Поддержать деятельность МХГ                                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

HRW: COVID-19 и права человека

Полицейский патруль возле Триумфальной арки в первый день введения ограничений в связи с COVID-19, Париж, Франция, 17 марта 2020 года. © 2020 Sipa via AP Images

В своем реагировании на эпидемию коронавируса государствам следует уделять приоритетное внимание обеспечению права на наивысший достижимый уровень здоровья для всего населения и уважению других прав и свобод, заявила международная правозащитная организация Human Rights Watch в аналитическом докладе по этой теме.

В докладе анализируются обязательства государства и проблемы прав человека, возникающие в связи с нынешней пандемией коронавируса, а также приводится обзор имеющегося на данный момент опыта государственных мер. Международная правозащитная организация предлагает правительствам рекомендации относительно того, как следует обеспечивать уважение прав и свобод человека при реагировании на коронавирус, в том числе в части права на здоровье, свободы выражения мнений, недискриминации и свободы передвижения.

«По мере того как правительства активизируют реагирование в области общественного здравоохранения, угроза COVID-19 должна стать поводом, чтобы сохранять, а не отбрасывать права человека для всех, - говорит Кеннет Рот, исполнительный директор Human Rights Watch. – Это значит, что нужно ставить на первое место науку, а не политику, заботиться о представителях групп риска, избегать цензуры, ограничивать прекращение работы предприятий и выстраивать доверительный контакт с обществом, который принципиально важен для эффективной борьбы с пандемией».

Государства должны избегать тотальных и избыточно широких ограничений свободы передвижения и личной свободы, акцентировать добровольное соблюдение дистанции в общественных местах и переходить к жестким ограничениям только при наличии научно обоснованной необходимости и после обеспечения функционирования механизмов поддержки затронутого населения. При введении карантина или при прекращении работы предприятий и организаций необходимо обеспечивать доступность продовольствия, воды, здравоохранения и услуг по уходу. Следует также учитывать специфические проблемы в тюрьмах и следственных и миграционных изоляторах, а также нужды пожилых людей и людей с инвалидностью, находящихся в учреждениях интернатного типа.

В ряде стран эпидемия коронавируса вскрыла недостатки в здравоохранении и социальном обеспечении, которые осложняют защиту групп риска и борьбу с распространением инфекции. Необходимо расширить кампании по информированию общества для разъяснения населению рисков коронавируса и мер профилактики. Власти должны обеспечить каждому человеку, включая мигрантов, лиц, ищущих убежища, и беженцев, доступ к базовым услугам здравоохранения; наладить адресную поддержку низкооплачиваемых работников и принимать меры для недопущения особенно негативных последствий для женщин и девочек. Правительства также должны разрабатывать политические меры для обеспечения реализации права на образование – даже в условиях временного закрытия школ.

«Лучший споcоб борьбы с пандемией COVID-19 – это быть предельно честным с обществом, ограничивать передвижение людей только до такой степени, насколько это необходимо для профилактики заболеваемости, и помогать тем, кто подвергается наибольшему риску, - говорит Кеннет Рот. – Коронавирус не знает границ и учит нас, что чужого здоровья не бывает. Стремительное распространение инфекции напоминает нам всем о глобальной взаимосвязанности в сегодняшнем мире и о нашей общей ответственности».

Текст доклада Human Rights Watch «COVID-19 и права человека»:

11 марта 2020 г. Всемирная организация здравоохранения объявила, что эпидемия вируса COVID-19, который впервые был идентифицирован в декабре 2019 г. в городе Ухань в Китае, достигла уровня пандемии. Отметив «вызывающие тревогу уровни распространения и тяжести», ВОЗ призвала государства принять неотложные и предельно решительные меры, чтобы обуздать распространение коронавируса.

Международные нормы о правах человека гарантируют каждому право на наивысший достижимый уровень здоровья и обязывают государства принимать меры для предотвращения угроз здоровью населения и по оказанию медицинской помощи тем, кто в ней нуждается. Международные стандарты в области прав человека также предусматривают, что в ситуациях серьезных угроз для здоровья населения и чрезвычайных положений, угрожающих жизни нации, допустимы ограничения определенных прав и свобод, если такие ограничения вводятся в законном порадке, безусловно необходимы и научно обоснованы, а также, если их применение не является произвольным или дискриминационным и ограничено по времени, если при этом соблюдается человеческое достоинство, кроме того такие ограничения подлежат контролю и соразмерны преследуемой цели.

Масштаб и острота пандемии COVID-19 безусловно достигают уровня угрозы здоровью населения, который может оправдывать ограничение определенных прав и свобод, как в случае с ограничением свободы передвижения в связи с карантином или изоляцией. В то же время, внимательное отношение к таким правам, как право не подвергаться дискриминации, и таким принципам, как прозрачность и уважение человеческого достоинства, способно обеспечить эффективное реагирование в условиях неизбежных в кризисной ситуации дезорганизации и нарушения привычного уклада и купировать негативные последствия, связанные с введением избыточно широких ограничений, не отвечающих вышеперечисленным критериям.

В этом материале на основе уже имеющихся примеров государственного реагирования приводится обзор проблемных аспектов в области прав человека, возникающих в связи с эпидемией коронавируса, и содержатся рекомендации правительствам и другим ответственным лицам о том, как можно в кризисной ситуации обеспечивать уважение прав и свобод.

COVID-19

COVID-19 – это инфекционное заболевание, вызываемое новым коронавирусом, который был впервые идентифицирован в декабре 2019 г. Коронавирусы представляют собой семейство вирусов, вызывающих респираторные инфекции. Вакцины от нового штамма пока не существует, а лечение ограничивается симптоматической терапией.

К середине марта 2020 г. COVID-19 зафиксирован в  более чем 150 странах; по информации ВОЗ, на тот момент в мире насчитывалось уже более 200 тыс. случаев. Число умерших превысило 7 тыс. человек, цифры продолжают стремительно расти.

Применимые международные стандарты

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, участниками которого является большинство государств, признает за каждым человеком право на «наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья» и обязывает правительства принимать эффективные меры для «предупреждения и лечения эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними».

Отслеживающий выполнение Пакта Комитет по экономическим, социальным и культурным правам отмечает:

Право на здоровье тесно связано и зависит от осуществления других прав человека, предусмотренных в Международном билле о правах, включая права на питание, жилище, труд, образование, человеческое достоинство, жизнь, недискриминацию, равенство, запрещение пыток, частную жизнь, доступ к информации, а также свободы ассоциации, собраний и передвижения. Эти и другие права и свободы связаны с составными элементами права на здоровье.

Право на здоровье предполагает, что учреждения, товары и услуги здравоохранения:

  • должны иметься в достаточном объеме;
  • должны быть доступными для всех без дискриминации в физическом и экономическом плане, даже для маргинализованных групп населения;
  • должны быть приемлемыми, то есть соответствовать принципам медицинской этики и культурным критериям;
  • должны быть приемлемыми с научной и медицинской точек зрения и характеризоваться высоким качеством.

Принятые Экономическим и социальным советом ООН по правам человека в 1984 г. Сиракузские принципы и принятые Комитетом ООН по правам человека замечания общего порядка о свободе передвижения и о чрезвычайном положении содержат авторитетные рекомендации относительно принимаемых государством мер, которые сопровождаются ограничением прав и свобод в интересах охраны здоровья населения или в условиях чрезвычайного положения. Любые ограничения прав и свобод в рамках мер, принимаемых для защиты населения, должны быть законными, необходимыми и соразмерными. Чрезвычайное положение должно быть ограничено по времени, а любые ограничения прав и свобод должны учитывать непропорциональные последствия для отдельных категорий населения и маргинализованных групп.

