Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Судебным разбирательствам придали скорость



Президент РФ Владимир Путин подписал поправки в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) РФ, которыми ограничивается возможность повторного заявления отводов в уголовном процессе. Проще говоря, подсудимым и их адвокатам скоро запретят бесконечно заявлять отводы судье без новых на то обстоятельств. По словам экспертов, это сделано, чтобы правосудие работало быстрей и нельзя было уличить его в необъективности и предвзятости. Принятый закон, говорят юристы, прямо не нарушает права граждан, но может быть истолкован на практике в неблагоприятную для обвиняемых сторону. При этом есть вероятность, что от российских осужденных посыплются новые жалобы в Страсбургский суд.

Изменения коснутся ст. 62 (недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу) и ст. 256 (порядок вынесения определения, постановления) УПК. Новые правила не позволят участникам процесса закидывать суд бесконечными заявлениями об отводе и тем самым тормозить процесс. Объявить своего рода вотум недоверия судье, следователю, прокурору, эксперту и даже назначенному адвокату можно будет только единожды, после этого заявления об отводе приниматься не будут.

«В случае отказа в удовлетворении заявления об отводе подача повторного заявления об отводе тем же лицом и по тем же основаниям не допускается», – говорится в поправках, подписанных на днях президентом.

Между тем эксперты «НГ» раскритиковали институт отвода, назвав его недееспособным, какие-либо дополнительные ограничения, по их словам, можно рассматривать как дополнительное «закручивание гаек» против обвиняемых.

«Цель принятия этого решения проста – экономия процессуальных сроков и трудозатрат судей», – заявил в беседе с «НГ» член Ассоциации юристов России (АЮР) Алексей Гавришев. Он согласен, что порой в заявленных ходатайствах действительно отсутствуют значимые основания и рассматривать их повторно уже нет никакого смысла. При этом эксперт уточнил, что проблема заключается в том, чтобы «отводы рассматривались должным образом, а не декларативно», как это часто бывает. На практике удовлетворительные решения по таким заявлениям встречаются крайне редко, их единицы. Ведь это бы означало, поясняет юрист, что суд заочно соглашается с тем, что он прямо или косвенно заинтересован в исходе дела и в случае разбирательств это может привести к лишению полномочий судьи.

Член Московской Хельсинкской Группы, федеральный судья в отставке, профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ Сергей Пашин считает такую борьбу с затягиванием судебных процессов «искусственной». По его словам, служители Фемиды устали от обструкции – к примеру, был случай, когда адвокат заявил судье 72 отвода, причем в письменном виде. Однако, пояснил он, это можно было бы решить и в рамках старых норм.

Зато благодаря поправкам судьи смогут «отписывать дела» быстрее, им будет комфортнее, в частности, не придется уходить в совещательную комнату для разрешения нового отвода и отвечать стороне отдельным письменным постановлением, говорит Пашин.

Эксперт подчеркнул, что де-юре введенные правила не препятствуют возможности заявить отвод по новым основаниям, мол, «если один довод не принят, это не значит, что нельзя заявить другой».

Но де-факто это, конечно, стесняет право на защиту, «вводит в определенные рамки, которые, конечно, жесткие, но терпимые».

«Потенциальная опасность же в том, что закон может толковаться и следующим образом: один отвод заявил – и хватит. Такая практика шла бы в разрез с конституционными нормами и положениями международных актов о праве на законный состав суда и беспристрастное разбирательство дела». В этом случае, по его словам, у людей появится возможность жаловаться в ЕСПЧ. Сегодня судьи и так отводов практически не удовлетворяют, а новый закон поощряет их «закрутить гайки еще крепче», – отметил собеседник «НГ».

По его словам, это усугубит и проблему «черных адвокатов», работающих на следствие и дающих клиенту губительные советы, подписывающих все бумаги задним числом. Которых, понятное дело, следователь отводить не станет.

А доказать «непригодность» такого защитника по назначению, даже если он открыто следует позиции обвинения, довольно сложно: «Попробуй докажи, что этот адвокат работает на следствие, – это совершенно бесполезно!».

Утверждения, мол, адвокат не приходит на следственные действия, не пишет ходатайства и не навещает в изоляторе, как показывает практика, еще не основание для отвода.

«Суды в таких случаях ссылаются на своеобразную тактику ведения дел или рекомендуют жаловаться в адвокатскую палату, но это не устраняет адвоката от участия в следствии или суде – предупреждение объявят, но на этом все», – посетовал экс-судья.

По его мнению, в итоге эти новации могут облегчить вынесение обвинительных приговоров: «У нас и без того обвинительный уклон, а это своего рода вишенка на торте».

Между тем эксперты давно настаивают на реформировании института отвода. Дело в том, что решение в этих вопросах принимает тот же судья, кому и назначен отвод. Правильней, по их словам, чтобы решение об отводе судьи принимал и вовсе другой суд.

Об этом заявил «НГ» адвокат юридической компании BMS Law Firm Александр Иноядов: «Отвод судье, единолично рассматривающему уголовное дело, разрешается им самим, и эффективного механизма контроля законности принятого решения не предусмотрено». Он подчеркнул, что институт отвода и до внесения изменений находился в нерабочем состоянии: «Возможность многократного заявления об отводе, в частности, председательствующего судьи, по одним и тем же основаниям при условии того, что этот отвод разрешается им самим, указывает на исключительно формальное содержание такого права».

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 6.08.2019


МХГ в социальных сетях

  •  
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве
Освободить Яна Сидорова, Владислава Мордасова и Вячеслава Шашмина
Требуем крупных номеров на полицейской форме!
Разрешить авиасообщение между Россией и Грузией
Свободу журналисту Ивану Голунову - автору расследований коррупции!
"Там где есть пытки — нет правды!" Петиция с призывом прекратить "дело Сети*"
Против изоляции российского интернета

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.