Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

План "Крепость" могут сломать только сами задержанные



Ирина Яценко, правозащитница:

Да простит меня ОВД-Инфо, но их петицию с призывом разрушить план «Крепость» я не стала подписывать. Не потому, что петиции не работают - вполне себе работают, особенно, если нужно выразить массовую поддержку и солидарность. Но петиция с требованием допускать защитников к задержанным на митингах, на мой взгляд, - самая странная и абсолютно бессмысленная петиция, которую мне когда-либо доводилось видеть. Причина - одна, и самая очевидная: если полицарам пришел приказ не допустить к подзащитным адвокатов, то они будут выполнять приказ, а не соблюдать права задержанных или думать о какой-то петиции. Потом адвокаты могут даже обжаловать свой недопуск в суде (даже, наверно, обязаны обжаловать), но итог пребывания граждан в ОМВД это никак не изменит.

Есть лишь одна штука, которая может сломать «Крепость». Требование самих задержанных допустить к ним защитника.

Меня часто задерживали. Почти всегда в отделении полиции, куда меня доставляли, объявляли план «Крепость». И никогда полицарам не удавалось сделать так, чтобы их «Крепость» устояла. Знаете, почему? Потому что я понимаю, что никто, кроме меня - ни один адвокат или самый лучший, самый упоротый ПРАВОзащитник - эту «крепость» не сломает. Никакие звонки, жалобы, мундепы и члены ОНК в дежурной части. План «Крепость» могут сломать только сами задержанные. Только так - и никак иначе.

Сегодня была в одном из московских судов, краем уха услышала беседу двух других защитников. Один рассказывал другому, как он приехал к задержанным на митинге в отделение полиции, конечно же, объявили «Крепость». Несчастный защитник проторчал несколько часов возле КПП, несмотря на все его усилия - звонки и попытки пройти в дежурную часть написать заявление - его не пускали. Спустя какое-то время задержанные начали покидать полицарскую «крепость», и лишь одна девушка в отделении полиции упорно продолжала твердить о том, что ей нужен защитник для оказания юридической помощи. Она наотрез отказывалась давать объяснения и подписывать документы, пока к ней не допустят адвоката. И, как вы думаете, что произошло дальше? Правильно! К ней пустили адвоката. А казалось бы, могла бы просто петицию подписать…

И я такой теплотой прониклась к этой неизвестной мне девушке. Потому что меня не только задерживали часто - я также часто приезжал к задержанным и сама находилась по другую сторону двери, когда меня несколько часов не допускали в дежурную часть, несмотря на все мои требования.

Представьте себе картину. Я на связи с задержанными. Они умнички - создали чат, всех в него добавили, меня тоже в чат добавили, и я внушаю им лишь одну мысль: ни в коем случае не давайте никаких объяснений, не подписывайте никаких документов без меня. Везде, где вам предлагают что-либо написать, пишите лишь одну фразу: прошу допустить защитника, ФИО, номер телефона. Я торчу возле КПП, в холод, жару, несколько часов - три, пять, больше часов, если потребуется. Задержанные, хоть и задержаны, и приятного в этом мало, но они находятся в помещении. Они могут потребовать отвести их в туалет. Им передают воду и еду. Я не могу позволить себе такой роскоши, как отлучиться в туалет или за кофе, потому что я долблюсь в «Крепость». И вот спустя энное количество часов мои подзащитные начинают по одному покидать «крепость». Им надоело долго ждать, поэтому они решили подписать протоколы, «чтобы уйти побыстрее». Ну, ок.

Я знаю свои права. Я знаю, что и как нужно писать в протоколах. Но я никогда не подписывала ни одной бумажки в отделении полиции без защитника. Потому что, во-первых, у меня есть право на защитника, гарантированное 48-й статьей Конституции, и будь я неладна, если я добровольно откажусь от этого права! А, во-вторых, я уважаю тех людей, которые приезжают ко мне в отделение полиции для оказания юридической помощи. И я совершенно точно знаю, что только моё непреклонное и единственное требование допуска защитника станет тем тараном, который пробьет «Крепость». А не петиции или жалобы.

Безусловно, любое ваше действие по защите своих прав будет встречать соответствующее противодействие. Вас будут запугивать, угрожать, могут говорить, что вы будете задержаны на 48 часов, что на вас составят 19.3. Но, во-первых, с чего вы решили, что это не враньё? Никогда не верьте полицейским. Они всего лишь исполнители и никаких решений самостоятельно не принимают. Если им приказали на всех составлять 19.3, то они в любом случае составят на вас протокол по 19.3, а не часть 5-ую статьи 20.2, даже если вы будете идеальными задержанными и сделаете всё, чтобы полицейским с вами было комфортно и быстро - они ведь тоже домой торопятся. И наоборот - если был приказ делать всем пятую часть и отпускать, то вас отпустят, какое бы вы не дали им сражение по защите своего права на адвоката.

Во-вторых, зачем вообще выходить на митинг, если вы не готовы защищать свои права любым законным способом? А право на защитника - фундаментальное и неотъемлемое, как право на жизнь.

