Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Правозащитники потеряли вдохновение. Либеральную общественность упрекнули в двойных стандартах



Московская Хельсинкская Группа (МХГ) изучила состояние правозащитного движения в стране. Сделан вывод об отсутствии просвещения граждан в этой сфере и дефиците кадров. В этих условиях явного кризиса МХГ призвала правозащитников к сплочению рядов. Правда, как раз от них в адрес общественников либерального толка прозвучали обвинения в двойных стандартах. Дескать, они заступаются лишь за тех, кто громко ругает власть, но игнорируют тех, кто, допустим, отстаивает права русских за рубежом.

В общем, МХГ констатировала кризис российского правозащитного движения. В докладе указывается, что оно разобщено и раздроблено, каждый отстаивает лишь свое. Множество организаций работает бессистемно, занимаясь непродолжительными и малоэффективными инициативами, чтобы только обосновать свое существование. А вот массовых правозащитных движений нет.

Отсюда следуют и ухудшение имиджа правозащитной деятельности, и потеря внутреннего вдохновения самими активистами. Кроме того, из-за угрозы оказаться в списке «иноагентов» многие организации были вынуждены значительно сузить либо вовсе свернуть свою работу. При этом правозащитная сфера испытывает дефицит новых кадров и трудности с проведением образовательных мероприятий. Например, нет доступа в учебные заведения – в том числе и потому, что просвещение в этом направлении сегодня часто воспринимается как антипатриотическое. К тому же, отмечается в докладе МХГ, «мало людей, способных преподавать права человека так, как их видит правозащитное сообщество, мало таких просветителей и образователей, которые способны говорить с аудиторией на понятном ей языке».

Между тем прямо как раз под этот доклад МХГ латвийский общественный деятель Александр Гапоненко пожаловался в президентский Совет по правам человека (СПЧ) на двойные стандарты в российской правозащитной среде. Он пишет, что особенно это стало заметно в последние дни. Скажем, на защиту журналиста «Медузы» Ивана Голунова встала вся либеральная интеллигенция, но судьба тех, кто отстаивает интересы россиян за рубежом, ее мало интересует.

«Почему российская либеральная интеллигенция не поддержала Кирилла Вышинского, который до сих пор сидит в украинской тюрьме по явно политическому обвинению? Кто поинтересовался судьбой общественного деятеля и публициста Альгирдаса Палецкиса, который сидит восемь месяцев в литовской тюрьме без предъявления обвинений? Почему не брали под защиту публициста и правозащитника Матеуша Пискорского, который отсидел в польской тюрьме три года по сфабрикованному делу?» – обратился Гапоненко к СПЧ. По его словам, он может назвать несколько десятков имен тех людей, что  подвергаются преследованию властей зарубежных государств, но не вызывают интереса либеральных правозащитников.

Член СПЧ, руководитель Московского бюро по правам человека Александр Брод заявил «НГ» о прогрессе в развитии правозащитного движения, но с элементами кризиса. «Российские правозащитники открыто и резко критикуют власть, в том числе обращаясь напрямую к президенту страны. К примеру, на одной из встреч с губернатором Краснодарского края присутствовал правозащитник из Латвии Эйнарс Граудиньш. Разговор с главой региона был жесткий и нелицеприятный. После него Граудиньш сказал, что у него на родине таких критиков давно бы арестовали или по крайней мере не дали бы им жить спокойно», – подчеркнул Брод.

По его мнению, среди нынешних правозащитников наблюдается дефицит настоящих лидеров, безупречных авторитетов, способных объединить и повести за собой. Более того, отметил он, наблюдается политизация правозащиты, есть и проблема двойных стандартов. Кое-кто считает, что задача правозащиты – это только непримиримая критика власти. И эти кое-кто сознательно подыгрывают западным политикам и отечественным оппозиционерам в поисках в России только изъянов, которые затем отражаются в различных международных отчетах, становятся обоснованием санкций и иных форм давления.

По словам Брода, основные задачи правозащиты состоят в систематизации проблем страны в самых разных сферах: от социальной до судебной. Затем происходит выработка предложений: в сфере законодательства, для исполнительной власти и т.д. И конечно, есть ежедневная работа с жалобами и обращениями, правовая поддержка людей, публичные выступления по резонансным делам. Однако Брод отметил пассивность своих коллег, особенно в регионах, – отсюда и проблема с подготовкой кадров. И все же, заявил собеседник «НГ», институты правозащиты в РФ состоялись и заставили власть считаться с ними.

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 10.06.2019


МХГ в социальных сетях

  •  
Свободу журналисту Ивану Голунову - автору расследований коррупции!
"Там где есть пытки — нет правды!" Петиция с призывом прекратить "дело Сети*"
Против изоляции российского интернета
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Потребуйте освобождения Анастасии Шевченко из-под домашнего ареста
Верните россиян домой! Обмен пленными Россия-Украина
Выпустите 75-летнего ученого Виктора Кудрявцева из изолятора!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.