Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

"Помогите больному ребенку!": как благотворительные фонды стали кормушкой для мошенников



Ежегодно десятки миллиардов рублей, которые россияне жертвуют на благотворительность, присваиваются аферистами. При этом государство лишь в редких случаях реагирует на происходящее — только когда сами родители настаивают на возбуждении уголовных дел.

Как проверить благотворительный фонд

За прошедшие десять лет в России было создано порядка тридцати тысяч благотворительных организаций. По данным Росстата, к концу прошлого года из них числились работающими более 9600 фондов и примерно 1700 движений. Многие из них заявляют, что собирают помощь детям-инвалидам, которых в стране около 1 млн 100 тысяч. То есть, получается, что на один фонд приходится около 90 детей.

При этом объем пожертвований, которые делают россияне, варьируется, по оценкам разных источников, от 80 до 140 млрд рублей. Конечно, эти данные постоянно меняются, и не всем детям, к сожалению, уже можно помочь, но выходит, что на одного ребенка в год, только по официальным данным, жертвуется примерно 100 тысяч рублей.Этих пожертвований явно не хватает. Ни тем, кто нуждается в лечении, ни тем, кто его организует. Ни, особенно, тем, кто хочет на этом заработать. В последнее время мошенники стали действовать не так открыто и научились не просто присваивать деньги, но и хорошо имитировать благотворительную деятельность. Поэтому без специальных проверок поймать их фактически невозможно.

Этих пожертвований явно не хватает. Ни тем, кто нуждается в лечении, ни тем, кто его организует. Ни, особенно, тем, кто хочет на этом заработать. В последнее время мошенники стали действовать не так открыто и научились не просто присваивать деньги, но и хорошо имитировать благотворительную деятельность. Поэтому без специальных проверок поймать их фактически невозможно.

Проверить благотворительный фонд сложнее, чем объявление о помощи в социальной сети. Фонд придется найти в реестре Минюста, посмотреть, как давно он существует и насколько добросовестно отчитывается перед государством.

Надо изучить сайт фонда и прочитать его уставные документы, убедиться, что отчеты на сайте полностью отражают деятельность фонда.

«Надо посмотреть, кто учредил этот фонд и чем славны эти люди, — рассказывает специальный корреспондент "Русфонда" Светлана Машистова. — Например, в прошлом году в Самаре суд принял решение ликвидировать благотворительный фонд "Спасение" за грубые нарушения. Но это не помешало руководству этой организации уже осенью зарегистрировать новый благотворительный фонд с тем же названием в другом субъекте федерации и продолжить свою деятельность».

К слову, прежде чем принимать решение, стоит проверить, что писали о фонде и его руководстве в СМИ и что сам фонд пишет в своих социальных сетях.
Фонды-мошенники, как правило, используют незамысловатые схемы. Найдя несколько десятков больных детей, а в особо продвинутых случаях детей с «придуманными» болезнями и поддельными справками, они начинают выпрашивать деньги. Одни «обрабатывают» средний и мелкий бизнес, другие просто отправляют своих волонтеров собирать деньги на улицах и в пригородных электричках. Бороться с жуликами мы можем только одним способом — проверять и не реагировать на их просьбы. А если есть подтвержденная информация, то обратиться в полицию.

Посмотрите отчетность фонда

Точных данных о количестве мошенников в сфере благотворительности и о том, сколько миллиардов каждый год они растаскивают по своим карманам, нет ни у правоохранительных органов, ни у надежных и проверенных фондов.

Родителям, которые надеются на помощь своим детям, они советуют обращаться в те организации, которые вывешивают на своих сайтах подробную информацию о сборах, отчетах и детях, которым помогли.

Обращайтесь к проверенным профессионалам

Еще одной сферой, которая приносит неплохую прибыль жуликам и где родителям могут годами вешать лапшу на уши, — искусство. И действительно, нет ничего проще, чем внушить маме с папой, что их ребенок — гений и будущая звезда классической музыки.

Для людей, плохо разбирающихся в классике, а таких подавляющее большинство, высокая оценка способностей ребенка звучит как сигнал к действию. И они соглашаются на самые невероятные условия сотрудничества с так называемыми благотворительными фондами ради будущего любимого чада. Например, безропотно платят фонду деньги за то, чтобы их ребенок принял участие в конкурсе юных музыкантов.

