Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

"Чем хуже власть, тем нужнее и важнее работа правозащитников"



Правила жизни правозащитницы Людмилы Алексеевой

«Мне небезразлично, как будет жить моя страна, когда меня не станет», — говорила один из основателей старейшей российской правозащитной организации «Московская Хельсинкская Группа» и ее многолетний председатель Людмила Алексеева. 20 июля ей исполнилось бы 92 года. Интернет-журнал «7x7» из интервью разных лет собрал ее правила жизни.

О сверхзадаче

— Я очень счастлива своей работой. Это то, что отвечает моим убеждениям, моим принципам. Русский интеллигент не мыслит себя без сверхзадачи в жизни. Моя сверхзадача — защищать людей от произвола власти.

О том, как вести себя на допросах

— Я сама больше всего уважала такую стратегию поведения, когда говорили: «Я с вами не разговариваю». Вот Таня Великанова [Татьяна Великанова, диссидент, участница правозащитного движения в СССР] так говорила: «Не буду я с вами разговаривать, и все». И сидела молча на этих допросах. Мне нравилась эта позиция, но я ее выдержать не могла, я не могла ее выдержать чисто психологически. Меня мама научила с детства, что если с вами человек разговаривает вежливо, вы должны ему вежливо отвечать. Наверное, следователи тоже не такие уж дубовые, они разговаривали со мной очень вежливо, и я отвечала. Каждый допрос был очень тяжелым испытанием, потому что, честно говоря, я очень боялась проговориться. Поэтому я выработала собственную стратегию, исходя из этой своей особенности, что не могу не отвечать. И я начинала каждый допрос с того, что я говорила: «Вы знаете, прежде чем мы начнем с вами разговаривать, я хочу вас предупредить. Во-первых, я буду часто говорить „не помню“, потому что у меня плохая память». Конечно, я лукавила, у меня правда не очень хорошая память, но иногда я говорила «не помню», когда я отлично помнила. А, во-вторых, я им говорила: «Я знаю, как тяжело ходить к вам на допросы, по себе знаю, и поэтому я считаю совершенно невозможным говорить вам хоть что-нибудь, что может повлечь допрос каких-нибудь других людей, кроме меня. Поэтому я буду отвечать только на те вопросы, которые касаются лично меня. А что касается остальных людей, из этических соображений я отвечать не буду». И я вот этих двух правил придерживалась.

Об отношениях правозащиты с оппозицией и властью

— Я не политик, я правозащитник. И какой должна быть оппозиция… Конечно, ей надо искать свои пути, но это не моя работа, и я не могу на этот вопрос ответить, я насчет правозащиты понимаю, а насчет оппозиции — я им желаю успехов, но я… Это не мое.

Правозащитники, в отличие от оппозиционных и вообще от любых политиков, должны работать с любой властью. Чем хуже власть, тем нужнее и важнее работа правозащитников. Поэтому… Андрей Дмитриевич Сахаров в советское время, когда практически невозможно было работать правозащитникам, когда вообще не признавали нашего существования, он писал письма к советской власти. Он писал: «Уважаемый Леонид Ильич!..» И предлагал: провести амнистию, освободить политзаключенных и т. д. И когда эти — даже не удачи — ну, когда что-то удавалось сделать… в общем, это было чрезвычайно редко. А сейчас, несмотря на все трудности, мы все-таки реально защищаем права человека, и надо сказать, что я не раз сама обращалась лично к Путину с просьбами. Прежде всего, относительно людей, находящихся в заключении по несправедливости. И были случаи, когда это реально помогало людям выходить на свободу.

Так что тут очень легко ответить на этот вопрос. Я убеждена: правозащитники должны сотрудничать и с нынешним президентом, и с любым человеком, от которого зависят судьбы людей.

О переменах в мировоззрении

— Мне, конечно, очень повезло с тем, что у меня было с кем разговаривать, вокруг меня были довольно бесстрашные и беспримерно честные люди. В 1952-м году я вступила в партию, думая, что как-то изнутри можно поменять что-то, что «не так», что мешает нашей стране быть как в песне «самой лучшей и самой счастливой». Уже после смерти Сталина на многое мне открылись глаза и многие сомнения уже лучше в моей голове были как-то сформулированы. Я не могу назвать вам точную дату полной перемены своих взглядов, но могу сказать, что я себе — тут очень важно, что себе, потому что на публику ты можешь как угодно меняться, а себе не соврешь — так вот, я себе не врала никогда. Да и не молчала я никогда. Выходит, что я была сперва очень честная советская.