16 марта 2020 г. группа экспертов ООН в области прав человека заявила, что «объявление чрезвычайного положения в связи с эпидемией COVID-19 не должно использоваться как основание для преследования отдельных групп, меньшинств или лиц. Чрезвычайное положение не должно служить прикрытием для репрессивных действий под предлогом защиты здоровья населения … и не должно использоваться для одного лишь подавления недовольства».

Сиракузские принципы прямо устанавливают, что вводимые ограничения как минимум:

  • должны быть предусмотрены законом и осуществляться в соответствии с законом;
  • должны преследовать законную цель, отвечающую насущной общественной необходимости;
  • должны быть строго необходимыми в демократическом обществе для достижения такой цели;
  • должны обеспечивать достижение такой цели при минимальных ущемлениях и ограничениях;
  • должны основываться на научных фактах, а применение ограничительных мер не должно носить произвольного или дискриминационного характера;
  • должны быть ограничены по времени, обеспечивать уважение человеческого достоинства и подлежать проверке.

Вопросы прав человека

Обеспечение свободы выражения мнений и доступа к важной информации

Международные нормы о правах человека обязывают государство обеспечивать гарантии свободы выражения мнений, включая право искать, получать и распространять информацию всякого рода вне зависимости от границ. Упомянутые выше допустимые ограничения свободы выражения мнений не могут ставить под вопрос реализацию самого этого права.

Государство обязано предоставлять информацию, необходимую для поощрения и защиты прав человека, включая право на здоровье. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам относит к «приоритетным обязательствам» «обеспечение доступа к информации, касающейся основных медицинских проблем в общине, включая информацию о методах предотвращения таких проблем и борьбы с ними». Учет прав человека при реагировании на COVID-19 предполагает предоставление всему населению достоверной и актуальной информации о самом вирусе, о доступе к услугам, о прекращении оказания услуг и о других аспектах реагирования властей на эпидемию.

В ряде стран власти не обеспечили соблюдения права на свободное выражение мнений, применяя санкции против журналистов и работников здравоохранения. В итоге это привело к ограничению эффективного информирования общества о распространении инфекции и к подрыву доверия к действиям государства:

Так, в Китае власти поначалу скрыли от общества основную информацию о коронавирусе, занижали данные о числе случаев заражения, преуменьшали серьезность заболевания и отрицали возможность передачи вируса от человека к человеку. Людей, которые рассказывали об эпидемии в соцсетях, и интернет-пользователей задерживали за «распространение панических слухов», подвергали цензуре онлайновое обсуждение эпидемии и ограничивали освещение проблемы в СМИ. В начале января Ли Вэньляна – врача из уханьской больницы, куда поступали пациенты с вирусом, вызвали в полицию за «распространение слухов», когда он рассказал о новом вирусе в публичном чате. В начале февраля он скончался от этого вируса.

В Иране вспышке заболеваемости предшествовала серьезная утрата властью доверия общества в связи с жестоким подавлением массовых антиправительственных протестов и ложью относительно сбитого украинского пассажирского самолета. Впоследствии, государству пришлось приложить значительные усилия, чтобы убедить население в том, что противоэпидемические меры принимаются в интересах общества. Необычно высокий процент заразившихся чиновников и нестыковки в официальных и неофициальных данных, которые приводились местными СМИ, провоцировали предположения о том, что либо статистика намеренно искажается, либо правительство не владеет необходимой информацией.

В Таиланде власти применяли судебные иски и запугивание против работников здравоохранения и интернет-журналистов за то, что те критиковали государственные меры борьбы с эпидемией, высказывали предположения о возможном сокрытии информации и рассказывали о коррупции и спекуляциях вокруг запасов медицинских масок и других товаров первой необходимости. Некоторые врачи, рассказывавшие об остром дефиците критически важных расходных материалов в больницах по всей стране, сталкивались с угрозами дисциплинарных санкций, включая прекращение трудового договора и аннулирование лицензии.

В то же время ряд государств сделали приоритетом открытость коммуникаций с обществом и транспарентность статистики заболеваемости:

На Тайване были оперативно приняты меры для борьбы с распространением вируса, включавшие широкое распространение проверенной информации в режиме, приближенном к реальному времени. Ежедневные пресс-брифинги профильных должностных лиц и объявления общественных служб призваны воспрепятствовать распространению недостоверных сведений и помогли сбить панику, восстановить доверие со стороны населения и мобилизовать людей на борьбу с инфекцией.

В Сингапуре власти публиковали и регулярно обновляли детальную статистику по числу заболевших и выздоровевших.

В Южной Корее правительство также публиковало статистику, а профильные должностные лица ежедневно проводили по два брифинга с целью обеспечить контакт с населением и ориентировать граждан на соблюдение мер профилактики.

В Италии противоречивые заявления чиновников, продиктованные, среди прочего, внутриполитическими соображениями, могли на первом этапе снизить эффективность объявлений общественных служб о необходимости следить за гигиеной и соблюдать дистанцию в общественных местах, а также ограничить очное общение. Правительство ежедневно проводит пресс-конференции информационного плана и развернуло агрессивную информационно-разъяснительную кампанию о том, как эффективнее всего защитить себя и окружающих от инфекции.

Рекомендации:

Власти должны в полном объеме уважать право на свободное выражение мнений и право на доступ к информации, ограничивая их только в пределах, допускаемых международными стандартами.

Власти должны обеспечивать достоверность и оперативность информирования общества о COVID-19 в соответствии с принципами прав человека. Это важно для недопущения распространения ложной и некорректной информации.

Власти должны обеспечивать наличие и доступность всей информации о COVID-19 на многих языках, в том числе формате, доступном для понимания неграмотными или малограмотными людьми. Это должно включать жестовое дублирование телевизионных объявлений (как на Тайване); сайты, доступные для восприятия людьми с инвалидностью, в том числе с нарушениями зрения, слуха и когнитивных функций; телефонное оповещение тестовыми сообщениями для неслышащих и слабослышащих. Для максимальной доходчивости следует использовать предельно простые формулировки. Детям информация должна подаваться в доступной для их возраста форме с тем, чтобы помочь им защититься от инфекции.

Данные о здоровье относятся к особо чувствительным, и публикация информации онлайн может быть чревата высоким риском для затрагиваемых лиц, особенно тех, кто из без того принадлежат к уязвимым или маргинализованным группам. Использование и оборот персональных данных о здоровье должно юридически регламентироваться гарантиями, основанными на правах человека.

Необходимо поддерживать бесперебойный и беспрепятственный доступ в интернет, принимая меры к тому, чтобы он был доступен малообеспеченным гражданам. Запущенная Федеральной комиссией США по связи программа “Keep Americans Connected” предполагает обещание компаний-участников не отключать услуги клиентам, которые не могут оплатить их в связи с эпидемией; не начислять пени по задолженности и открыть точки Wi-Fi-доступа для всех американцев, которые могут нуждаться в этом. Необходимо предпринять дальнйшие шаги для снятия ограничений по объему траффика, улучшению скорости предачи данных и устранению требований на соответствие определенным критериев для подключения к пакетам услуг по доступу в интернет, расчитанных на малообеспеченных граждан в период пандемии.

Соблюдение прав человека при карантине, прекращении работы предприятий и организаций и ограничениях на перемещения

Международные нормы о правах человека, в первую очередь – Международный пакт о гражданских и политических правах, требуют, чтобы ограничения прав и свобод в интересах защиты здоровья населения или в случае чрезвычайного положения были законными, необходимыми и соразмерными. Ограничения, такие как обязательный карантин или изоляция людей с характерными симптомами, должны как минимум быть предусмотрены законом. Они должны быть строго необходимыми для достижения законной цели, должны основываться на научных фактах, должны быть соразмерными искомой цели, должны быть ограничены по времени и должны подлежать контролю, а их применение не должно быть произвольным или дискриминационным и должно обеспечивать уважение человеческого достоинства.

