Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

 

ФСБ следует остановить. Дело "Сети"*



Лев Пономарёв, председатель национальной общественной организации «За права человека», член Московской Хельсинкской Группы:

Дорогие друзья, я практически каждый день вынужден писать о пакостях ФСБ: вчера – об «Уфимской двадцатке», сегодня – о «Сети» (организация запрещена в РФ). Обе организации признаны террорестическами. Уж так распорядилась история. Практически одновременно подходит к концу апелляционное рассмотрение по этим делам, и лучше уж я буду писать два дня подряд, чтобы в будущем не пришлось писать по аналогичным делам каждый день.

Суть этих дел заключается в том, что спецслужба, в руках которой фактически находится управление внутренней политикой России, увеличивает свой аппетит и пополняет ресурсы, фабрикует все новые и новые дела в отношении молодых людей, тем самым обедняя будущее страны. Хотелось бы подчеркнуть, что оба процесса рассматриваются военными судами, хотя судят они лиц гражданских.

16 сентября закончилось очередное заседание по апелляции на приговор по делу «Сети».

Не все следили за ходом основного судебного процесса, но он был действительно драматичным: там звучали и описания пыток, и пламенные речи адвокатов, и совершенно неожиданные показания свидетелей. И вот за пять заседаний в Пензенском областном суде, где находились адвокаты и обвиняемые, и в Апелляционном военном суде во Власихе, в котором заседали судьи и прокурор, весь процесс повторился как бы в миниатюре: ожил в словах обвиняемых и их адвокатов, в цитатах показаний и судебного протокола.

Несмотря на мой правозащитный опыт, я могу сделать лишь один вывод по итогам апелляционных заседаний: этого просто не может происходить. В деле «Сети» нет ничего кроме пыток, фальсификаций и домыслов. Походы в лес, страйкбольные игры, околополитические мероприятия превращены в «террористическую деятельность» – с подбрасыванием оружия и наркотиков, с пытками, с «секретными» свидетелями и подогнанными экспертизами. И превращены они (умозрительно!) по заранее написанному сотрудниками ФСБ сценарию. Именно заранее подготовленные так называемые свидетельские показания большинству фигурантов давали подписывать под пытками. В этом глобальном преступлении участвовали не только следователи и оперативники ФСБ, но и эксперты и весь состав суда первой инстанции, включая даже секретаря.

Следователи и оперативники пытали, фальсифицировали и врали в суде.

Эксперты давали некомпетентные (читай: ложные) заключения.

Секретарь суда фальсифицировал протоколы судебных заседаний, переиначивая показания или вовсе их убирая, облегчая постановление неправосудного приговора.

Судьи лишали обвиняемых права на защиту: не приобщали доказательства, отказывали в назначении экспертиз, не реагировали на заявления о пытках и в конце концов написали приговор, почти целиком и полностью состоящий из бездоказательных утверждений и опирающийся на показания ложных свидетелей. Ради чего все это? Для того, чтобы молодые люди со взглядами, не совпадавшими с государственной идеологией, получили по 18, 16, 14 лет лишения свободы? А может, для того, чтобы чекисты, которые всё это придумали, отчитались перед «партией и правительством» за разоблачение «опасной террористической группы» и предотвращение теракта? И получили за это повышения?

Но уникальность ситуации не только в этом. Дело в том, что защита в суде первой инстанции разнесла позицию обвинения в пух и прах. Этому способствовали даже показания многих свидетелей обвинения. Защита буквально доказала, что «учредительные документы» сообщества «Сеть» состоят из файлов, которые создавались и открывались после задержания фигурантов, а в авторстве некоторых электронных документов оказался некто с ником Shepelev, подозрительно созвучным фамилии следователя ФСБ. И этого же Шепелева буквально уличили в лжесвидетельстве перед судом, когда он отнекивался от посещения СИЗО при наличии подписанных им в этом СИЗО протоколов.

Такой набор нарушений, документально зафиксированных в судебных заседаниях, можно встретить не в каждом российском уголовном деле.

Уместно процитировать слова адвоката Карташова, представляющего интересы Максима Иванкина:

«В приговоре нет ни одного места, которое бы не было аргументированно оспорено защитой. Мы фактически доказали невиновность наших подзащитных, хотя не были обязаны это делать. Единственным явным террористическим актом является именно приговор по делу «Сети», названный «приговором» по недоразумению».

Неужели не страшно судьям будет оставить такой приговор в силе? Одно известно точно: чем бы этот процесс ни кончился, он, определенно, уже вошёл в историю путинской России.

* организация запрещена в РФ

Источник: Эхо Москвы, 17.09.2020


Борис Вишневский

Леонид Никитинский

МХГ в социальных сетях

  •  
Примите закон, по которому "дети ГУЛАГа" смогут наконец вернуться из ссылки
Отменить запрет на одиночные пикеты в Санкт-Петербурге
Российские силовики в Беларуси закончат историю дружбы наших народов. Нельзя вводить!
Прекратить штрафовать и арестовывать за одиночные пикеты!
Рассекретить дело Ивана Сафронова! Обвинение должно быть публичным
Против обнуления сроков Путина
Свободу Илье Азару и всем задержанным за одиночные пикеты

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.