Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Политика и заключенные



Сергей Кривенко, член Московской Хельсинкской Группы, член президентского Совета по правам человека, председатель постоянной комиссии СПЧ по военно-гражданским отношениям, координатор правозащитной инициативы «Гражданин и армия»:

Как пишут средства массовой информации, целью своей голодовки Олег Сенцов заявил освобождение украинских заключенных, находящихся в местах заключения России.

На сайте LetMyPeopleGo, созданном украинской гражданской инициативой «Евромайдан SOS», приведен список из 70 граждан Украины (данные на 6 июня 2018 года), которых украинское гражданское общество считает «лишенными свободы по политическим мотивам на территории России и оккупированного Крыма» http://letmypeoplego.org.ua/uk/list/.

В недавней публикации российский правозащитный проект ОВД-инфо привел информацию о 75 гражданах Украины, находящихся в СИЗО или отбывающих заключение в местах лишения свободы России https://ovdinfo.org/articles/2018/06/04/spisok-sencova-kto-vhodit-v-chislo-ukrainskih-politzaklyuchennyh-v-rossii.

Двадцать четыре из них Правозащитный центр «Мемориал» считает политическими заключенными https://memohrc.org/ru/pzk-list (данные на начало июня 2018 года, дела других находятся в стадии рассмотрения).

И это не случайно.

Посмотрите – вот здесь http://my-files.ru/svkzqo размещен приговор Северо-Кавказского окружного военного суда по делу Сенцова и Кольченко, вынесенный 25 августа 2015 года в Ростове-на-Дону.

Более сорока страниц, заполненных государственным юридическим новоязом, казалось бы, должны убедить стороннего читателя, что приговор справедлив и вынесен заслуженно.

Следствие и прокуратура обвиняют Сенцова в ужасных деяниях:

«Под руководством Сенцова членами созданного им террористического сообщества совершены: два террористических акта, приготовление к террористическому акту, покушение на незаконное приобретение взрывных устройств, незаконный оборот огнестрельного оружия и боеприпасов в составе организованной группы, при следующих обстоятельствах.» (страница 3 приговора).

Такие формулировки призваны не оставить и тени сомнений в том, что Сенцов есть «террорист». Но давайте расшифруем их.

На «бытовом» русском языке эти формулировки означают следующее. Два террористических акта – это 1) поджог входной двери офиса общественной организации «Русская община Крыма» (никто не пострадал, ущерб организации оценен в 30000 рублей), 2) поджог офиса Симферопольского местного городского отделения Крымского регионального отделения Всероссийской политической партии «Единая Россия» (никто не пострадал, ущерб организации оценен в 200000 рублей). Приготовление к террористическому акту – это планирование (со слов свидетелей) взрыва памятника Ленину в г. Симферополе около железнодорожного вокзала; покушение на незаконное приобретение взрывных устройств - это переговоры, но не самого обвиняемого Сенцова, а свидетелей в деле, с целью изготовления взрывных устройств, незаконный оборот огнестрельного оружия и боеприпасов – это нахождение при обыске у Сенцова пистолета и боеприпасов.

При этом, на мнение защиты о том, что обвинением не представлено доказательств совершения Сенцовым вышеуказанных двух террористических актов, равно как и доказательств организации Сенцовым взрыва памятника Ленину, приискания (так в приговоре) самодеятельного взрывного устройства, приобретения им и хранения огнестрельного оружия и боеприпасов, суд фактически не возразил. И эти доводы защиты при вынесении приговора учтены не были.

В результате, в основе обвинения Сенцова и Кольченко лежат показания двух человек, один из которых на суде заявил, что его показания даны под пытками, а со вторым, по словам Сенцова, он даже не был знаком. Факты пыток и давления на свидетелей, Сенцова и Кольченко в ходе следствия, о которых также заявляла защита, по мнению суда, своего подтверждения не нашли. И Сенцова осудили к 20 годам лишения свободы, Кольченко – к 10 годам. Приговор Северо-Кавказкого окружного военного суда по делу Сенцова и Кольченко устоял в апелляции и уже стал документом эпохи.

Обращая внимание на данный приговор, я хочу лишь подчеркнуть, что у многих представителей гражданского общества и в России, и в Украине остаются вопросы. Многие и многие считают эти приговоры несправедливыми, учитывая характер совершенных преступлений и отсутствие доказательств у обвинения в причастности к их совершению тех людей, которые были приговорены к столь длительным тюремным срокам. Именно в связи с этим многие люди и в Украине, и в России считают, что семь десятков граждан Украины находятся в российских местах лишения свободы по политическим мотивам, а не за совершенные ими деяния.