Полный карантин и прекращение работы предприятий и организаций, неограниченные по времени, как правило, не отвечают этим критериям и зачастую вводятся в спешке без обеспечения защиты тех, кто находится в карантине, особенно групп риска. Поскольку при введении и поддержании таких карантинных мер и закрытии предприятий трудно обеспечить единообразно применение норм, их реализация часто носит произвольный или дискриминационный характер.

В международных нормах о правах человека свобода передвижения, по общему правилу, гарантирует каждому право покидать любую страну и въезжать в страну гражданской принадлежности, а также право каждого человека, законно находящегося на территории того или иного государства, свободно перемещаться по всей его территории. Ограничения свободы передвижения допустимы только в том случае, если они предусмотрены законом, преследуют законную цель и соразмерны ее достижению, в том числе с точки зрения последствий их введения. Ограничения поездок и свободы передвижения не могут носить дискриминационный характер и не могут приводить к отказу в праве искать убежища или к нарушению безоговорочного запрета возвращать любых лиц в условия, где им угрожают преследования или пытки.

Международное право признает за государством широкие полномочия по закрытию границ для тех или иных лиц и мигрантов. Однако национальные и международные запреты на поездки исторически показали ограниченную эффективность для борьбы с распространением инфекций, и в реальности могут даже способствовать их распространению, когда люди пытаются выбраться из зоны карантина до его введения.

В Китае власти, не особенно учитывая права и свободы населения, в середине января за два дня посадили на карантин почти 60 млн человек, чтобы не допустить выхода вируса за пределы Уханя в провинции Хубэй, где были зафиксированы первые случаи заражения. При этом к тому моменту из города выехали 5 из 11 млн жителей. В оказавшихся под карантином городах многие испытывали трудности с получением медицинской помощи и других товаров и услуг первой необходимости, стали появляться сообщения о трагических смертях и обострениях не связанных с COVID-19 заболеваний. В частности, мальчик с ДЦП умер из-за того, что его отца забрали в карантин, а больше о нем было заботиться некому. Женщина с лейкемией умерла после того, как несколько больниц отказались брать ее, опасаясь внутрибольничной инфекции.  На одном из блокпостов мать отчаянно умоляла полицейских пропустить ее больную лейкемией дочь на химиотерапию. Мужчина с отказавшими почками покончил с собой, выбросившись с балкона, когда не смог попасть на гемодиализ. Сообщалось также, что власти практиковали различные меры принуждения, связанные с вторжением в частную жизнь: блокировали арматурой двери в квартиры предположительно инфицированных семей, арестовывали за отказ носить маску и запускали беспилотники, которые через динамики транслировали замечания людям без масок. Власти также почти ничего не предпринимали, чтобы оградить от дискриминации выходцев из Уханя и всей провинции Хубэй в других частях страны.

В Италии правительство ввело строгую изоляцию, но при этом в большей мере учитывает права отдельных лиц. С момента первой крупной вспышки заболеваемости в конце февраля власти постепенно ужесточают режим. Поначалу жесткий карантин был введен в десяти городах в Ломбардии и одном в Венето с закрытием школ на всей территории этих регионов и запретом покидать данные территории. 8 марта, ссылаясь на резкий рост числа новых случаев и нарастание нагрузки на общественное здравоохранение до близкой к запредельной, правительство ввело новые меры на большей части севера страны, которые сопровождались намного более жесткими ограничениями свободы передвижения и других основных свобод. На следующий день действие этих мер было распространено на всю страну. Дополнительные меры включали запрет на поездки за исключением неотложных ситуаций в связи с работой или здоровьем (при наличии самостоятельно заполненной соответствующей формы), закрытие всех учреждений культуры (кинотеатров, музеев и пр.) и отмену спортивных и других массовых мероприятий. 11 марта по всей стране были закрыты все бары, рестораны и магазины за исключением продовольственных, аптек и еще немногих отдельных торговых точек. Тем, кто без уважительной причины не соблюдает запрет на поездки, грозит штраф до 206 евро или арест до трех месяцев. По всей стране закрыты школы и университеты. Разрешено выходить из дома для покупки предметов первой необходимости, занятий спортом и на работу, если нет возможности работать удаленно, а также при необходимости лечения, включая уход за больным родственником.

Власти других государств и территорий (таких как Республика Корея, Гонконг, Тайвань и Сингапур) не прибегают к ковровым ограничениям личной свободы, но сократили пропуск через границу пассажиров, прибывающих из стран с неблагополучной эпидемической ситуацией. В Корее правительство ввело проактивное и массовое тестирование на COVID-19. Власти сосредоточились на выявлении очагов инфекции, проведении бесплатного широкого тестирования в группах риска, дезинфекции улиц в районах с высоким уровнем заболеваемости, организации пунктов тестирования для водителей и пассажиров автотранспорта и на пропаганде необходимости избегать очного общения, соблюдать дистанцию в общественных местах. В Гонконге ведется широкая разъяснительная кампания о необходимости соблюдать дистанцию и очного общения, мыть руки и носить маски. На Тайване проактивно выявляют пациентов, обращавшихся к врачу с симптомами ОРВИ с выборочным тестированием таких людей на COVID-19. В рамках идентификации и мониторинга создана система оповещения властей, учитывающая историю поездок и симптомы при обращении к врачу. В Сингапуре в числе других мер действует программа отслеживания контактов людей с подтвержденным коронавирусом. Однако решение правительства о выдворении четырех иностранных работников за нарушение обязательной 14-дневной изоляции с запретом на дальнейшую работу в стране ставит вопрос об избыточности санкций.

Рекомендации:

Государствам следует воздерживаться от тотальных и избыточно широких ограничений свободы передвижения и личной свободы и прибегать к общеобязательным ограничениям только в тех случаях, когда это оправдано и необходимо с научной точки зрения и когда можно обеспечить наличие механизмов поддержки затрагиваемого населения. Как отмечается в письме более 800 американских экспертов в области здравоохранения и права, «меры добровольной самоизоляции [в сочетании с просвещением, широким скринингом и всеобщей доступностью лечения] с большей вероятностью будут способствовать сотрудничеству и вызывать доверие со стороны общества, чем меры принудительного характера, и с большей вероятностью будут минимизировать попытки уклонения от контакта с системой здравоохранения».

При введении карантина и прекращении работы предприятий и организаций государство обязано обеспечивать доступность продовольствия, воды, медицинской помощи и ухода. Многие пожилые и люди с инвалидностью зависят от непрерывности услуг и поддержки на дому и на базе местного сообщества. Обеспечение такой непрерывности предполагает, что государственные ведомства, общинные организации, структуры здравоохранения и другие организации по оказанию базовых услуг должны иметь возможность продолжать работу в части неотложных функций по удовлетворению потребностей пожилых и людей с инвалидностью. Государственные стратегии должны быть направлены на предотвращение прерывания предоставления услуг и содействовать созданию альтернативных поставщиков сопоставимых услуг на случаи необходимости. Прекращение предоставления услуг на базе местного сообщества может привести к институционализации этих категорий населения, которая чревата негативными последствиями для здоровья вплоть до смертельного исхода (см. ниже).

Лица, лишенные свободы и находящиеся в учреждениях интернатного типа

COVID-19, как другие инфекционные заболевания, представляет повышенную опасность для людей, находящихся в условиях постоянного тесного контакта друг с другом. При этом коронавирус тяжелее всего переносится пожилыми и людьми с другими расстройствами здоровья, такими как сердечно-сосудистые заболевания, диабет, хронический респираторный синдром, гипертония. 80% умерших от коронавируса в Китае были старше 60 лет.

