Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Правозащитники требуют очистить ШИЗО



Последние события в российских колониях активизировали дискуссию о направлениях реформы Федеральной службы по исполнению наказаний (ФСИН). По информации «Независимой газеты», различные предложения готовят и Минюст, и само тюремное ведомство, и правозащитники. Они настаивают на изменении системы наказаний за несоблюдение правил внутреннего регламента (ПВР), чтобы за небольшие провинности или, скажем, внешний вид не следовали водворения в штрафной изолятор (ШИЗО).

В Минюсте, например, уже заявили о готовности улучшать условия содержания заключенных. «Работа по совершенствованию уголовно-исполнительного законодательства в этом направлении будет продолжена» – так ответили в пресс-службе ведомства на вопросы о реформе ФСИН.

Правозащитники же предлагают начать немедленную гуманизацию системы с корректировки тех пунктов ПВР, которые предусматривают жесткие наказания за мелкие нарушения: не поздоровался с сотрудником администрации колонии, отказался делать зарядку, не застегнул верхнюю пуговицу и т.д. «Должна быть градация наказаний, чтобы они соответствовали степени проступка», – пояснил «Независимой газете» правозащитник, член Московской Хельсинкской Группы и член ОНК Подмосковья, один из авторов закона об общественном контроле в РФ Валерий Борщев. То есть, по его словам, необходимы и более мягкие санкции, а не только отправка в ШИЗО.

«Сегодня заключенный сразу же признается «злостным нарушителем», а необходимо более четко прописать это определение – указать критерии и конкретные действия», – отметил Борщев. ШИЗО же должно следовать лишь за значительным нарушением. За обычные же нарушения режима и даже за провокации, оскорбления и прочие грубости, если они не носят систематического характера, Борщев предложил наказывать зэков лишением бытовых удобств – прогулок, посылок или, например, встреч с родственниками.

При этом он, конечно, допускает, что тюремщики будут и новые пункты ПВР использовать для давления на сидельцев. Поэтому, настаивает Борщев, сотрудников колоний надо «обязать носить видеорегистраторы и с их помощью сначала доказывать вину осужденного, прежде чем применять к нему санкции и силовые методы». Кстати, ФСИН уже объявила, что увеличит количество этих устройств в колониях, а стало быть, их ношение станет обязательным для большего числа служащих.

На происшествия в ярославской и ряде других колоний ведомство отреагировало и обещанием улучшить воспитательную работу среди своих сотрудников. Уже с августа в учреждениях ФСИН будут регулярно проводиться собрания коллективов с разбором всех заслуг и провинностей. Однако Борщев убежден, что для дела гуманизации гораздо более полезной выглядит идея Минюста создать систему компенсаций за нарушения прав осужденных.

Это, по задумке властей, заставит заключенных искать справедливости не в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), а внутри страны. В Минюсте сообщили, что сейчас «завершаются последние согласования соответствующего законопроекта». Единственное, что не нравится Борщеву, это то, что размер компенсаций точно не определен, этим будет заниматься суд по каждой конкретной ситуации. «Чтобы задумка сработала на практике, должны быть указаны хотя бы минимальные суммы, как это предусмотрено в ЕСПЧ. А иначе в наших судах они будут получать копейки, как это сегодня происходит с теми, кто добился реабилитации. А еще непонятно, как будут выплачиваться компенсации – за счет виновных госслужащих или из кармана всех налогоплательщиков?» – заявил «НГ» Борщев.

В разговоре с «НГ» председатель комитета родственников заключенных Елизавета Закамская отметила, что масштаб проблемы огромен, просто жалобы заключенных крайне редко доходят до адресатов. По ее словам, в системе действует «круговая порука», поэтому многим сидельцам просто некому рассказать о своем положении. Комментируя попытки оправдать избиения в ярославской колонии тем, что заключенный, дескать, вел себя дерзко, она напомнила: согласно тем же ПВР, осужденные имеют право на вежливое обращение со стороны администрации учреждения. Но в действительности, подчеркнула Закамская, почти все зэки «сталкиваются как минимум с унижениями, оскорблениями и хамством сотрудников ФСИН», не говоря уже о случаях насильственных действий.

По мнению основателя социальной сети Gulagu.net Владимира Осечкина, доказывать злоупотребления со стороны сотрудников колонии достаточно сложно, как и добиваться признания судов, что такие действия сотрудников ФСИН далеки от адекватности. Поэтому, уверен он, точечными поправками добиться изменений в работе огромной системы не получится. Необходимо, настаивает Осечкин, полностью реформировать систему ФСИН.

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 30.07.2018


Ольга Романова

Андрей Юров

Дмитрий Быков

Илья Варламов

МХГ в социальных сетях

  •  
Отпустите их к мамам. Аня Павликова и Маша Дубовик не должны сидеть в СИЗО
Помогите спасти Олега Сенцова и других политзаключенных! Help to save Oleg Sentsov!
Освободим правозащитника Оюба Титиева #SaveOyub #SaveMemorial
О создании Комитета действий, посвященных памяти Бориса Немцова
Требуем немедленной отставки директора ФСБ России А.В. Бортникова
Конгресс интеллигенции требует прекратить травлю инакомыслящих на телевидении и закрыть пропагандистские телепередачи
Остановите выдворение журналиста Али Феруза, спасите его от тюрьмы и пыток

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2018, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.