Поддержать деятельность МХГ                                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Если не разгрузить ГУЛАГ, начнутся бунты



Зоя Светова, журналист, правозащитник, лауреат премии Московской Хельсинкской Группы в области защиты прав человека, бывший член ОНК Москвы:

Когда думаешь о том, с чем можно сравнить то, что мы все сейчас переживаем, первая ассоциация — война. Об этом же в своем обращении к народу говорил 16 марта и президент Макрон: «Мы на войне». Всему миру объявлена война. Только противник почти невидимый — этот самый зловредный вирус. И жертв от него может быть не меньше, чем от военных действий. Во время войн и катаклизмов самыми незащищенными, помимо детей и стариков, всегда оказываются заключенные.

В некоторых странах власти начинают освобождать осужденных, тех, кто не совершил насильственных преступлений, пожилых и страдающих тяжелыми заболеваниями.
Но в России и в мирное время о заключенных власти думают в последнюю очередь. Так что на амнистию или на какое-либо освобождение кого-либо из-за пандемии надеяться не стоит.

На днях мне позвонила в слезах жена одного очень пожилого арестанта. Летом ему исполнится 80 лет. В середине марта должен был состояться суд по УДО. Колония рекомендовала его к освобождению, и появилась надежда, что, отсидев половину срока, он выйдет и сможет какое-то время из отведенной ему судьбой жизни побыть с женой и детьми. Но в суде ввели карантин, и заседание отменили на неопределенный срок.

В своей колонии этот 80-летний осужденный — самый старый из всех. Его ровесников там больше нет. Таких пожилых людей сажают редко, обычно за убийства. Но мой подопечный никого не убивал. Он сидит за ненасильственное преступление. И повторю, колония его рекомендует к освобождению, считая, что он исправился. Очевидно, что в бараке на 20 человек он легко подхватит вирус. А если не вирус, то поскольку он стар и слаб здоровьем, с трудом выдержит новое свалившееся на него испытание.

18 марта Верховный суд приостановил рассмотрение всех уголовных дел в условиях пандемии, сделав исключение лишь для безотлагательных дел, вроде избрании меры пресечения в отношении несовершеннолетних. Судебные заседания можно проводить по видеосвязи. В некоторых регионах они уже проходят по скайпу или по whatsapp. Но разве УДО для такого старого и больного человека — это не безотлагательный случай? И не только для него. По официальной информации, в России чуть больше 12 тысяч заключенных пенсионного возраста. Учет осужденных старше 70 лет никто не ведет. Думаю, их единицы.

ФСИН России в состоянии подсчитать, сколько в его королевстве находится осужденных, не совершивших насильственные преступления, у которых по закону подошло УДО и которых можно было бы освободить. И здесь речь идет не только о гуманизме, милосердии и всяких таких материях, о которых в нашем государстве принято думать в последнюю минуту.

Или только тогда, когда это выгодно по каким-то соображениям.

Необходимо срочно разгружать тюрьмы и колонии, потому что вирус уже внутри. Он там за решеткой, и ему все равно, где заражать: в общих камерах, где находится по 20−30 и более человек, или в маленьких, где бок о бок живут трое-четверо. Тестов на вирус не хватает на воле. Излишне говорить, что за решетку они придут в последнюю очередь, и когда выяснится, что заразилась тюрьма, заразился барак, произойдет катастрофа. Скрыть это от заключенных не получится. Начнутся страшные бунты. Справится ли с ними система?

Что сейчас происходит в российских СИЗО? В Москве, например, запрещены передачи, свидания с родственниками и адвокатами. Никаких следственных действий с обвиняемыми не проводится. Даже по официальным данным, перелимит заключенных в Москве составляет больше 300 человек. Реально это количество, конечно, гораздо больше.

Арестованных решено отправлять только в одно московское СИЗО Москвы. Почему? Видимо, решили, что там их будут проверять на коронавирус. Но будут ли и как? Мерить температуру? Когда начнут делать тесты? Если их «на гражданке» делают только в крайних случаях, когда у пациента уже существуют выраженные симптомы болезни, то можно ли надеяться, что их будут делать всем вновь прибывшим заключенным в обычном тюремном карантине?

Миллионы людей во всем мире сейчас находятся на так называемой «самоизоляции». Но тюрьма — это изоляция в квадрате. Особенно если она сейчас становится суперзакрытой, и никто точно не знает, на сколько: месяц, два, три, полгода?

Я даже не хочу думать о том, как будут деградировать отношения между заключенными и сотрудниками. Не хочу думать, сколько суицидов, нарушений прав человека и преступлений в тюрьме может произойти за это время.

Знаю точно: в разы возрастет тюремная коррупция, что будет благом для обеспеченных арестантов и подкосит малоимущих. Заключенные и сотрудники начнут сходить с ума. Хронические больные будут умирать от недостатка медицинской помощи.

Все это будет происходить без какого-либо контроля со стороны правозащитников и адвокатов.

Что предпринимает дальновидная, обладающая инстинктом самосохранения власть в такой ситуации? Она разгружает СИЗО: составляются списки обвиняемых в ненасильственных преступлениях, которые можно перевести под домашний арест, ведь понятно, что в условиях жесткого контроля полиции в связи с пандемией эти люди вряд ли куда то скроются.

Дальновидная власть освобождает пожилых и страдающих тяжелыми заболеваниями осужденных, чтобы сократить тюремное население.

Несколько дней назад Московская Хельсинкская группа опубликовала петицию «Призываем к максимально широкой амнистии из-за коронавируса». На сайте change.org эта петиция собрала меньше шести тысяч подписей.

Кого услышит власть? Только «своих». А вот «своим» не до заключенных. Но повторюсь, речь не столько о милосердии и гуманности. Речь о работе на опережение самых тяжелых последствий пандемии в самой закрытой системе.

Никакой перспективы, что власть ее заметит.

Президент Владимир Путин ровно об этом, кажется, говорил в своем обращении к народу:

«…работать профессионально, организованно и на опережение. И главный приоритет здесь — жизнь и здоровье наших граждан».

Не думаю, что обвиняемые и осужденные для президента в приоритете. Осужденные не голосуют, значит, не интересны. Только те, кто в СИЗО.

Но если учесть, что в России около 600 тысяч арестантов, а у каждого есть родственники, то число потенциального электората возрастает в разы. И об этом тоже стоит подумать.

И кроме того: вместе с заключенными в тюрьмах и колониях в зоне риска целая армия сотрудников тюремной системы.

Те, кто все-таки для президента «социально близкие»…

Из последних новостей: российская Госдума собирается уйти на карантин аж до 11 мая.

Очевидно, что об амнистии к Дню Победы стоит забыть.

Вслед за депутатами на карантин уйдут и судьи. Вдруг за ними последуют и госчиновники? Министры?

Работать в России останутся только врачи, полицейские, тюремщики, эфесбешники, продавцы, аптекари, интернетчики.

И, надеюсь, курьеры еды.

И, может быть, журналисты…

Источник: Эхо Москвы, 1.04.2020


Леонид Невзлин

Сергей Кривенко

МХГ в социальных сетях

  •  
Остановите принятие законопроекта расширения прав Полиции
ФСИН, предоставьте информацию об эпидемической ситуации в пенитенциарных учреждениях!
Освободите Юрия Дмитриева из-под стражи!
Призываем к максимально широкой амнистии из-за коронавируса
Открытое письмо об экстренных мерах по борьбе с эпидемией коронавируса в России
НЕТ! Манифест граждан России против конституционного переворота и узурпации власти
Совет Европы, запросите срочную правовую экспертизу изменений в Конституцию России!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.