В зоне высокого риска находятся места содержания под стражей, такие как тюрьмы и следственные и иммиграционные изоляторы, а также учреждения интернатного типа для людей с инвалидностью и дома престарелых, где вирус может быстро распространяться, особенно если изначально присутствуют проблемы с доступностью медицинской помощи. Государства обязаны обеспечивать лицам, лишенным свободы и находящимся на попечении государства, доступность здравоохранения на уровне не ниже среднего по стране и не должно полностью или частично отказывать лицам, лишенным свободы, в том числе ищущим убежища и мигрантам, не имеющим документов, в равном доступе к профилактике, лечению и паллиативной помощи. Лица, ищущие убежища, беженцы, живущие в лагерях, и люди без определенного места жительства, также относятся к группе повышенного риска в силу недоступности для них нормального водоснабжения и санитарно-гигиенических условий.

В домах престарелых и других учреждениях с большим числом пожилых людей политика допуска посетителей должна строиться на балансе интересов защиты подверженного риску контингента с их потребностями в общении с семьей и человеческих контактах. Американское Министерство по делам ветеранов в связи с коронавирусом полностью закрыло для посетителей подведомственные ему 134 пансионата по всей стране. Пожилые люди действительно относятся к группе повышенного риска, однако тотальные ограничения не учитывают медицинских рекомендаций и потребностей этих пожилых людей.

Лица, находящиеся в тюрьмах и следственных и иммиграционных изоляторах, даже в экономическим благополучных странах нередко и при обычных обстоятельствах не получают нормального медицинского обслуживания. Критически низкий уровень медицинской помощи стал одним из факторов, приведших к недавним случаям смерти иммигрантов, задержанных Иммиграционной и таможенной полицией США. Среди лиц, лишенных свободы, нередко присутствуют пожилые и люди с хроническими заболеваниями, то есть те, кто входит в группу повышенного риска для коронавируса.

Множество людей находятся в американских следственных изоляторах в ожидании суда просто потому, что не могут позволить себе внести назначенный залог. Среди американских заключенных самыми быстрыми темпами растет доля пожилых и женщин, что объясняется длительными сроками лишения свободы, и тюремная администрация уже не справляется с оказанием им надлежащей медицинской помощи. Для разрешения ситуации в одном из округов штата Огайо суды ускорили рассмотрение дел следственно арестованных, кого-то выпуская на свободу, а кого-то переводя в тюрьмы. Американским союзом за гражданские свободы подан иск с требованием прекратить содержание иммигрантов под стражей в условиях эпидемии.

Имеются сообщения о выявлении коронавируса у заключенных в Иране, в том числе в тегеранской тюрьме Эвин и городах Урмия и Рашт. В открытом письме в феврале родственники 25 человек, арестованных за мирный гражданский активизм, попросили хотя бы временно отпустить их домой в связи с эпидемией и с учетом неудовлетворительного уровня тюремной медицины. В марте сообщалось о временном освобождении около 85 тыс. заключенных в связи с Новрузом, что значительно превышает обычные цифры освобождаемых на празднование персидского Нового года. По видимому, это могло быть связано с противоэпидемическими соображениями. Однако за решеткой по неконкретным обвинениям в совершении преступлений против национальной безопасности остаются десятки правозащитников и других лиц.

12 марта король Бахрейна Хамад бен Иса аль-Хальфа, как сообщалось, помиловал 901 заключенного «по гуманитарным соображениям и на фоне текущей ситуации». МВД объявило, что намерено освободить еще 585 человек, которым будет назначено наказание, не связанное с лишением свободы.

В Италии более чем в 40 тюрьмах имели место протесты заключенных в связи с угрозой инфекции в переполненных учреждениях и запретом на период эпидемии свиданий и освобождения под надзор. После этого власти впервые разрешили заключенным пользоваться электронной почтой и скайпом для контактов с семьей и образовательных целей и объявили о планах перевести под домашний арест тех, у кого срок заключения не превышает полутора лет. По оценкам «Антигоны» - ведущей итальянской организации за права заключенных, под это может подпадать не более 3 тыс. человек, в то время как превышение тюремного населения над нормативным составляет около 14 тыс. человек. Эта организация призвала к более широкому освобождению, в том числе пожилых и входящих по здоровью в группу риска. Неправительственные организации также призывают применить ко всем людям, которые находятся в иммиграционных изоляторах, альтернативные обеспечительные меры с учетом повышенного риска инфекции в таких местах и отсутствия каких-либо перспектив депортации на ближайшее время.

Рекомендации:

Государственные ведомства, занимающиеся вопросами тюрем и следственных и иммиграционных изоляторов, должны рассмотреть возможность сокращения контингента посредством освобождения под надзор или досрочно тех лиц, применительно к которым лишение свободы не является принципиальным. Например, речь может идти о тех, у кого скоро истекает срок заключения, о следственно арестованных по ненасильственным или нетяжким преступлениям либо о тех, чье дальнейшее содержание под стражей по схожим причинам не является необходимым или оправданным. Лица из группы риска, то есть пожилые и имеющие заболевания, чреватые осложнениями, также должны быть в числе кандидатов на освобождение в зависимости от того, способно ли учреждение, в котором они содержатся, обеспечить охрану их здоровья, включая гарантированный доступ к лечению, а также в зависимости от тяжести преступления и отбытого срока.

Если в связи с эпидемией становятся невозможными безопасные и законные депортации и выдворения, то исчезает и правовая основа для дальнейшего задержания подлежащих депортации лиц. Таких людей необходимо освободить, применяя к ним альтернативные обеспечительные меры.

Государственные органы, которым подчиняется администрация тюрем и следственных и иммиграционных изоляторов, должны обнародовать свои планы по профилактике в соответствующих учреждениях, а также меры, которые предполагается предпринимать для защиты контингента, персонала и посетителей при появлении случаев заражения или при выявлении контактов с вирусоносителями. Лица, любым образом лишенные свободы, имеют право на здоровье наравне со всеми, и на них должны распространяться те же стандарты профилактики и лечения. И тюремное население, и общество в целом крайне заинтересованы в том, чтобы заблаговременно знать о планах властей по реагированию на COVID-19.

Власти должны принимать меры в интересах обеспечения должной координации с органами общественного здравоохранения и открытой коммуникации с персоналом и контингентом мест содержания под стражей. Необходимо также проводить скрининг и тестирование на коронавирус в соответствии с актуальными рекомендациями органов здравоохранения. Следует обеспечивать в соответствии с признанными наилучшими практиками соответствующую подготовку и снабжение в санитарно-гигиенической области и регулярную дезинфекцию всех зон риска, куда имеют доступ заключенные, персонал и посетители. Должны быть разработаны планы по размещению лиц, контактировавших с носителями вируса или инфицированных. Освобождаемые или временно выпускаемые под надзор лица должны иметь доступ к надлежащему жилью и медицинской помощи. Любые меры по прекращению работы или изоляции должны быть ограничены по охвату и времени с учетом последних имеющихся научных рекомендаций и не должны носить карательного характера или казаться таковыми, поскольку боязнь попасть под ограничительные меры может до последнего удерживать людей от обращения к медицинскому персоналу при появлении симптомов инфекции. Для обеспечения возможности контактов с семьей или адвокатом администрация мест содержания под стражей должна рассматривать возможность альтернативных каналов связи, таких как видеоконференции.

В своих противоэпидемических подходах государства должны оценивать и при необходимости корректировать параметры исполнения иммиграционного законодательства в части альтернатив содержанию под стражей, таких как судебные слушания или контрольная явка. Следует публично объявить, что в период эпидемии неявка в суд или в контролирующий орган не повлечет за собой каких-либо санкций. Власти должны отказаться от произвольного задержания мигрантов и рассмотреть избрание альтернативных мер пресечения для уже задержанных, по возможности освобождая задержанных, особенно тех, кто относится к группам риска по коронавирусу, а также тех, кого невозможно безопасно и легально выдворить или депотрировать в ближайшее время.

