Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Безъязыкая Россия



Леонид Никитинский, обозреватель «Новой газеты», член Совета при президенте РФ по правам человека, лауреат премии Московской Хельсинкской группы в области защиты прав человека:

Закон «о просветительской деятельности», одобренный Совфедом, приведет к утрате позиций русскоязычной культуры в стране и в мире

Законопроект, предполагающий разрешительный порядок просветительской деятельности, лукаво назван «О внесении поправок в закон «Об образовании» — так что начнем с различения этих понятий.

Мишель Фуко ставит почти знак тождества между знанием и властью. Но не в привычном значении: «Знание — сила», а наоборот: в том смысле, что у кого власть, тот назначает «знающего» — он и будет выполнять по программам, которые утвердят сверху, функцию всеобщего и стандартизованного образования. Так оно оказывается не только правом (его обеспечение — отдельный вопрос), но и своего рода обязанностью — по крайней мере для тех, кто надеется получить хорошие позиции в этом конкретном обществе. Единые, всеми признаваемые документы, которые выдаются об успешном образовании, требуют законодательного регулирования, которое во всех странах более или менее одинаково.

Несколько десятилетий назад диплом об образовании подразумевал освоение профессии, которая могла кормить ее обладателя всю жизнь, и позволял претендовать на соответствующую работу. Сегодня изменения в профессиях — вплоть до их исчезновения — происходят с такой скоростью, что диплом уже не дает никаких гарантий.

Даже если люди не хотят, они вынуждены постоянно повышать квалификацию или осваивать другие профессии, двигаясь от проекта к проекту.

Есть и те, кто — понимая эту объективную необходимость или в силу собственной жажды знаний и самосовершенствования — хочет. Их могут не устраивать — и все в большей степени — навязанные режимом программы образования. Им на помощь приходят программы просветительства, распространению которых сильно способствовал интернет: сегодня таких программ, в том числе дистанционных и большей частью бесплатных, огромное количество по любым темам и областям знаний — их проводят НКО и энтузиасты, и во всем мире они считаются третьей и четвертой (после школы и университета) необязательными стадиями просвещения. Этот «рынок» обычно не регулируется, гарантий на нем нет, но люди, уже образованные, без труда найдут то, что им нужно, и по качеству, и по уровню сложности.

Если в модели образования знания распространяются отчасти принудительно, то в модели просветительства «знающих» выбирают снизу, и аудитория же контролирует качество, имея возможность перейти на другой канал.

Вот эту возможность Госдума и задумала отнять у нас у всех: не у «знающих» — им-то что особенного будет? — а у тех, кто хочет стать умнее.

Нечто подобное имело место и в СССР, где не только печатная продукция, но и любая песенка, исполняемая публично (например, в ресторане), должна была быть «залитована» (от слова «Главлит»). Но, во-первых, ведомственные инструкции о цензуре носили стыдливый гриф «для служебного пользования» — открыто контролировать просветительство коммунистам, видевшим в себе продолжателей, если не завершителей, исторического проекта просвещения, в голову не приходило. Во-вторых, среди партийных руководителей в брежневскую эпоху были и сторонники передового знания, а возможности контролировать все публичные выступления в то время не было, поэтому, например, Мераб Мамардашвили мог, основываясь на Прусте, прочесть свой курс по философии во ВГИКе.

Нынче в руководстве страны сторонников просвещения что-то не заметно, на что указывает и обсуждаемый законопроект, зато есть техническая возможность контролировать, по крайней мере, любые просветительские сайты в интернете. Как в Китае — с той разницей, что Конституция РФ все же запрещает цензуру (ст. 29) и запрещает (властям) устанавливать государственную или обязательную идеологию (ст. 13), что со всей определенностью подразумевает законопроект «О просветительской деятельности».