А потом стала очень честная антисоветская, правозащитная. И это не стыдно про такое рассказывать. Люди, которые думают, часто меняются. Никто не рождается с идеальной гражданской позицией или единственным правильным взглядом на жизнь. Но еще раз скажу: мне повезло, были рядом люди, глядя на которых, рядом с которыми можно было становиться лучше.

О требованиях

— Мы не имеем права требовать смелости (или активности) от других. Займись собой. У каждого свой порог представлений, чем можно пожертвовать. И жизнь, и обстоятельства у всех разные. Поэтому ни от кого ничего не требуйте, кроме только от самого себя.

О своем пророчестве

О том, что в 2017 году Россия станет свободной страной и демократическим государством:

— Я тогда ошибалась. Мне казалось (потому что мне так хотелось!), что 10–15 лет — и мы будем свободной страной. Нет. Герцен прав. Надо два непоротых поколения. Мы — европейская страна. По географии, по религии, по культуре, по уровню образования. Но нам еще полпути пройти надо. Я теперь года не назову, но надо, чтобы нынешнее молодое поколение вырастило взрослых детей. Мне многие говорят: это очень мрачное предсказание, мы хотим дожить, это же будет после нашей смерти. На что я всегда отвечаю одно и то же: неважно, до чего ты дожил, важно, как ты прожил. Я с не меньшим воодушевлением добиваюсь изменений в эту сторону в нашей стране, потому что такой приятный результат наступит после моей смерти. Мне небезразлично, как будет жить моя страна, когда меня не станет. Я не ограничиваю свой кругозор своей жизнью.

Людмила Михайловна Алексеева родилась 20 июля 1927 года в Евпатории, вскоре с семьей переехала в Москву. В годы Великой Отечественной войны окончила курсы подготовки медсестер, но на фронт ее не взяли из-за возраста. В 1950 году она окончила исторический факультет Московского государственного университета, а в 1956 году — аспирантуру Московского экономико-статистического института по специальности «история КПСС». Затем работала преподавателем истории. В 1952 году вступила в Коммунистическую партию Советского Союза.

В 1953 году после смерти Иосифа Сталина и ареста Лаврентия Берии Людмила Алексеева пережила мировоззренческий кризис. Она отказалась защищать кандидатскую диссертацию по истории КПСС и закончила научную карьеру. В 1960-е годы в ее квартире собирались диссиденты и московские интеллигенты, проводились интервью для западных СМИ, распространялись тексты самиздата.

В 1968 году Людмилу Алексееву из-за ее позиции против судебных процессов над поэтом Юрием Галансковым и журналистом Александром Гинзбургом исключили из партии и уволили с работы.

С 1968 по 1977 годы Людмила Алексеева активно занималась правозащитной деятельностью: участвовала в выпуске бюллетеня «Хроника текущих событий», подписала ряд правозащитных документов, стала одним из основателей Московской Хельсинкской Группы (МХГ). Ее неоднократно обыскивали и допрашивали.

В 1977 году из-за угрозы ареста с семьей эмигрировала из России в США. Была там зарубежным представителем МХГ, вела правозащитные передачи на радиостанциях «Голос Америки» и «Свобода», написала монографию «История инакомыслия в СССР. Новейший период».

В 1993 году Людмила Алексеева вернулась в Россию. В 1996 году ее избрали председателем МХГ. В 2002 году правозащитница вошла в состав комиссии по правам человека при президенте РФ. Продолжала правозащитную деятельность, участвовала в уличных акциях в защиту свободы собраний.

Людмила Алексеева ушла из жизни 8 декабря 2018 года в возрасте 91 года. На прощальную церемонию пришли сотни человек, в том числе президент России Владимир Путин.

Источник: интернет-журнал «7x7», 20.07.2019

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.