При отсутствии должной поддержки со стороны государства ООН и другие межправительственные организации должны безотлагательно требовать открытия для них доступа в официальные и неофициальные места содержания под стражей для оказания содержащимся там лицам базовой помощи.

Государства, на территории которых имеются беженцы и лица, ищущие убежища, должны обеспечивать включение в их реагирование на COVID-19 профилактических и лечебных мер и уделять особое внимание тому, чтобы избегать скученности в миграционных изоляторах и лагерях беженцев и улучшать там санитарно-гигиенические условия и ситуацию с доступностью медицинской помощи.  К введению карантина или изоляции необходимо прибегать только в случае необходимости и они должны быть ограничены по времени.

Защита работников здравоохранения

В целях полного осуществления права на здоровье Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах обязывает государства осуществлять мероприятия, необходимые для «создания условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и медицинский уход в случае болезни». Правительства должны минимизировать риски производственных травм и профзаболеваний, в том числе обеспечивая работников информацией о здоровье и надлежащей защитной одеждой и снаряжением. Из этого следует, что работникам здравоохранения и другим лицам, привлекаемым к борьбе с коронавирусом, должна обеспечиваться соответствующая противоэпидемическая подготовка и должно выдаваться защитное снаряжение.

Борьба с распространением коронавируса требует обеспечения медицинских учреждений в достаточном объеме водой и санитарно-гигиеническими средствами, а также организации обращения с отходами и уборки. Это тем более актуально, что, как отмечается в докладе ВОЗ и Детского фонда ООН 2019 г., «оценочно 896 млн человек пользуются учреждениями здравоохранения, в которых отсутствует водоснабжение, а 1,5 млрд пользуются учреждениями без канализации».

Результаты проведенного Human Rights Watch исследования проблемы внутрибольничных инфекций в Венгрии дают основания предполагать, что в этой стране национальная система государственного здравоохранения на фоне проблем с организацией, финансированием и кадрами не готова к реагированию на вспышку COVID-19. Пациенты и профильные эксперты рассказывали нам об отсутствии базового санитарно-гигиенического протокола, дефиците инфекционных боксов и нехватке как квалифицированных врачей и медсестер, так и медицинских товаров в целом. По словам одного врача, уже на тот момент было практически невозможно получить такие позиции первой необходимости, как дезинфицирующие маски и респираторы, без которых о защите от вируса всерьез говорить не приходится.

В Венесуэле мы еще весной прошлого года задокументировали полный коллапс системы здравоохранения. Больницы закрыты или работают в урезанном режиме, во многих отсутствует регулярное электро- и водоснабжение. Задолго до начала эпидемии коронавируса в стране вновь появились заболевания, которые профилактируются вакцинацией, такие как корь и дифтерия.

Широкие санкции, введенные США в отношении Ирана, резко сузили возможности этой страны по финансированию гуманитарного импорта, включая медикаменты, что привело к серьезным проблемам для простых иранцев. Заинтересованные правительства должны помочь Тегерану в борьбе с COVID-19, предоставив, в частности, доступ к закупкам медицинского оборудования и тест-комплектов.

В Таиланде возможности общественного здравоохранения подрываются коррупцией. Медперсоналу не хватает хирургических масок, в то время как продукция местных производителей отчасти в результате коррупционных схем перенаправляется в Китай и на другие рынки.

В Египте местное министерство здравоохранения в феврале отправило врачей и бригады медиков в подкарантинное учреждение, не сообщив им о том, что это делается в связи с коронавирусом, и не проинформировав о рисках. Медики говорили, что их «обманом» заманили на эту работу.

В Ливане пресс-секретарь национальной ассоциации медицинских импортеров заявила Human Rights Watch, что в стране закончились перчатки, костюмы и другие предметы, необходимые для работы в условиях эпидемии, поскольку в условиях финансового кризиса импорт встал. Она также сообщила, что из заказанных с октября товаров на 120 млн долларов ввезено всего на 10 млн, а почти все транзакции заморожены с февраля из-за продолжающегося экономического кризиса в стране. По словам председателя Синдиката частных больниц, государство задолжало им более 1,3 млрд долларов, и они испытывают трудности с оплатой труда персонала и закупками медицинского оборудования. Несмотря на это, ливанское правительство до сих пор не приняло никаких мер для смягчения последствий экономического кризиса, угрожающего доступности медицинской помощи, лекарств и медицинского оборудования.

Рекомендации:

Государства должны принимать меры в интересах того, чтобы здравоохранение было доступным для всех, в том числе по цене, без дискриминации и при соблюдении медицинской этики и уважении культурных особенностей, а также чтобы услуги здравоохранения были надлежащего качества.

Правительства должны обеспечивать доступность для работников здравоохранения надлежащих средств защиты, а для родственников умерших или заболевших в связи с выполнением профессиональных обязанностей – программ социальной поддержки, причем такие программы должны охватывать работников неформального сектора, которые обеспечивают значительную часть ухода.

Опыт прошлых эпидемий показывает, что страх перед инфекцией провоцирует нападения на работников здравоохранения. Власти должны отслеживать такие случаи, купировать их и оперативно, адекватно и должным образом реагировать, когда такие нападения происходят.

Обеспечение реализации права на образование – даже в условиях закрытия школ

Многие страны в условиях эпидемии коронавируса закрывают школы, что приводит к перебоям в учебном процессе для миллионов учащихся. В кризисные периоды школы поддерживают у детей чувство стабильности и нормальности, обеспечивая привычный распорядок и эмоциональную поддержку, чтобы дети могли справиться с ситуацией. Школы также являются важной площадкой, которая позволяет детям и их родители получать знания о важности гигиены, о том, как правильно мыть руки, и о том, как справляться с нештатными ситуациями. В отсутствие школьных занятий эта важнейшая работа ложится на родителей, опекунов и лиц, осуществляющих уход. После объявления о закрытии школ государственным ведомствам надлежит заполнять образовавшийся вакуум, распространяя понятные и надежные рекомендации через соответствующие каналы коммуникации.

В интересах обеспечения адекватного реагирования со стороны системы образования ЮНЕСКО рекомендует государствам задействовать «различные высокотехнологичные, низкотехнологичные и простейшие решения, направленные на непрерывность учебного процесса». Во многих странах учителя уже используют образовательные платформы в интернете, в дополнение к обычным урокам в школе, для выполнения классной и домашней работы и исследований, и многие учащиеся дома имеют доступ к соответствующей технике. Однако устойчивый доступ в интернет имеется не во всех странах, сообществах, семьях или социальных группах, и значительное число детей живут в местах, где по инициативе властей часто отключают доступ в интернет.

Рекомендации:

Дистанционное обучение должно использоваться для компенсации прямых последствий выпадающего нормального учебного времени. Школы, которые задействуют технологии обучения в интернете, должны обеспечивать права ребенка и его приватность. После возобновления работы школ власти необходимо будет прикладывать усилия, чтобы восполнить пропущенные очные занятия.

Государствам следует принимать меры в целях смягчения непропорциональных последствий для тех детей, которые и без того сталкиваются с препятствиями в получении образования или в силу тех или иных причин относятся к маргинализованным группам. Речь, в частности, идет о девочках, детях с инвалидностью или детях, для которых учеба осложняется местом жительства, ситуацией в семье или иными факторами. Власти должны сосредоточиться на разработке стратегий, которые были бы направлены на поддержку всех учащихся на протяжении всего вынужденного перерыва в учебном процессе. Например, это можно делать посредством мониторинга учащихся из групп риска или своевременного обеспечения учащихся печатными или доступными в интернете учебными материалами; при этом особое внимание необходимо уделять учащимся с инвалидностью, которые могут нуждаться в адаптированных доступных учебных пособиях.