Украинские заключенные в России последних 4-х лет из упомянутых выше списков - заложники ужасной и абсурдной гибридной войны, идущей между Россией и Украиной с весны 2014 года.

Но войны, в том числе и гибридные, надлежит заканчивать.

Заканчивать как можно скорее.

И начинать работать над устранением их последствий.

У российской власти сейчас такая деятельная возможность есть: поняв озабоченность украинского общества судьбой своих сограждан, передать их украинской стороне для дальнейшего отбывания наказания в Украине.

Украина – правовое государство, участник всех международных конвенций по правам человека. Как и в любой стране мира, там совершаются преступления, но государственный механизм по привлечению преступников к ответу существует и действует. В Украине развитое правозащитное сообщество, которое внимательно следит за действиями государства и также, как и в России, пытается создать систему общественного контроля.

Даже по таким болезненным для общества вопросам, как, например, привлечение к ответственности участников так называемых «добровольческих батальонов», уличенных в преступных действиях на Востоке Украины, уже сейчас рассматривается не один десяток дел. Вот только несколько ссылок для примера с информацией по такого рода делам:

https://fakty.ictv.ua/ru/ukraine/20170407-1591655

https://fakty.ictv.ua/ru/ukraine/20170407-sud-ogoloshuye-vyrok-eks-bijtsyam-tornado

http://gordonua.com/news/politics/obolonskiy-sud-kieva-prigovoril-komandira-tornado-onishchenko-k-11-godam-tyurmy-a-ego-zama-cukura-k-9-ti-182139.html

https://dnews.dn.ua/news/531689

https://inforesist.org/dvuh-dobrovoltsev-i-eks-komandira-donbassa-arestovali

http://fakty.ua/267583-sud-ostavil-pod-strazhej-byvshego-kiborga-i-dvuh-ajdarovcev-foto

Такая ситуация порождает убежденность, что если кто-то из граждан Украины (из обсуждаемого списка) повинен в преступлениях, то он останется отбывать свой срок в местах заключения на территории Украины. Но при этом вопрос о политическом характере преследования будет закрыт.

Возможность передать заключенных у российской стороны есть.

В соответствии с ч. 2 ст. 63 Конституции Российской Федерации, возможна передача осужденных лиц для отбывания наказания в государство, гражданами которого они являются. Основанием этого являются федеральные законы или международные договоры Российской Федерации.

Федеральный закон, регулирующий соответствующий институт, существует, это Уголовно-процессуальный кодекс России, глава 55 которого «Передача лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого он является» устанавливает соответствующую процедуру.

Также возможность передачи осужденных для отбывания наказания предусмотрена многими международными договорами, а именно: Конвенцией о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются от 19 мая 1978 г. (ратифицированной СССР 3 апреля 1979 г.), Страсбургской Конвенцией о передаче осужденных лиц от 21 марта 1983 г. и Дополнительным протоколом к ней от 18 декабря 1997 г., подписанным от имени Российской Федерации в городе Хельсинки 7 апреля 2005 г., Конвенцией о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания, заключенную 6 марта 1998 г. странами-участницами СНГ, двухсторонними договорами, заключенными между Россией и Украиной.

Да и опыт такой был: в 2016 году заключенные, граждане Украины, находившиеся в местах лишения свободы на территории Крыма, для дальнейшего отбывания наказания были переданы в Украину.

Так что возможность такая есть, и очень хочется надеяться, что российская сторона её использует.

13 июня 2018 года


Вера Васильева

Сергей Кривенко

МХГ в социальных сетях

  •  
Помогите спасти Олега Сенцова и других политзаключенных! Help to save Oleg Sentsov!
Освободим правозащитника Оюба Титиева #SaveOyub #SaveMemorial
О создании Комитета действий, посвященных памяти Бориса Немцова
Требуем немедленной отставки директора ФСБ России А.В. Бортникова
Конгресс интеллигенции требует прекратить травлю инакомыслящих на телевидении и закрыть пропагандистские телепередачи
Остановите выдворение журналиста Али Феруза, спасите его от тюрьмы и пыток
В поддержку Алексея Малобродского и "Гоголь-центра"

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2018, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.