Думаю, триггером появления этого проекта стало создание «Свободного университета», костяк которого составила профессура, фактически изгнанная из Высшей школы экономики за недостаточную лояльность. Им запретили заниматься обучением и получать за это зарплату, а они посчитали своим долгом на волонтерских началах продолжать просветительскую деятельность. Ну и «примкнувшие к ним», в том числе и я, взявшийся прочесть для желающих курс «философии журналистики», просто потому, что это интересно и мне, и кому-то еще.

На мой курс в «Зуме» записалось 35 человек, регулярно ходит человек 20, но это отборный народ — они мотивированы, и их не пугает сложность изложения. У некоторых есть опыт работы в медиа, кто-то учится в вузах, один — в школе. Несколько студентов живут в других странах, в том числе в Киеве, но все погружены в происходящее в России и предпочитают обсуждать это по-русски, а большинство подключается из разных регионов России — пока.

Таких курсов в рамках не формализованного и нигде не зарегистрированного «Свободного университета» десятки, и не только гуманитарных, их слушает более тысячи «студентов». Что произойдет, если закон «О просветительской деятельности» вступит в действие (как предполагается, с 1 июня)? На лицензию или как она там будет называться «Свободный университет» рассчитывать вряд ли может, денег на уплату гигантских штрафов, или что они еще там придумают — в развитие нынешнего проекта, у преподавателей нет.

Как поступят наши нынешние и потенциальные слушатели после фактической ликвидации этой и других русскоязычных просветительских площадок? Едва ли они пойдут слушать псевдопатриотические речи «правильных профессоров», которые предложит нам — за наши же, налогоплательщиков, деньги — «суверенный интернет». Такого они уже наслушались в школе — вся эта наиболее активная молодежь — а таких сотни тысяч — найдет что-то похожее по-английски или по-немецки — там, куда суверенная Дума дотянуться, к счастью, не может.

Но это «счастье» имеет и обратную сторону: мы тут все еще верим в Россию и надеемся увидеть этих людей, применяющими свои способности на родине, а тем, кто будет говорить с ними по-английски, до России в общем-то большого дела нет. Результатом станет, и довольно скоро, утрата русским языком и русскоязычной культурой своих позиций как в России, так и за рубежом, и скорее всего усиление оттока наиболее образованных людей из России. Вот и весь «патриотизм», но проблемы просвещения и просветительской деятельности надо понять и глубже.

Маркс был прав, полагая мерилом прогресса (во всяком случае технического) постепенное увеличение продолжительности свободного времени: сегодня в развитых странах его столько, кто сколько захочет. Он ошибся в природе человека, полагая, что, освободившись от бремени труда, люди бросятся читать и учиться рисовать или музицировать, то есть сформируют запрос на просветительскую деятельность. Таких всегда было и будет меньшинство, большинство же предпочитает не требующие усилий развлечения. Но именно они, «алчущие и жаждущие правды», своими вопросами и запросами более всего беспокоят власть.

Сожжение книг практиковалось в Китае — в первый раз в 221 году до н.э., а в последний — в ходе «культурной революции» в 1966–1976 гг.; в древнем Риме после проповеди апостола Павла в Эфесе и, разумеется, в нацистской Германии. Средневековая инквизиция жгла и самих ученых, да, собственно, и Христа распяли за просветительскую деятельность отчетливо гуманистической направленности, которая порождала опасное для фарисеев брожение умов.

«Проект просвещения», созревший в Европе в ХVIII веке и расцветший в ХIХ, основанный на вере в рациональную природу человека, в приоритет науки перед другими видами знания и, соответственно, в возможность построить на этих началах более или менее совершенное общество, — отнюдь не бесспорен. Самый сильный удар по нему нанесли две мировые войны и СССР, где просвещенческий (и в этом смысле безусловно западный) проект, на алтарь которого были принесены чудовищные жертвы, потерпел крах, для начала обернувшись, будто в насмешку, лютой борьбой с инакомыслием.

