Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

"Наши предложения не нашли откликов в президентской администрации". Об итогах года



Уходящий год был отмечен для правозащитного движения в России рядом драматических событий.

8 декабря ушла из жизни председатель Московской Хельсинкской Группы Людмила Алексеева. На церемонии прощания с ней не смог присутствовать ее многолетний коллега Лев Пономарев, который отбывал 16-дневное заключение по обвинению в «повторном нарушении правил проведения публичного мероприятия». Ранее исполнительный директор общероссийского движения «За права человека» был оштрафован на 10 тысяч рублей за одиночный пикет в поддержку Марии Дубовик и Анны Павликовой, арестованных по делу «Нового величия».

Вскоре после выхода из-под ареста Пономарев сообщил о возможном закрытии возглавляемого им движения из-за проблем с финансированием. После вступления в силу закона «Об иностранных агентах» движение отказалось от средств зарубежных спонсоров, однако в последние дни этого года стало известно, что «За права человека» впервые за восемь лет не получит и президентского гранта.

Серьезные проблемы в различных российских регионах испытывает и общество «Мемориал». В Санкт-Петербурге мемориальцы находятся под угрозой выселения из занимаемых помещений. Глава чеченского «Мемориала» Оюб Титиев находится в следственном изоляторе с 11 января, власти республики ему инкриминируют хранение наркотиков, а коллеги Титиева по правозащитному движению убеждены, что дело против него сфабриковано. А ингушский правозащитный центр «Мемориал» вынужден отбиваться от обвинений в провоцировании акций протеста на чечено-ингушской границе.

На этом фоне положительной новостью может выглядеть сообщение о частичной декриминализации первой части 282-й статьи УК РФ («Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды»).

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» поинтересовалась у директора Информационно-аналитического центра «Сова», лауреата премии Московской Хельсинкской Группы в области защиты прав человека Александра Верховского его мнением по поводу объявленной «либерализации» этой статьи.

«Конечно, хотелось бы больших изменений, - начал правозащитник. - Та реформа 282-й статьи, которая была проведена, это – самый минимальный вариант по сравнению с тем, что предлагалось. Но, что есть – то есть», - констатирует Верховский.

По его мнению, теперь должны быть отменены все ранее вынесенные приговоры по первой части 282-й статьи, и все дела, которые сейчаснаходятся в стадии производства, необходимо закрыть. «Такая юридическая возможность есть, поскольку произошло изменение состава преступления и изменение условий для констатации его совершения при отсутствии предыдущего административного наказания по аналогичным обвинениям. Очевидно, что ни у кого из ранее осужденных предыдущего наказания не было. Тем самым, по идее они все автоматически должны быть от ответственности освобождены», - поясняет Александр Верховский.

И добавляет, что, скорее всего, этот процесс будет происходить не автоматически, а путем обжалования в Верховном суде вынесенных приговоров в надзорном порядке.

Что касается дальнейших шагов по смягчению российского уголовного законодательства, то здесь собеседник «Голоса Америки» настроен не слишком оптимистично. «Похоже, что те предложения, которые мы вносили и пытались продвинуть через Совет по правам человека, и Уполномоченного по правам человека, не нашли откликов в президентской администрации, и видимо, в ближайшее время реализовываться не будут», - разводит руками Верховский.

Директор центра «Сова» поясняет, что речь идет об изменении рамочного закона о противодействии экстремистской деятельности, и прежде всего, в части определения экстремизма, которое в настоящее время «славится своей необычайной широтой». И, поскольку на этом определении основано большое количество уголовных дел, то внесение ясности в определение экстремизма повлекло бы большие изменения – считает Александр Верховский.

«Очень хотелось бы отказаться от порочной практики судебного запрета книг, видео, картинок и так далее. Потому что запрет – это бессмысленный механизм, и он не препятствует распространению материалов, зато создает просто массу проблем. Это – самое основное. Конечно, нужно еще много чего сделать. Например, если уж не отменять, то, по крайней мере, декриминализовать сходные статьи, такие, как “оскорбление чувств верующих”. Чем она, казалось бы, отличается от 282-й? По сути, это, примерно, то же самое и есть, только в более узкой области, и можно было бы ту же процедуру с ней проделать. Но на это не пошли. Посмотрим, что будет дальше», - заключает свой комментарий Александр Верховский.

Источник: Русская служба «Голоса Америки», 29.12.2018


Виктор Шендерович

Альберт Сперанский

Виктор Шендерович

МХГ в социальных сетях

  •  
Свободу журналисту Ивану Голунову - автору расследований коррупции!
"Там где есть пытки — нет правды!" Петиция с призывом прекратить "дело Сети*"
Против изоляции российского интернета
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Потребуйте освобождения Анастасии Шевченко из-под домашнего ареста
Верните россиян домой! Обмен пленными Россия-Украина
Выпустите 75-летнего ученого Виктора Кудрявцева из изолятора!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.