Государства должны разрабатывать стратегии смягчения последствий, в том числе разрабатывая совместно с учителями, школьными администраторами и педагогическими профсоюзами и ассоциациями планы по возобновлению учебного процесса и компенсированию пропущенных часов, корректируя календарные учебные планы и график экзаменов и обеспечивая справедливую компенсацию за переработку учителям и школьным работникам.

В странах, где значительная часть детей не посещает школу, закрытие школ чревато подрывом усилий по повышению охвата школьным образованием и удержанию в учебном процессе, особенно на уровне среднего образования. Власти должны вводить дополнительные меры контроля за получением обязательного образования и обеспечивать контроль органами образования за тем, чтобы все учащиеся после возобновления очных занятий возвращались в школу. Особое внимание при этом следует уделять регионам, где распространены случаи детского труда и детских браков, с тем, чтобы удостовериться, что все учащиеся вернулись к занятиям. Государство также должно следить за тем, чтобы школы, где учатся беженцы, принимали дополнительные просветительские мероприятия по обеспечению их возвращения в класс, в том числе посредством работы с родительскими группами и лидерами беженских сообществ.

Внезапное закрытие школ также может усугубить материальное положение малообеспеченных семей, поэтому власти должны гарантировать сохранение для детей из таких семей бесплатного или льготного школьного питания.

Непропорциональные последствия для женщин и девочек

Последствия эпидемий нередко имеют гендерное измерение. Human Rights Watch установлено, что эпидемия лихорадки Эбола в 2014 г. и эпидемия переносимого москитами вируса Зика в Бразилии в 2015 – 2016 гг. особенно негативно сказались на женщинах и девочках и привели к усугублению традиционного гендерного неравенства.

Последняя информация и аналитика в области здравоохранения указывают на ряд последствий коронавируса, которые непропорционально сказываются на женщинах.

Хотя относительно специфических рисков для беременных точных данных пока нет, однако можно предполагать, что эпидемия может иметь негативные последствия для сексуального и репродуктивного здоровья и соответствующих прав. Перегруженность систем здравоохранения, перераспределение ресурсов, дефицит медицинских товаров и разрыв глобальных цепочек поставок чреваты снижением доступности контрацептивов, а также медицинской помощи как в дородовый и последродовый период, так и во время родов. Риск заражения при грудном вскармливании пока не установлен, при этом Фонд народонаселения ООН рекомендовал не разлучать инфицированных матерей с грудными детьми. Во время прошлых эпидемий, таких как вспышка лихорадки Эбола в Сьерра-Леоне, возникали  проблемы с доступностью стандартной пренатальной и послеродовой медицинской помощью, что повышало риски предотвратимых материнской смертности и заболеваемости.

В прессе сообщалось об увеличении случаев домашнего насилия в Китае в условиях карантина. Любые кризисы, включая прекращение работы предприятий и организаций, способны провоцировать домашнее насилие в силу таких факторов, как стресс, теснота и общие неблагополучные жилищные условия, а также нарушение функционирования механизмов поддержки на базе местного сообщества. В ситуации кризиса женщине также часто может быть труднее уйти от агрессора. Кроме того, доступ к службам помощи, таким как убежища, бывает затруднен, и может быть сложнее добиться привлечения агрессора к ответственности.

В целом по миру женщины бесплатно выполняют почти в 2,5 раза больший объем обязанностей по уходу и домашнему хозяйству, чем мужчины, и в ситуации закрытия школ эта нагрузка только увеличивается, что затрудняет для женщин сохранение оплачиваемой работы. В Японии для решения этой проблемы в семьях с малолетними детьми правительство предложило компенсировать бизнесу издержки в случае ухода работника в оплачиваемый отпуск на время закрытия школы, хотя размер такой компенсации был небольшим. В Италии рассматривались меры по смягчению последствий прекращения работы предприятий и организаций для семей с детьми. Речь идет о возможности чрезвычайного оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком или о ваучерах для семей с детьми не старше 12 лет (или детьми с инвалидностью любого возраста), у которых может возникнуть необходимость оплачивать присмотр за ребенком в условиях длительного перерыва в работе школ.

В некоторых регионах до 95% женщин работают в неформальном секторе, не имея никаких гарантий сохранения заработка или социальной защиты в кризисных ситуациях, таких как пандемия коронавируса. Неформальный сектор охватывает множество видов экономической активности, которые с большой долей вероятности могут пострадать в результате введения карантина, требования о соблюдении дистанции в общественных местах и общего замедления экономики. Речь идет, в частности, об уличной торговле, рынках и сезонной работе. Женщины также преобладают в сфере услуг, которая относится к числу наиболее сильно пострадавших от этого коронавируса.

В целом по миру женщины составляют 70% работников здравоохранения и социальной защиты, то есть именно они находятся на передовой борьбы с пандемией и в сфере здравоохранении имеют повышенный риск заражения вирусом. Возникающее в связи с этим в обществе настороженное отношение к медикам-женщинам чревато социальным отчуждением или стигматизацией в ситуации, когда они и без того вынуждены уделять повышенное внимание собственному здоровью и здоровью своих близких. Это может создавать проблемы, например, когда возникает необходимость организовать или сохранить присмотр за детьми, пока женщина выполняет свой врачебный долг.

Некоторые из женщин, осуществляющих уход -это трудовые мигранты, которые работают надомными работницами, и которые и в нормальной ситуации уязвимы для эксплуатации, а в период эпидемии тем более подвергаются повышенному риску нарушений их прав, потери работы и необходимости работать в опасных условиях без необходимой защиты. К тому же они могут оказаться лишенными возможности вернуться домой и столкнуться с проблемами в защите собственного здоровья.

Непропорционально негативно может сказываться на женщинах и девочках также тренд перехода на удаленную работу и учебу. В некоторых странах вероятность наличия у женщины доступа к интернету может составлять до 31% меньше, чем у мужчин, а в целом по миру среди пользователей смартфонов женщин примерно на 327 млн меньше, чем мужчин. Даже в ситуациях, когда у женщины есть доступ к интернету, гендерное неравенство может сужать возможности по его использованию в силу таких факторов, как стоимость, культурных или семейных традиций. Когда всем членам семьи нужен доступ к ограниченным ресурсам домашней компьютерной техники, женщины и девочки в силу гендерного неравенства могут оказываться последними в очереди.

Рекомендации:

Власти должны принимать меры для смягчения вызываемых гендерными факторами последствий и не допускать, чтобы меры по борьбе с пандемией не поддерживали гендерное неравенство.

При переходе на дистанционное обучение правительства и органы образования должны отслеживать участие и удержание учащихся в образовательном процессе с учетом гендерного фактора и в режиме реального времени задействовать стратегии по удержанию и возвращению в учебный процесс женщин и девочек при выявлении тенденции к прекращению ими занятий. Необходимо также принимать меры по сокращению рисков потери работы теми женщинами, которым на период закрытия школ может понадобиться осуществлять дополнительные  обязанности по уходу за семьей.

Меры помощи затрагиваемым эпидемией работникам должны охватывать занятых в неформальном секторе и сфере услуг, преобладающую часть которых составляют женщины.

Правительства должны обеспечить включение в информационно-разъяснительные кампании вопросов того, каким образом жертвы домашнего насилия могут получить доступ к службам помощи, и должны обеспечить доступность таких служб для всех пострадавших, в том числе для живущих в местах, где введены ограничения на передвижения или  режим карантина и для инфицированных коронавирусом.

При выработке и реализации мер поддержки работников здравоохранения и социального обслуживания, работающих на передовой борьбы с вирусом, правительства должны отдавать себе отчет в том, что среди них преобладают женщины, и учитывать их потребности в части заботы о собственной семье и риски стигматизации для них самих и их близких.