И, в-третьих. Всё, что я сейчас написала, касается всего лишь дел об административных правонарушениях. Да, безусловно, чем сильнее вы будете сопротивляться, тем сильнее на вас будут давить. Но в этом случае максимум, что вам грозит - это арест на срок до 30 суток. Неприятно, но не смертельно. Но ведь никто из нас не застрахован от уголовного преследования. Ни для кого не секрет, что в отделениях полиции задержанным невиновным людям подкидывают наркотики, их могут пытать и даже убить. И вот тут-то от вашего упорства в требовании предоставить вам адвоката зависит не только ваша свобода, но и, возможно, здоровье и даже жизнь.

Очень показательна история с арестом журналиста Ивана Голунова. Всем рекомендую почитать его интервью после освобождения, где он подробно рассказывал, что с ним происходило во время задержания и несколько часов в отделении полиции. Голунова обвиняли в тяжком преступлении - сбыте наркотиков в особо крупном размере, это до 15 лет лишения свободы. Протокол задержания Голунова был составлен лишь спустя 14 часов после его фактического задержания, т.е. 14 часов с журналистом могли делать всё, что хотели - процессуально он не был задержан, ни в каком отделении полиции официально не находился. И с ним делали: у него забрали телефон, требовали его разблокировать, применяли физическую силу, угрожали. Но несмотря на все издевательства, требование у Голунова было только одно: допустить к нему адвоката.

Вот фрагмент его показаний в суде, опубликованный в Новой газете: «Я сказал, что буду проходить досмотр только в присутствии адвоката. На это сотрудники полиции ответили, что тогда будут проводить его принудительно. <...> Коновалов стал зажимать меня в угол, стягивать куртку и рюкзак. Но мешали наручники, что были у меня за спиной. Наручники сняли. Рюкзак положили на стул, а меня заставили раздеться и присесть... Когда же Сергалиев стал открывать большое отделение рюкзака, то я увидел, что там лежит пакетик с какими-то большими шариками, желто-зелеными. Я громко (чтобы это осталось на видеозаписи, которую вели полицейские) сказал: «У меня такого не было. Вы мне решили подкинуть что-то?!» Мне сказали: «Сейчас мы пойдем, откатаем пальчики». Я ответил, что без адвоката никуда не пойду, если вам что-то нужно, то будете тащить меня на руках. После чего Уметбаев ударил меня в висок».

В ответ на отказ провести дактилоскопию в отсутствие адвоката полицеские пытались затянуть Голунову наручники сильнее, надавить на пальцы, и таким образом их «откатать». Ничего не вышло. При любой возможности - когда его вели по коридору в отделении полиции, когда вывели на улицу, чтобы везти на освидетельствование - Голунов кричал окружающим, что его незаконно удерживают, подбросили наркотики и не дают адвоката. Его душили, били головой о ступени, выламывали руки, скручивая их наручниками, давили коленом на грудную клетку. В какой-то момент Голунов даже потерял сознание. Но единственное, чего добились от него полицары - это требование предоставить ему адвоката. Даже на вопрос: водички не хотите? А, да, да, слышали: дайте мне адвоката.

Сразу оговорюсь: такая тактика не работает, если сотрудники ФСБ, и если вывезли вас в ближайшую лесополосу. Но об этом как-нибудь с другой раз.

Подводя итог. Будьте, как Иван Галунов. Реализуйте своё право, гарантированное 48 статьей Конституции: каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Если вас задержали на митинге, то ваша первая задача - дать знать о задержании друзьям, родственникам и ОВД-Инфо. Вторая - добиться допуска защитника в отделение полиции. Привычка общаться с правоохренителями лишь в присутствии адвоката или защитника гарантирует вам, если не скорейшее освобождение, то, во всяком случае, защиту от самого плохого. А еще правовая грамотность населения тренирует самих полицаров. Если они будут понимать, что их работа по массовой фальсификации протоколов после публичных акций приводит лишь к массовую отказу задержанных общаться в отсутствие защитников, то они навсегда забудут о том, как вводить план «Крепость».

Поэтому, если вы собираетесь участвовать в публичном мероприятии, заучите или запишите у себя на руке эту фразу: прошу допустить защитника, ФИО, номер телефона, для оказания юридической помощи. Это всё, что нужно озвучивать и писать в документах при задержании, если рядом с вами нет защитника или адвоката. Никто, кроме нас самих, не защитит наши права.

Для тех, кто дочитал до конца, снова попрошу помощи в сборе средств семье Егора Метлина, которого обвиняют в создании экстремистского сообщества. Обвинение основано на провокации, в лучших традициях «Нового величия». Боюсь, что таких дел будет всё больше и больше. Защита Метлина хочет заказать рецензию на уже имеющуюся экспертизу СКР, чтобы проанализировать и сравнить методы провокации, которые применяют спецслужбы в разных, но так похожих уголовных делах по экстремизму. И, конечно же, будет важным аргументом защиты в деле Егора Метлина.

Номер карты Сбербанка отца Егора Метлина, Метлина Михаила Васильевича: 5469 6100 1183 0055.

Источник: facebook.com/irina.yatsenko.81, 16.02.2021


Лев Пономарёв

Григорий Мельконьянц

МХГ в социальных сетях

  •  
Россияне имеют законное право на мирные акции протеста. НЕТ! насилию и судебному произволу
Немедленно освободить Алексея Навального
Против поправок о просветительской деятельности
SOS! Ликвидируют единственный офис Комитета за гражданские права
Против поправок в закон о митингах
Примите закон, по которому "дети ГУЛАГа" смогут наконец вернуться из ссылки

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.