Английский философ Исайя Берлин (кстати об утечке мозгов — он был вывезен семьей из России в эмиграцию в 12 лет), считающийся одним из столпов современного либерализма, первым, наверное, обратил внимание на то, что интеллектуалы ХIХ века проморгали национализм, полагая его маргинальным течением в рамках преобладавшей тогда просвещенческой логики. Берлин посвятил свои исследования национализму и «особым путям» как альтернативам, предложенным единому европоцентричному проекту просвещения интеллектуалами разных стран той же самой Европы (включая Россию).

В работе «Противники просвещения» Берлин без предвзятости, а то и с симпатией, анализирует доводы врагов просвещения, среди которых были и такие фигуры, как Шеллинг, Ницше и Кьеркегор. Совсем нет симпатии лишь в его работе «Жозеф де Местр и истоки фашизма», но и этому недооцененному, на его взгляд, интеллектуалу, поборнику крайнего антирационализма и жестокой и непререкаемой власти, снискавшему симпатии в салонах Санкт-Петербурга в 1803–1817 гг., Берлин все же отдает должное. Если бы этих людей, настаивавших на неповторимом в характере и судьбах народов, внимательней слушали, полагает Берлин, проект просвещения, может быть, и не закончил бы в ХХ веке фашизмом и сталинизмом.

Последователь Берлина Джон Николас Грей, кстати, обозреватель газеты «Гардиан», в своей книге «Поминки по просвещению» (она издана в русском переводе, и я благодарю Александра Согомонова, который меня на нее навел) идет дальше. Доводы те же самые: гипотеза о рациональной природе человека историческим фактами подтверждается не вполне, и с мультикультурализмом, на который одно время сделали ставку в Европе, тоже ничего не вышло: разные национальные культуры «несравнимы» (и во многом несовместимы, невзаимопроникаемы).

И вот, какой вывод делает из этого «противник просвещения» Грей: «Толерантность — добродетель, свойственная людям, осознающим свое несовершенство. Такие не станут требовать, чтобы их предпочтения были закреплены особыми привилегиями, или ожидать, что их образ жизни примут все… Вместо того, чтобы стремиться к обманчивой утопии, когда любой образ жизни одинаково (и, возможно, незаслуженно) признан, эти люди довольствуются тем, что могут ужиться друг с другом… Свобода немыслима без мира».

Можно критиковать и даже отрицать проект просвещения, но это невозможно делать без просветительства: иначе будет утрачен сам необходимый для этого язык. Что, в общем, мы уже и наблюдаем в Государственной думе.

В «золотом» ХIХ веке России, когда она, переварив на свой лад (правда только в элитах) европейские ценности, подарила человечеству великую русскую литературу (до этого ее вклад в мировую культуру не был сильно заметен) западники и славянофилы с удовольствием ходили друг к другу в гости. Нынешний проект «О введении единомыслия в России» (Козьма Прутков) нацелен фактически на истребление западнической интеллигенции в будущих поколениях. ХIХ век — на свалку, как, впрочем, и ХХ. В рамках унифицированного «патриотизма» уже и сегодня гордиться пристало только воителями, но не учеными, художниками и писателями.

Эта проблема лежит уже в политической плоскости. Вместо того чтобы предоставить обоим русскоговорящим народам (да и говорящим на других языках тоже) хотя бы пропорциональное представительство при обсуждении вопросов образования и просвещения, один из них, пусть и меньший по численности, просто выдавливается из России. Это национальная катастрофа.

Источник: Новая газета, 31.03.2021

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Альберт Сперанский

Илья Шаблинский

Григорий Явлинский

Ольга Романова

МХГ в социальных сетях

  •  
Предотвратить полномасштабную войну с Украиной!
Обратитесь к российским властям с призывом обеспечить безопасность Елены Милашиной и расследовать угрозы против неё
Против исключения правозащитницы Марины Литвинович из ОНК
Россияне имеют законное право на мирные акции протеста. НЕТ! насилию и судебному произволу
Немедленно освободить Алексея Навального
Против поправок о просветительской деятельности

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.