Государства гражданской принадлежности трудовых мигрантов и принимающие страны должны принимать специальные меры по выявлению трудовых мигрантов – надомных работников - и оказанию им помощи в интересах недопущения нарушений их трудовых прав, а также оказать содействие в доступе к противоэпидемической профилактике.

Государства и международные организации должны пристально отслеживать последствия коронавируса для беременных женщин и принимать меры для смягчения последствий эпидемии в том, что касается доступности для женщин и девочек услуг в области сексуального и репродуктивного здоровья.

Искоренение дискриминации и стигматизации, защита конфиденциальности персональных данных пациентов

Во время предыдущих эпидемий инфицированные или больные люди нередко подвергались дискриминации и стигматизации. Так, Human Rights Watch задокументировало, что в таком положении оказывались ВИЧ-инфицированные в КенииЮАР, на Филиппинах и в США, где им ограничивали доступ к здравоохранению, занятости и образованию. Профильные исследования показали, что пережившие лихорадку Эбола в Западной Африке подвергались стигматизации, в ряде случаев приводившей к выселению, потере работы, одиночеству, насилию и другим последствиям.

С началом нынешней эпидемии коронавируса из ряда стран стала поступать информация о проявлениях предвзятого отношения, расизма, ксенофобии и дискриминации в отношении лиц азиатского происхождения. Такие случаи включали физические нападения и избиенияжесткую травлю в школезлобные выпады, дискриминацию по месту учебы или работы и использование оскорбительной терминологии в новостях и в социальных сетях. С января СМИ стали сообщать о вызывающих тревогу преступлениях на почве ненависти в ВеликобританииСШАИспанииИталии и других странах, мишенью которых становились выходцы из Азии, которые ассоциировались с коронавирусом. Антикитайские настроения подогревались на уровне высокопоставленных чиновников США вплоть до Дональда Трампа, которые использовали термин «китайский вирус» или, как сообщал корреспондент из Белого дома, «кунг-флу» [игра слов: «флу» по-английски означает грипп – Прим. перев.] Политики, стоящие на антииммигрантских позициях, такие как Виктор Орбан в Венгрии и Маттео Сальвини в Италии, воспользовались эпидемией для нагнетания ксенофобских настроений.

В Корее власти объявили, что из более чем 7 300 подтвержденных на тот момент случаев заражения в стране 63% составляли прихожане христианской «Церкви Иисуса Синчхонджи» в городе Тэгу или контактировавшие с ними лица. В своем заявлении по этому поводу церковь сообщила о «400 случаях несправедливости» в отношении прихожан с момента вспышки заболеваемости, включая «увольнение с работы, травлю на работе и дома, навешивание ярлыков и клевету». Отмечалось, что церковь сделали «главным виновником вспышки COVID-19».

Судя по сообщениям Би-би-си из Кореи, в условиях страхов общества перед эпидемией могла не обеспечиваться приватность отдельных инфицированных лиц.

Государство должно оперативно принимать меры, чтобы оградить от нападений и нападок отдельных лиц и общины, которые могут быть «назначены виновниками» эпидемии, тщательно расследовать все сообщения о таких фактах и привлекать виновных к ответственности.

Власти не должны допускать, чтобы меры реагирования на COVID-19 приводили к преследованиям или дискриминации конкретных религиозных или этнических групп, чтобы они носили инклюзивный характер и обеспечивали уважение прав маргинализованных групп населения, включая людей с инвалидностью и пожилых. Двум последним категориям государство должно обеспечивать равный доступ к экстренным службам.

Правительствам следует бороться со стигматизацией и дискриминацией посредством подготовки работников здравоохранения в области реагирования на коронавирус, использования СМИ и школьных сетей для разъяснения обществу вопросов прав человека, а также признания того факта, что эпидемия не знает границ и различий по признаку расы, этнической, религиозной или гражданской принадлежности.

При принятии мер по выявлению потенциальных носителей вируса государство должно обеспечивать конфиденциальность персональных данных пациентов.

Обеспечение маргинализованным группам населения доступа к здравоохранению без дискриминации

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет, по первому образованию – педиатр, заявила, что для «эффективной борьбы с эпидемией необходимо обеспечить каждому доступность лечения, не отказывая в услугах здравоохранения, если человек не в состоянии оплатить их или в силу стигмы».

Во многих странах ЛГБТ люди сталкиваются с дискриминацией в доступе к здравоохранению. Human Rights Watch задокументирована дискриминация в этой области по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности в таких странах, как СШАТанзанияЯпонияИндонезияБангладешРоссия и Ливан. Поскольку некоторые категории ЛГБТ людей, включая мужчин, вступающих в половые отношения с мужчинами, и трансгендеров, относятся к группам повышенного риска с точки зрения ВИЧ-инфекции и могут не иметь такого же доступа к тестированию и лечению, как остальное население, у них может наблюдаться пониженный иммунитет и они могут подвергаться повышенному риску осложнений или смерти в результате коронавирусной инфекции.

Государство должно обеспечивать, чтобы все услуги здравоохранения, предоставляемые в связи с коронавирусом, оказывались без какой-либо стигматизации и дискриминации, в том числе по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности, и должно разъяснять обществу, что каждый человек имеет право на доступ к здравоохранению.

Власти должны принимать меры к созданию информационных фильтров между работниками здравоохранения и недокументированными мигрантами с тем, чтобы эти уязвимые группы населения не боялись санкций или депортации в случае обращения за экстренной помощью, особенно при обращении за тестированием или лечением коронавируса.

Государство также должно обеспечивать, чтобы финансовые соображения не ограничивали доступ людей к тестированию, профилактике и лечения COVID-19. В США у 28 млн человек нет медицинской страховки, и почти треть населения не может без труда оплачивать стоимость лечения даже при наличии страхового полиса. В США многие говорят, что из-за своего материального положения избегают обращаться к врачу или покупать назначенные лекарства, что приводит к ухудшению их состояния. В условиях эпидемии уклонение от обращения к врачу наносит ущерб не только самому человеку, но и окружающим, поскольку чревато распространением вируса.

Все государства обязаны не допускать того, чтобы серьезный кризис медицинского характера перерастал в кризис с правами человека только потому, что надлежащее здравоохранение может быть недоступным для населения. Любое правительство должно принимать меры в интересах того, чтобы обеспечивать каждому человеку наличие и экономическую доступность медицинской помощи и лечения.

Защита общественных и неправительственных организаций

Во многих странах гражданские группы выполняют важнейшую работу по поддержке усилий, направленных на обуздание эпидемии и обеспечение того, чтобы инфицированные коронавирусом – как в условиях изоляции, так и в карантине – имели доступ к необходимому лечению, уходу и социальной помощи. Государство должно оказывать защиту и поддержку таким организациям, а также тем, кто освещает последствия эпидемии.

Во время вспышки лихорадки Эбола в Западной Африке неправительственные организации, местные газеты и радио сыграли ключевую роль в санитарном просвещении населения.

В Гонконге граждане самоорганизовались для производства и раздачи масок и индивидуальных средств дезинфекции наиболее уязвимым группам, восполняя пробелы в работе администрации. Однако власти материкового Китая уже долгое время проводят политику удушения неправительственного сектора, и некоторые группы во время эпидемии испытывают дефицит финансирования.

В Италии власти отправляли на карантин в порту сотрудников неправительственных организаций, спасающих в открытом море мигрантов и лиц, ищущих убежища, хотя ни у экипажа, ни у пассажиров не был обнаружен коронавирус. В ситуации, когда гражданские спасательные операции последовательно подрываются, блокируются или даже преследуются в уголовном порядке, предположительно избыточный карантин может использоваться для ограничения спасательных операций на море.

