "Выбор Ингушетии" Исмаил Нальгиев, член ИКНЕ и бывший замдиректора Мемориального комплекса жертвам репрессий в Ингушетии Зарифа Саутиева, председатель Совета тейпов ингушского народа и член президиума Всемирного конгресса ингушского народа Малсаг Ужахов, член ИКНЕ и глава Совета молодежных организаций Ингушетии Багаудин Хаутиев, член ИКНЕ, председатель движения "Опора России" и член президиума Всемирного конгресса ингушского народа Барах Чемурзиев. Правозащитный центр "Мемориал" признал всех семерых обвиняемых политзаключенными.

Верховный суд Ингушетии постановил ликвидировать Совет тейпов ингушского народа за вмешательство в деятельность властей и обнародование гостайны. В августе апелляционный суд в Сочи признал законной ликвидацию совета. По словам Мурада Даскиева, который был исполняющим обязанности главы ликвидированной организации, тейпы, входившие в ее состав, вошли в Совет тейпов Республики Ингушетия.

МХГ в социальных сетях

  •  
Немедленно освободить Алексея Навального
Против поправок о просветительской деятельности
SOS! Ликвидируют единственный офис Комитета за гражданские права
Против поправок в закон о митингах
Примите закон, по которому "дети ГУЛАГа" смогут наконец вернуться из ссылки
Отменить запрет на одиночные пикеты в Санкт-Петербурге
Российские силовики в Беларуси закончат историю дружбы наших народов. Нельзя вводить!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.