Поддержать деятельность МХГ                                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Предложено декриминализировать ст. 319 УК об ответственности за оскорбление представителей власти



Авторы поправок подчеркивают, что так как деяние не влечет наказания в виде лишения свободы, то оно должно подпадать под административную ответственность

По мнению одного из экспертов «Адвокатской газеты», комментируемый законопроект носит утопический характер, но его нужно поддержать, а в КоАП следует ввести норму о взыскании за оскорбление представителя власти. С таким предложением солидарен другой эксперт, который полагает, что рассматриваемые поправки выпадают из государственного тренда, обусловленного стремлением защитить властную вертикаль от любого крамольного поведения и неугодных поползновений со стороны общества. Третий отметил, что сейчас в России создалась нездоровая ситуация, в которой оскорбление президента, государства и общества в целом влечет за собой административную ответственность, а оскорбление участкового или мелкого чиновника – уголовную.

14 мая в Госдуму поступил законопроект № 956144-7 об исключении из УК РФ ст. 319, устанавливающей уголовную ответственность за оскорбление представителей власти.

Авторы поправок пояснили свою инициативу тем, что ст. 319 УК не предусматривает никакого наказания в виде лишения свободы. «В большей степени все перечисленные в статье наказания – штраф, обязательные или исправительные работы – свойственны административным наказаниям, и мы считаем, что в полной мере достаточны меры наказания, предусмотренные КоАП РФ. Не видим целесообразности увеличивать число уголовно судимых граждан в тот момент, когда государство все последние годы стоит на пути декриминализации ряда статей УК», – отмечено в пояснительной записке.

В этой связи авторы поправок предложили уравнять правовое положение субъектов публичной власти и российских граждан путем сбалансированного действия именно административной ответственности за оскорбительные высказывания в целях восстановления социальной справедливости. Они также сослались на конституционный принцип равенства всех перед законом и судом, а также обязанность государства гарантировать равенство прав и свобод человека и гражданина.

«Любые формы ограничения прав граждан по признакам имущественного или должностного положения, расовой, национальной или религиозной принадлежности не допускаются. Исключения из данного положения Конституцией РФ запрещаются. Таким образом, предлагается исключить законодательную возможность отдельных категорий лиц обладать иным спектром прав, нести специфические обязанности в связи, например, с занимаемой должностью или ее отсутствием», – полагают они.

Федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ, профессор НИУ ВШЭ, член Московской Хельсинкской Группы Сергей Пашин назвал законопроект благими намерениями. «Группа депутатов озаботилась социальной справедливостью и предлагает, пока только на примере ст. 319 УК РФ, “исключить законодательную возможность отдельных категорий лиц обладать иным спектром прав, нести специфические обязанности в связи, например, с занимаемой должностью”. В обществе социального неравенства – это утопия. В теоретическом смысле – это “нищета философии”, путаница. Должностное лицо обладает отличными от прочих полномочиями и гарантиями по определению, и это правомерно, пока является не привилегией, а условием эффективного осуществления функции, возложенной законом», – пояснил он.

По мнению эксперта, норма об оскорблении, допущенном по мотивам личной неприязни (ст. 5.61 КоАП РФ), не охватывает объект (порядок управления), на который посягают, унижая честь и достоинство «государева человека». «В практическом смысле – это непоследовательность, ибо сохраняются нормы, преследующие оскорбление судьи и сторон процесса (ч. 2 ст. 297 УК РФ), а также оскорбление военнослужащими друг друга (ст. 336 УК РФ). В процессуальном смысле – это умаление прав человека, поскольку административное производство не предполагает развернутых гарантий для преследуемого государством лица, свойственных уголовному судопроизводству», – добавил Сергей Пашин.

По его словам, все эти недостатки обоснования предложения депутатов, однако, перевешивает единственное соображение: декриминализация деяния, за которое не предполагается наказание в виде лишения свободы, всегда благотворна. «Наше уголовное законодательство неразумно жестоко и переполнено деяниями, не представляющими общественной опасности, но при осуждении за них влекущими стигматизацию человека и судимость. Судимость же сопровождается фактически пожизненным запретом на ряд профессий. Думаю, законопроект нужно поддержать, ст. 319 УК РФ устранить, но в КоАП следует ввести норму о взыскании за оскорбление представителя власти», – резюмировал Сергей Пашин.

Адвокат АП г. Москвы Матвей Цзен полагает, что законопроект продолжает тему ответственности за оскорбление государства и его представителей в контексте законотворческой инициативы МВД о распространении на полицию защиты, предоставляемой ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП РФ. «Кроме того, можно отметить его косвенную связь с методическими рекомендациями МВД о практике применения вышеуказанной статьи, о котором ранее также сообщала “АГ”», – отметил он.

По мнению эксперта, поскольку с отменой ст. 319 УК РФ не предполагается введение какой-либо новой статьи в Кодекс либо КоАП, то действия, ранее охватывавшиеся ею, будут квалифицироваться либо по ст. 5.61 (оскорбление), либо по ч. 1 ст. 20.1 (мелкое хулиганство) КоАП РФ в зависимости от конкретных обстоятельств. «В целом эта инициатива находится в русле тенденции к смягчению ответственности “за слова” и перевода ее из уголовной в административную, начатой введением административной презумпции в ч. 1 ст. 282 УК РФ и продолженной ограниченным правоприменением ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП РФ», – пояснил адвокат.