Правительства не должны использовать эпидемию коронавируса как повод для того, чтобы преследовать в уголовном порядке или иным образом препятствовать работе неправительственных организаций.

Обеспечение права на воду и санитарно-гигиенические условия

Право на воду и на санитарно-гигиенические условия является составляющей права на достаточный уровень жизни. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам подтверждает, что это является неотъемлемой частью данного права и «неразрывно связано с правом на наивысший достижимый уровень здоровья».

Миллиарды людей во всем мире не имеют доступа к безопасной питьевой воде. При этом, как отмечает ВОЗ, обеспечение безопасной водой и санитарно-гигиеническими условиями является неотъемлемой частью охраны здоровья человека в период эпидемии COVID-19. Профилактика распространения вируса от человека к человеку во многом зависит от обеспечения права на воду и санитарно-гигиенические условия и от поддержания материально-технического и кадрового уровня инфраструктуры водоснабжения и водоотведения в интересах обеспечения общин, жилых домов, школ, мест торговли и учреждений здравоохранения качественным и непрерывным водоснабжением и канализацией, что формирует соответствующие поведенческие практики. Необходимы дальнейшие исследования для оценки рисков распространения вируса через воду и окружающую среду и для выработки понимания того, как обеспечить во время эпидемии надлежащую подготовку и поддержку соответствующих служб.

Дефицит питьевой воды и санитарии в жилище, школах и медицинских учреждениях будет осложнять реализацию профилактических мер. В определенных случаях без этого эти места сами могут превратиться в источник распространения инфекции.

В Венесуэле здравоохранение находится настолько в плачевном состоянии, что самая элементарная профилактическая рекомендация о мытье рук является труднореализуемой даже для медицинского персонала, работающего в опасных условиях. Венесуэльские врачи и медсестры, которых мы интервьюировали на протяжении последних нескольких месяцев, рассказывали, что в клиниках и госпиталях практически нет ни мыла, ни дезинфицирующих средств. В условиях галопирующей инфляции и обесценивания зарплат они больше не могут приносить на работу собственные гигиенические средства. В столичном Каракасе в государственных больницах регулярно имеют место перебои с водоснабжением. В отдаленных районах воды в больницах может не быть от нескольких недель до нескольких месяцев. Пациентов и персонал обязывают приносить с собой воду для питья, а иногда и для смыва туалета.

Власти должны безотлагательно приостановить любое отключение водоснабжения за неуплату. Такая мера при любых обстоятельствах несовместима с правами человека, а в условиях масштабной эпидемии может нанести особенно большой вред.

Обеспечение непрерывности гуманитарной помощи

По данным ООН, в целом ряде стран из числа затронутых эпидемией коронавируса уже имеются кризисные ситуации, связанные с конфликтами, природными катастрофами или изменением климата. Для значительной части населения таких стран гуманитарная помощь является вопросом выживания.

Государства не должны допускать, чтобы меры по борьбе с COVID-19 создавали препятствия для продолжения гуманитарных операций, реализуемых ООН и другими агентствами по оказанию помощи.

Оказание адресной экономической поддержки низкооплачиваемым категориям работников

Правительствам следует принимать меры политического характера для купирования экономических последствий COVID-19, которые в первую очередь и наиболее сильно сказываются на низкооплачиваемых категориях работников. Сохранение дистанции в общественных местах, карантин и закрытие предприятий чреваты серьезнейшими экономическими последствиями. Самыми уязвимыми оказываются низкооплачиваемые работники из малообеспеченных семей. Правительства должны создавать механизмы защиты затронутых эпидемией работников от потери доходов, поскольку угроза потеря заработка может побуждать их отказываться от самоизоляции для сдерживания распространения вируса.

Эксперты в области здравоохранения рекомендуют компаниям в целях профилактики по возможности переводить сотрудников на удаленную работу из дома. Однако это едва ли может быть применимо к миллионам работников в таких отраслях, как розничная торговля, общепит, индивидуальные услуги и подработки, а также в неформальном секторе экономики. Для них ситуация с занятостью менее стабильна, заработки обычно ниже, в некоторых странах имеются проблемы с оплачиваемым больничным. Эти работники нуждаются в поддержке, особенно в таких странах, как США, где низкий уровень заработка может сочетаться с недоступностью больничного и медицинской страховки.

Human Rights Watch уже давно призывает государства гарантировать оплачиваемый отпуск по болезни и уходу, чтобы работники, не теряя в заработке, могли растить малолетних детей, осуществлять уход за больными или пожилыми членами семьи или сами проходить лечение при возникновении серьезных заболеваний. В ситуациях эпидемий, включая COVID-19, оплачиваемый отпуск по болезни и уходу способствует тому, чтобы люди, которые больны сами или у которых болен кто-то в семье, оставались дома и не разносили инфекцию.

Во многих странах работникам гарантируется тот или иной вид оплачиваемого больничного. В других такой практики нет, и США стоят особняком в этом вопросе среди развитых экономик. Меньше всего на оплачиваемый отпуск по болезни могут рассчитывать низкооплачиваемые работники, а также занятые в сфере услуг, неформальном секторе и работающие на условиях подработки/свободной занятости. Отсутствие оплачиваемого отпуска по болезни и уходу чревато в условиях эпидемий дополнительным бременем для бедных и маргинализованных работников, а также усилением экономического и гендерного неравенства. Для поддержки домохозяйств в такие периоды отпуск по болезни и уходу должен предоставляться также при режиме самоизоляции и при необходимости осуществления ухода на время закрытия школ и социальных учреждений.

Нарушение глобальных производственных цепочек из-за коронавируса уже привело к спаду производства и закрытию предприятий. Существует риск того, что работники, участвующие в глобальном разделении труда, будут вынуждены перейти на неполный рабочий день или вообще потеряют работу.

Одним из вариантов являются прямые денежные выплаты для частичной компенсации оплачиваемого рабочего времени, как это делалось американской администрацией во время экономического кризиса 2008 г. Низкооплачиваемые работники нуждаются в защите от последствий вынужденного прекращения работы в связи с собственным заболеванием или болезнью близких. В отсутствие такой помощи такие работники могут столкнуться с острыми финансовыми проблемами, что чревато возникновением просрочек по кредитам и риском выселения. Фактором смягчения экономических последствий эпидемии также могут быть единовременные выплаты семьям, где дети получают в школе бесплатное питание или которые являются получателями адресной социальной поддержки. Такие семьи уже находятся в трудной ситуации и в дополнение к финансовым проблемам могут испытывать трудности в связи, например, с закрытием школ. Европейские государства, в том числе Италия, Франция и Испания, рассматривают возможность принятия или уже приняли адресные меры финансовой поддержки для работников, малообеспеченных семей и малого бизнеса.

Общее снижение налогов на фонд оплаты труда для работодателей и работников зачастую не обеспечивают адресности поддержки и может не затрагивать наиболее нуждающихся. В этом смысле расширение программ социального страхования, таких как страхование от потери работы, могло бы позволить работникам сохранить заработную плату на период вынужденного простоя из-за коронавируса.

Все материалы Human Rights Watch о COVID-19: https://www.hrw.org/ru/tag/coronavirus.

Илья Шаблинский

МХГ в социальных сетях

  •  
Остановите принятие законопроекта расширения прав Полиции
ФСИН, предоставьте информацию об эпидемической ситуации в пенитенциарных учреждениях!
Освободите Юрия Дмитриева из-под стражи!
Призываем к максимально широкой амнистии из-за коронавируса
Открытое письмо об экстренных мерах по борьбе с эпидемией коронавируса в России
НЕТ! Манифест граждан России против конституционного переворота и узурпации власти
Совет Европы, запросите срочную правовую экспертизу изменений в Конституцию России!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.