Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Что довелось увидеть в центре Москвы (23.01.2021)



Александр Верховский, директор информационно-аналитического центра «Сова», член Совета по правам человека при президенте РФ, лауреат премии Московской Хельсинкской Группы:

Я наблюдал события на Пушкинской площади и затем в других местах, начиная с примерно двух часов дня до примерно половины седьмого вечера. Вот мои краткие комментарии к увиденному и услышанному вчера.

Публичное мероприятие не было согласовано, да его организаторы и не думали, что оно может быть согласовано. Более того, изначально в объявлении в Фейсбуке говорилось о том, чтобы собраться на Пушкинской и идти в сторону Манежной площади, и, думаю, большинство наблюдателей и участников ожидали, что реализация этого плана вызовет силовое сопротивление полиции. Поэтому можно было опасаться значительного объема насилия.

В действительности события развивались иначе. Марш по Тверской не просто не состоялся, но не было ни малейшей попытки его провести, притом, что проход в эту сторону перегорожен не был. На мой взгляд, это означает, что действия протестующих не имели в Москве никакого центрального управления. Следы такового управления не просматриваются и задним числом.

О численности участников. Конечно, в ситуации, когда толпа разделена на разные фрагменты улицами и полицейскими цепями, имеет в разных местах разную плотность, качественно оценить общее количество людей непросто. Полицейская оценка в 4 тысячи человек неправдоподобно мала, если считать не только пространство вокруг памятника Пушкину, конечно. Некоторые опытные исследователи массовых мероприятий дают консервативную оценку в 15 тысяч, но допускают, что могло быть и заметно больше. И это кажется вполне реалистичным. «Рейтерс» дал вчера оценку в 40 тысяч, но это, возможно, завышенная оценка.

С учетом масштабной дискуссии о вовлечении несовершеннолетних, которая уже определенно выльется в соответствующие административные и, возможно, уголовные дела, интересно оценить возрастной состав. Группа полевых антропологов Александры Архиповой проводила выборочный опрос приходящих на Пушкинскую площадь, и, по их данным, около 4 % участников было до 18 лет. Я сам никого не опрашивал и не могу на глазок понять, юноше или девушке 17 или 18 лет, но подростков до 16-ти отличить несложно, и таковых попадались точно буквально единицы (видел я и задержание такого мальчика). При том, что молодежи примерно 20-25 было очень много, это ясно и по опросу группы Архиповой, и по личным наблюдениям, хотя большинство все же было старше 25-ти. Вчерашний митинг можно назвать преимущественно молодежным, но никак не «школьным» и не подростковым.

Полиция первое время не стремилась пресечь несанкционированное собрание, но лишь предупреждала собравшихся. Проводились единичные задержания, но примерно между 14.30 и 15.00 и они почти прекратились. И все это время проход на Пушкинскую площадь и с нее был открыт во все стороны. То есть общественный порядок в целом почти не нарушался. Повод или причина, почему полиция потом изменила тактику, мне как наблюдателю видны не были.

Вытеснение протестующих с площадки около памятника Пушкину началось уже после 15 часов ,и к 15.40 ОМОН очистил пространство вокруг памятника. Вытеснение велось методом быстрой атаки цепи с последующим отходом. Атаки не столько совмещались, сколько чередовались с задержаниями.

После полной очистки площадки силы ОМОНа продолжили такое же наступление в разные стороны. Сам я его наблюдал на площадке у «Известий». Замечу, что в районе памятника часть протестующих активно толкалась с полицией, насколько можно было видеть из-за спин. А вот у «Известий» это совершенно не происходило, нельзя было даже сказать, что остававшиеся там в большом количестве люди митинговали, в отличие от того, что происходило у памятника, но зачистка площадки проводилась все равно. 

