Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

 

"Не издержки". Как в России люди гибнут от рук или в руках государства



Медиапроект «Четвертый сектор», Московская Хельсинкская группа и интернет-журнал «7х7» запустили совместный журналистский проект «Не Издержки». Он рассказывает о смертях в полиции, СИЗО, колониях, в ходе контртеррористических операций.

Не издержки: полная версия. Полиция — СИЗО / Колония — Антитеррор: 282 смерти в 2018–2019 годах

В чем суть проекта

— В «Не Издержках» мы пытаемся оценить масштаб проблемы и объяснить, почему происходит то, что происходит. Сопровождаем все это историями-иллюстрациями о жизни — и в данном случае смерти — конкретных людей, — рассказала куратор проекта Анастасия Сечина.

По ее словам, никто не считает, сколько людей погибает в отделениях полиции, в ходе задержаний и допросов, в полицейских автомобилях и тюремных больницах, в СИЗО и колониях, в ходе контртеррористических операций. Речь в проекте идет не только о необоснованном применении силы и превышении должностных полномочий. «Не Издержки» рассказывают обо всех погибших: о тех, кто умер из-за болезни, о тех, кого убили сокамерники, о тех, кто покончил жизнь самоубийством или погиб во время задержаний.

— Пока складывается ощущение, что смерти людей от рук силовиков считаются неизбежными издержками работы системы. Ведомства не считают важным как-то отдельно фиксировать эти смерти, или, возможно, фиксируют — но только для себя, не публично, — поясняет Анастасия Сечина. — Проект «Не Издержки» делает то, что не хочет делать государство: мы фиксируем все случаи, без фильтров и исключений. У каждого может быть двойное дно. Человек убит сокамерником — при попустительстве надсмотрщиков. Человек умер от болезни — из-за того, что ему вовремя не оказали медпомощь, считая симулянтом. Человек покончил жизнь самоубийством — на самом деле, был убит, просто убийство обставлено как суицид.

Как шла работа над «Не издержками»

Первичный мониторинг публикаций в СМИ и соцсетях провела группа волонтеров Московской Хельсинкской группы. Они зафиксировали 282 случая смерти в полиции, изоляторах, колониях и в ходе спецопераций за 2018–2019 годы. По мнению правозащитников, в реальности таких случаев могло быть в разы больше.

Дальше в работу включилась команда журналистов «Четвертого сектора» и «7x7». Они проанализировали результаты первичного мониторинга, выбрали наиболее показательные в качестве иллюстраций, поговорили с экспертами. Все это вошло в проект «Не Издержки». В конце каждого блока с историями людей дается ссылка на полный список известных смертей.

—  Есть вполне сложившаяся позиция и у правоохранительных органов, и в обществе: не надо церемониться с преступником. И полутонов тут нет, методы работы слепо тиражируются. Среди погибших есть люди, совершившие убийство, и люди, задержанные за пьянство. Есть те, кто торговал наркотиками, и те, кто матерился в общественном месте. Есть люди, чье преступление доказано приговорами, а есть только предполагаемые преступники.

По словам Сечиной, самой жуткой лично для нее стала экселевская табличка, где собирались случаи убийств террористов, или так называемых «террористов»:

— Мы не знаем, реальными они были террористами или их так назвали, чтобы оправдать чрезмерное насилие. Все, что у нас есть — сухие сводки Национального антитеррористического комитета, который отчитывается о том, сколько бандитов и боевиков «ликвидировали» и «нейтрализовали». Чаще всего это происходит в Чечне и Ингушетии. По понятным причинам, редко в процесс вмешиваются правозащитники, журналисты, родственники. В большинстве случаев — 99 из 112 — мы не знаем даже имен погибших.

Что будет дальше

Проект набирает группу волонтеров, которые помогут провести мониторинг случаев в 2020 году. Его результаты также будут опубликованы на сайте проекта «Не Издержки». Если вы готовы присоединиться, подайте заявку.

Данные о смертях за последние три года кураторы проекта отправят в профильные ведомства. Они намерены добиться официальной реакции на эту информацию. По словам авторов, это попытка привлечь внимание к проблеме, которая пока не признается властями как системная.


Хотя проект «Не Издержки» — самостоятельный, тематически он продолжает проект «Обвинительные клоны», который в декабре 2019 года выпустила команда журналистов «Четвертого сектора», «7x7» и издания «Версия — Саратов». Проект рассказывает, как в России работает обвинительный уклон системы правосудия и почему трудно соблюсти презумпцию невиновности в системе следствия и суда. В январе 2020 года «Обвинительные клоны» получили независимую журналистскую премию «Редколлегия».

Автор: Екатерина Малышева

Источник: интернет-журнал «7х7», 6.10.2020


Борис Вишневский

Леонид Никитинский

МХГ в социальных сетях

  •  
Примите закон, по которому "дети ГУЛАГа" смогут наконец вернуться из ссылки
Отменить запрет на одиночные пикеты в Санкт-Петербурге
Российские силовики в Беларуси закончат историю дружбы наших народов. Нельзя вводить!
Прекратить штрафовать и арестовывать за одиночные пикеты!
Рассекретить дело Ивана Сафронова! Обвинение должно быть публичным
Против обнуления сроков Путина
Свободу Илье Азару и всем задержанным за одиночные пикеты

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.