Поддержать деятельность МХГ                                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Фемида для своих — чиновники вдвое реже получают реальные сроки, чем обычные граждане



В чем обвиняют и как наказывают российских госслужащих

Доля тяжких и особо тяжких преступлений в уголовных делах чиновников вдвое выше, чем у рядовых россиян. Но, как ни странно, у госслужащих в два раза больше шансов остаться на свободе, чем у тех, кто не имеет прямого отношения к государственному управлению. Эксперты видят в такой ситуации классовую близость судей и осужденных управленцев, которая и обуславливает вынесение мягких приговоров.

Тяга к чужому

Изучив сведения судебного департамента при Верховном суде России, «Открытые медиа» выяснили, что наибольшее количество преступлений чиновников касается собственности. 609 из них за шесть месяцев 2019 года были осуждены за имущественные преступления. За тот же прошлогодний период подобных приговоров было 75624% приговоренных к наказанию чиновников отвечали по статье «мошенничество». Если смотреть во всероссийском масштабе, то госслужащие составили 4% от всех осужденных по этой статье граждан.

Второй статьей, по которой привлекались чиновники, была «получение взятки» — 198. Затем идет «присвоение и растрата» — 176 приговоров, после — кражи, грабежи и разбои. Интересно, что за дачу взятки судят чаще, чем за ее получение — 720 и 559 приговоров.

За такое коррупционное преступление как «превышении должностных полномочий, совершенным лицом, занимающим государственную должность РФ при отягчающих обстоятельствах» были привлечены 310 человек.

Снисходительные судьи

Журналисты выяснили, что за решеткой оказываются меньше 15% осужденных за преступления гражданских госслужащих. В то же время такой показатель в отношении обычных граждан составляет 30%.

Так, за первое полугодие текущего года лишились свободы 211 госслужащих из 1 тыс. 446 всех осужденных гражданских чиновников. Из 290 тыс. 216 осужденных иного, нежели чиновники, статуса за решеткой оказались 84 тыс. 539 человек.

Значительно реже, чем госуправленцы, получают условный срок обычные граждане — 26,2% против 42,6%. И это все при том, что у чиновников 65,1% составляют тяжкие и особо тяжкие преступления, а у не относящихся к госслужащим этот показатель более чем в два раза ниже — 26,6%.

Условное правосудие

ПАСМИ уже обращало внимание на тенденцию назначать чиновникам-коррупционерам неоправданно мягкие приговоры. Редакция даже запустила спецпроект «Рейтинг судей», в котором поименно называются авторы самых абсурдных судебных решений. Вот несколько ярких примеров их этого рейтинга.

В октябре судья Горно-Алтайского городского суда республики Алтай Марина Соколовская вынесла приговор бывшему мэру Горно-Алтайска Виктору Облогину по делу о мошенничестве и злоупотреблении полномочиями. Бывший чиновник нанес своими действиями ущерб более чем на 125 млн рублей. Он похитил у города автомобиль стоимостью более 1,5 млн рублей и незаконно изъял из казны 17 млн рублей. Еще 107 млн городской бюджет потерял из-за гарантий мэра управляющей компании, не исполнившей свои обязательства. Экс-мэр остался на свободе — его приговорили к четырем годам условного заключения.

В сентябре судья Ленинского районного суда Перми Алена Жихарева заочно приговорила руководителя Западно-Уральского управления Ростехнадзора Александра Кондалова, который ранее занимал должность прокурора Пермского края, к штрафу 80 тыс. рублей за превышение должностных полномочий. По данным следствия, Кондалов исказил сведения об опасности объекта крупной нефтяной компании, что привело к снижению отчислений в бюджет на сумму около 100 млн рублей. После возбуждения уголовного дела чиновник сбежал в Израиль.

Штрафом отделалась и председатель юридического комитета администрации Санкт-Петербурга Юлия Осипова. Чиновнице сначала инкриминировали мошенничество, затем переквалифицировали обвинение на злоупотребление должностными полномочиями. Осипова присвоила 10 млн рублей, которые должна была заплатить компании по госконтракту, застав своих подчиненных выполнять указанную в контракте работу. Такое преступление тянет на 4 года колонии, но в сентябре судья Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга Олеся Буланая назначила чиновнице только штраф — 50 тыс. рублей.

В июле было рассмотрено дело бывшего губернатора ЕАО Александра Винникова, которого обвиняли в злоупотреблении полномочиями. По данным прокуратуры, Винников склонил главу управления здравоохранения региона к закупкам на фиктивных торгах медоборудования для онкодиспансера по завышенной стоимости. Ущерб бюджету составил свыше 24 млн рублей. Cудья Биробиджанского районного суда Еврейской автономной области Александр Куликов назначил Винникову четыре года условно и освободил его в зале суда. Вышестоящая инстанция отменила этот приговор, признав его незаконным и отправила дело на новое рассмотрение.

Разница в подходах

По мнению адвоката Дмитрия Агроновского, вышеуказанная тенденция обусловлена большей лояльностью судей к чиновникам, находящимся на скамье подсудимых. Причина этого — в восприятии госслужащих как «своих». Способствует тут и большее понимание такими подсудимыми ситуации, когда стоит пойти на сделку с правосудием, признать вину, компенсировать ущерб. Также не лишним является и положительные характеристики чиновника, который, как это достаточно часто происходит, оказывается в роли обвиняемого в первый раз.

С позицией Агроновского согласен и судья в отставке, профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, член Московской Хельсинкской Группы Сергей Пашин. «Все довольно просто. Во-первых, судьи отождествляют себя именно с госслужащими, это классово близкие им люди. Во-вторых, чиновники совершают в основном ненасильственные преступления», — сказал он, отметив, что тяжкие коррупционные преступления не представляются ни обществом, ни судьями, как нечто злодейское.

В свою очередь обычные граждане, которые имели проблемы с полицией, получают реальные сроки даже за малозначительные преступления.

Источник: ПАСМИ, 14.11.2019


Альберт Сперанский

МХГ в социальных сетях

  •  
Требуем прекратить давление на пермский "Мемориал"
Требуем остановить преследование верующих-мусульман по сфабрикованным обвинениям в терроризме
Требуем прекратить давление на Движение "За права человека" и остановить его ликвидацию
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Немедленно освободить актера Павла Устинова
Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.