«Я считаю, что фонды не должны предлагать родителям детей, которым они помогают, оплачивать участие в каких-то конкурсах, — считает художественный руководитель благотворительного Фонда Владимира Спивакова Петр Гулько. — Это довольно сомнительная схема. И может быть похожей даже на воровство. Их расплодилось, как мошкары. Родители не должны платить за то, чтобы их дети могли проявить себя и свои таланты! Платить за это должно либо государство, либо спонсоры. Но сейчас много фондов, у которых это дело поставлено на широкую ногу, и на этом они, по всей видимости, и зарабатывают. Такой подход к благотворительному делу абсолютно неприемлем.

Появилось большое число шарлатанов, которые устраивают какой-нибудь детский конкурс в каждой подворотне, а родители, которые не понимают, что их обманывают, платят за это».

По мнению Петра Гулько, в ситуацию должно вмешаться государство. Но, чтобы исключить некомпетентные оценки, контроль над деятельностью организаций, поддерживающих талантливых детей, следует поручить профессионалам, а не только чиновникам.

Благотворительные организации могут тянуть деньги с родителей за то, чтобы «пристроить» ребенка на мастер-классы, оплатить поездку в другой город или страну для выступления и на прочие нужды, которые сам фонд и должен оплачивать. Фонды — это не коммерческие структуры, и это они обязаны оплачивать дорогу, инструменты, мастер-классы, а не близкие ребенка.

Обращайтесь к юристам за помощью

На помощь государства рассчитывают не только фонды. Многочисленные нарушения, которые совершают чиновники по отношению к детям из бедных семей, как считают правозащитники, мешают работать не только фондам поддержки малоимущих, но и другим государственным ведомствам.

«Я очень уважаю людей, которые помогают детям, но не понимаю, почему нет государственной благотворительности, — говорит правозащитник, руководитель Региональной общественной организации содействия защите прав детей «Право ребенка», член Московской Хельсинкской Группы Борис Альтшулер. — Помощь не деньгами, а юристами. Чтобы государство не наживалось, а помогало малоимущим детям и сиротам.

Еще в 2006 году были даны поручения о помощи таким детям. Некоторые из них были хорошо выполнены, а другие уже 12 лет нагло не исполняются. Причем понятно, кто не исполняет, и все равно ничего не делается. Попадая в сложную ситуацию, дети не получают помощи, но зато становятся объектами внимания карательной системы опеки. Опека отбирает детей у родителей, штрафует родителей.

Чтобы этого не происходило, нам нужны законы, которые будут защищать детей и запретят органам опеки заниматься своей деятельностью в отрыве от органов социальной защиты».

Отбирая детей у родителей, органы опеки нередко помогают мошенникам, потому что нет более легкой добычи для преступника, чем, например, запуганный, лишенный родного дома и близких, ничего не понимающий в жизни восемнадцатилетний подросток, которому государство выделило комнату в коммуналке или квартиру. Именно они чаще всего оказываются обманутыми и выброшенными на улицу.

По мнению экспертов, лишь четко выстроенное законодательство поможет очистить благотворительность от многочисленных жуликов и обеспечит нормальное функционирование системы государственной социальной защиты и поддержки.

Автор: Арам Тер-Газарян

Источник: Eg.ru, 2.08.2018


Ольга Романова

Андрей Юров

Дмитрий Быков

Илья Варламов

МХГ в социальных сетях

  •  
Отпустите их к мамам. Аня Павликова и Маша Дубовик не должны сидеть в СИЗО
Помогите спасти Олега Сенцова и других политзаключенных! Help to save Oleg Sentsov!
Освободим правозащитника Оюба Титиева #SaveOyub #SaveMemorial
О создании Комитета действий, посвященных памяти Бориса Немцова
Требуем немедленной отставки директора ФСБ России А.В. Бортникова
Конгресс интеллигенции требует прекратить травлю инакомыслящих на телевидении и закрыть пропагандистские телепередачи
Остановите выдворение журналиста Али Феруза, спасите его от тюрьмы и пыток

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2018, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.