Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Списки активистов уже составлены



Граждане, нарушающие закон о публичных мероприятиях, по сути дела, автоматически попадают в специальную базу данных МВД, то есть на так называемый профилактический учет. И с этого момента на них на законных основаниях начинают собираться различные сведения, применяться воспитательные меры. При этом пока человека, положим, не вызвали на беседу, он может и не знать, что уже записан в оппозиционеры.

По словам экспертов, для правоохранительных органов это эффективный способ контролировать оппозиционно настроенных людей в их повседневной жизни. Ведь профилактический учет подразумевает широкий спектр действий по отслеживанию их активности.

По оценкам юриста Сергея Савченко, в этой базе данных правоохранителей могут быть уже десятки тысяч участников разных акций. Он подтвердил, что в последнее время их «массово ставят на профучет, после чего полицейские начинают систематически нарушать их права». Нарушения заключаются в том, что к ним приходят домой или вызывают в любое время в отделение, опрашивают соседей, могут потребовать письменных объяснений. Также на этих людей собираются данные, и с ними проводятся воспитательные беседы.

«При этом силовики не дают вразумительных пояснений, какие претензии у них есть к этим людям или вообще не дают никаких официальных документов о постановке на учет», – отметил Савченко. Он подчеркнул, что чаще всего человек даже и не знает, что оказался в списке, его просто не уведомляют об этом. Адвокат заявил, что это нарушение прав на свободу и личную неприкосновенность, которые гарантированы Конституцией и различными международными документами.

«Учет и профилактические беседы с активистами, которые привлекались к административной ответственности, сейчас широко применяются российскими правоохранительными органами», – подтвердил «НГ» управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский. По его мнению, хотя теоретически такие действия и не противоречат российскому законодательству, а значит, и не нарушают прав активистов, но на практике никому не известно, что за сведения собираются в отношении них. «Проблема в том, что получить доступ к этой базе практически невозможно, а обжаловать, по сути, нечего, так как люди не знают, что в отношении них идет сбор сведений. Также и беседы – это такие действия, которые обжаловать постфактум нет никакого смысла», – заявил эксперт.

По словам адвоката Виктора Бородина, не секрет, что вышестоящее руководство предъявляет к силовикам требования по выявлению неблагонадежных оппозиционеров. В условиях «палочной системы» в этих органах списки таковых просто должны постоянно расти. Эксперт напомнил, что летом 2016 года был принят закон «Об основах системы профилактики правонарушений», который, собственно, и разрешил эту практику. При этом формулировки в нем по традиции оказались расплывчатыми, что дает силовикам широкий простор для действий. Скажем, из нормы закона следует, что правоохранительные органы устраняют факторы, «отрицательно влияющие на поведение», а профилактический учет – это по закону сбор, регистрация и хранение информации о человеке, совершившем правонарушение.

Эксперты подчеркнули, что на профучет часто попадают сторонники Алексея Навального, о чем они сами неоднократно и сообщали. Дескать, после задержаний на митингах к ним домой «приходил участковый и пытался проводить различные беседы, вызывать для проведения подобного рода бесед». Юрист Московской Хельсинкской Группы Александр Передрук считает это «неправомерным сбором данных»: «Фактически граждан ставят на учет в связи с осуществлением ими конституционных прав конституционно допустимым способом».

Между тем юридическая служба проекта «Апология протеста» подготовила доклад о политическом насилии по отношению к оппозиционным активистам. В нем утверждается, что в нынешней реальности они – наряду с задержаниями на мирных акциях протеста, обысками и арестами – часто сталкиваются с угрозами и нападениями.

Авторы этого доклада отмечают и такой парадокс – мол, последнее время в вдвойне уязвимом положении оказываются те рядовые участники акций, кого на них побили сотрудники полиции:  «Многократно увеличивается вероятность, что в качестве ответной реакции госорганов на появление в СМИ информации об избиении станет возбуждение уголовного дела о применении насилия к сотрудникам полиции, а в лучшем случае дело об административном правонарушении – невыполнении законного требования полицейского». 

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 25.09.2018


Магомед Муцольгов

МХГ в социальных сетях

  •  
Прекратить дело "Нового величия"!
Остановим пытки в российских тюрьмах! #БезПыток
Отпустите их к мамам. Аня Павликова и Маша Дубовик не должны сидеть в СИЗО
Помогите спасти Олега Сенцова и других политзаключенных! Help to save Oleg Sentsov!
Освободим правозащитника Оюба Титиева #SaveOyub #SaveMemorial
О создании Комитета действий, посвященных памяти Бориса Немцова
Требуем немедленной отставки директора ФСБ России А.В. Бортникова

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2018, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.