Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Кольца удава. О прошедшем будущем



Николай Кавказский, правозащитник, юрист Московской Хельсинкской Группы, политик, бывший фигурант "Болотного дела":

Заплеванная квартира, которая будто бы делает грязным все, что в нее входит. Этот образ из только что написанной и представленной читателям недавно антиутопии "Кольца розового удава" молодой писательницы Ирины Цой, к большому сожалению, вполне может стать точной метафорой для описания нашей страны. Действие книги начинается в ужасной России будущего, точнее, в ее остатках, в Московии, где уже сотню лет правит, с помощью продвинутых темпоральных технологий, розовый удав Пуу. Из супермаркетов в стране Пуу остались только "Пятерочки", в которых можно купить торты из пальмового масла и чай "Красная цена". Неугодные власти граждане трудятся на лесоповале под песни Иосифа Кобзона, а межпланетный вай-фай глушит правительство.

Картинка напоминает местами "День опричника" Владимира Сорокина, местами – "Москву 2042" Владимира Войновича, но в отличие от фатализма этих авторов в "Кольцах розового удава" мелькает надежда на лучшее будущее. Повествование ведется с нарочитым использованием феминитивов, главными действующими лицами повести являются женщины. В атмосфере всеобщего запрета, уныния, серости, вечной грязи и полицейского надзора подпольная группа анархистской организации посылает свою "агентку" в XIX век для помощи тамошним революционерам в их борьбе против русского царизма. Анархистки живут надеждой на то, что, изменив историю, они смогут освободить будущее.

Вместо Владимира Ленина, Иосифа Сталина или Бориса Савинкова ответственной за судьбу страны Ирина Цой назначает Веру Засулич. С одной стороны, это логичный выбор для автора написанного с феминистских позиций произведения. А с другой - Засулич ведь начала свою революционную деятельность с терроризма, хотя одной из первых и разочаровалась в эффективности методов насильственной борьбы. Это и создает новую интригу: вопрос личного выбора каждого и вытекающих из этого выбора общественных последствий.

Почему удав розовый? Смогут ли героини помочь свершиться революции еще в XIX веке? Каким будет путь альтернативной истории – социал-демократический гуманизм или анархистский террор? Героини повести, используя фантастические технологии, действуют в прошлом, чтобы повлиять на будущее. Ну а нам, чтобы предотвратить не только надвигающиеся антиутопичное будущее, но и изменить свое чуть менее антиутопичное настоящее, – надо действовать уже сейчас. Иначе розовый удав не только отнимет наши будущие пенсии, но и в рамках борьбы за продовольственную безопасность ограничит наш рацион быстрорастворимой пластиковой кашей и супом из сушеной брюквы, а для путешествия из Владимира в Нижний Новгород надо будет получать выездную визу.

Источник: Радио Свобода, 9.09.2018


Виктор Шендерович

Валерий Борщев

МХГ в социальных сетях

  •  
Выпустите 75-летнего ученого Виктора Кудрявцева из изолятора!
Прекратить дело "Нового величия"!
Остановим пытки в российских тюрьмах! #БезПыток
Отпустите их к мамам. Аня Павликова и Маша Дубовик не должны сидеть в СИЗО
Помогите спасти Олега Сенцова и других политзаключенных! Help to save Oleg Sentsov!
Освободим правозащитника Оюба Титиева #SaveOyub #SaveMemorial
О создании Комитета действий, посвященных памяти Бориса Немцова

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2018, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.