Матвей Цзен отметил, что сейчас в России создалась законодательная ситуация, в которой оскорбление президента, государства и общества в целом влечет за собой административную ответственность, а оскорбление участкового или мелкого чиновника – уголовную. «Очевидно, что такая ситуация перевернутой пирамиды иерархии общественных ценностей не является здоровой и должна быть исправлена. Отдельно отмечу, что согласно данным судебной статистики в 2019 г. судами по ст. 319 УК РФ рассматривались дела в отношении 12,5 тыс. человек – учитывая бюрократичность и формализованность нашего уголовного процесса – это довольно существенная нагрузка, снятие которой разгрузит как правоохранительные органы, так и суды», – резюмировал эксперт.

Председатель МКА «Паритет» Ерлан Назаров назвал крайне маловероятной перспективу принятия рассматриваемого законопроекта, когда общая тенденция законотворческой деятельности имеет совершенно противоположный вектор – «закручивание гаек», установление новых запретов, ограничений прав и свобод граждан, введение и усиление административной и уголовной ответственности за поведение, которое власть считает неприемлемым с точки зрения обеспечения собственного спокойствия и комфорта.

По мнению эксперта, подобные приоритеты вызывают обоснованную тревогу. «Несмотря на периодически звучащие с высоких трибун декларации о необходимости либерализации законодательства, в центре внимания законодателей в последние годы в значительной степени находились вопросы обратного свойства. Достаточно вспомнить Закон от 6 июля 2016 г. № 375-ФЗ о внесении изменений в УК и УПК РФ в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности, которым, в частности, введена ответственность за недоносительство, усугублено наказание за “экстремистские” проявления; “пакет Яровой”, назначением которого является создание условий для тотальной слежки за гражданами; Закон от 23 июня 2016 г. № 208-ФЗ, ограничивающий свободу деятельности новостных агрегаторов в РФ. Немало было нововведений и в КоАП РФ, в том числе за “оскорбление” власти с несоразмерно огромными штрафами (ч. 3–5 ст. 20.1., введенные Законом от 18 марта 2019 г. № 28-ФЗ) и т.п. Наблюдается стабильный рост числа осужденных по “политическим” статьям, большой резонанс вызвали гонения за репосты и лайки в интернет-сети», – отметил адвокат.

Ерлан Назаров полагает, что комментируемый законопроект об исключении ст. 319 из Уголовного кодекса выпадает из этого тренда, обусловленного стремлением защитить властную вертикаль от любого крамольного поведения и неугодных поползновений со стороны общества. «Хотя сама инициатива ряда депутатов, направленная на снижение числа осужденных граждан путем исключения упомянутой статьи из Кодекса, представляется разумной», – считает он.

Со ссылкой на статистические данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ эксперт отметил, что количество осужденных за преступление, предусмотренное ст. 319 УК РФ, остается на достаточно высоком уровне. «Так, в 2019 г. их число составило 9189 человек (против 10 154 человек в 2018 г.), из них примерно 50% приговорено к штрафам (4455 и 5028 человек соответственно), 2224 человека – к исправительным работам (2018 г. – 2339 человек), к обязательным работам – 2199 человек (2018 г. – 2380 человек), подвергнуты мерам медицинского характера 108 граждан, признанных невменяемыми. Так что статья, что называется, “работает” и активно применяется на практике», – заключил адвокат.

Ерлан Назаров добавил, что чаще всего потерпевшими по такой категории уголовных дел становятся сотрудники правоохранительных органов, нередко своими собственными избыточно жесткими мерами сами провоцирующие граждан на неадекватную реакцию. «Вряд ли государство откажется от преследования граждан за оскорбление представителей власти в силу того, что непосредственным объектом преступления является авторитет органов государственной власти и местного самоуправления, а честь и достоинство конкретного должностного лица – дополнительным. Хотя было бы целесообразным рассмотреть вопрос о введении, по крайней мере, административной преюдиции по аналогии со ст. 282 УК РФ, которая служила бы действенной профилактической мерой, направленной на предотвращение рецидива такого правонарушения», – подытожил адвокат.

Автор: Зинаида Павлова

Источник: Адвокатская газета, 15.05.2020


Леонид Невзлин

Сергей Кривенко

МХГ в социальных сетях

  •  
Остановите принятие законопроекта расширения прав Полиции
ФСИН, предоставьте информацию об эпидемической ситуации в пенитенциарных учреждениях!
Освободите Юрия Дмитриева из-под стражи!
Призываем к максимально широкой амнистии из-за коронавируса
Открытое письмо об экстренных мерах по борьбе с эпидемией коронавируса в России
НЕТ! Манифест граждан России против конституционного переворота и узурпации власти
Совет Европы, запросите срочную правовую экспертизу изменений в Конституцию России!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.