Наступление в другие стороны я своими глазами не видел, видел только видео, снятое разными журналистами. Добавлю только, что полиции было много, но не настолько много, чтобы наступать на митингующих во всех направлениях, поэтому в одном месте могла идти атака цепи ОМОНа, а совсем недалеко в стороне митинг продолжался.

Очень важен вопрос о насилии в отношении полиции. Поскольку я в основном не был буквально на «линии соприкосновения», мне трудно судить о нем. Случаи, когда, например, некоторые митингующие бьют полицейского ногой, когда упавшего полицейского оттаскивают коллеги, зафиксированы на видео, но я вблизи себя ничего подобного не видел. Могу субъективно сказать, что в этот раз доля митингующих, готовых к силовому противостоянию была несколько выше, чем во время сходных событий летом 2019 года (возможно, это связано с тем, что более 40% участников митинга впервые участвовали в протестах, по данным той же группы Архиповой). Но в виденных мной видеозаписях нет более серьезного насилия, чем эпизоды того лета. Сам я видел только давление на полицию массой на площадке у памятника Пушкину (бросание снежков в ОМОН вряд ли стоит рассматривать как применение силы). 

Похоже, наиболее активные столкновения возникали при попытках вытесняемых и уходящих с Пушкинской площади людей повернуть в сторону центра. Но в целом, почти все собравшиеся явно не были настроены на насилие, они скандировали какие-то лозунги, не подчинялись указанию полиции уйти с площади, но, очевидно, они рассматривали это неподчинение как реализацию своего конституционного права и при этом явно не стремились к конфронтации с полицией.

Лично я не видел избиений митингующих полицейскими, производимых явно без причины. Побитых видел немало, но не видел обстоятельств, при которых их побили. Хотя пару раз видел, как полицейские, подведя задержанного к автобусу, с силой толкали его на автобус, что явно не требовалось для проводимого обыска. В целом, по моему субъективному впечатлению, уровень жестокости в действиях полиции был несколько ниже, чем во время разгонов митингов летом 2019 года.

Зато я видел много беспричинных задержаний. Да, в части случаев это были выборочные и прицельные задержания в толпе, и я не могу судить о том, что было основанием задерживать прицельно именно этого человека: это могли быть какие-то его действия немного ранее. Но видел я и много задержаний явно без всякого повода, когда я мог длительное время наблюдать такого человека недалеко от себя. Определенно могу сказать, что чаще задерживали молодых, некоторые из них даже не выкрикивали ничего, по крайней мере, последние минут пять. Особенно много таких беспричинных задержаний было на Цветном бульваре в районе 18 часов, где в это время вообще не наблюдалось никакого митинга, а были люди, идущие с Бульварного кольца в метро или задержавшиеся поговорить и посмотреть на происходящее. Например, около меня задержали девушек, которые, как и я, спокойно стояли около цирка.

Количество задержаний по стране, увы, - рекордное, более 3400 человек. По Москве побит печальный рекорд июля 2019 года -  зафиксировано 1360 задержанных, учтенных ОВД-Инфо уже к полудню воскресенья.

Сторонники Навального уже анонсировали новый митинг на следующие выходные. Очевидно, они по-прежнему не рассчитывают на конструктивный диалог с городскими властями на тему согласования митинга. Возможно, городским властям стоит самим инициировать диалог с теми, кто призывает к митингам, чтобы избежать новых столкновений.

Источник

Александр Верховский наблюдал за соблюдением права граждан на свободу собраний на акции 23 января в Москве в составе мониторинговой группы МХГ


Григорий Мельконьянц

Альберт Сперанский

МХГ в социальных сетях

  •  
Россияне имеют законное право на мирные акции протеста. НЕТ! насилию и судебному произволу
Немедленно освободить Алексея Навального
Против поправок о просветительской деятельности
SOS! Ликвидируют единственный офис Комитета за гражданские права
Против поправок в закон о митингах
Примите закон, по которому "дети ГУЛАГа" смогут наконец вернуться из ссылки

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.