Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Кампус на карантине: правозащитники о незаконности ограничения доступа студентов в общежития

 

В мае этого года Московская Хельсинкская Группа стала одним из соучредителей проекта “Кампус на карантине” - коллективной инициативы нескольких студенческих и правозащитных организаций, целью которой является помощь студентам российских университетов, которые оказались в сложной ситуации из-за введенных карантинных мер и ограничений. В ходе трёхмесячной работы были обработаны десятки заявок студентов со всей страны и выявлены различные проблемы, но наиболее масштабной и существенной проблемой оказалось ограничение или полный запрет доступа в общежития, где студенты проживают во время обучения.

Региональные и федеральные университеты в массовом порядке ввели локальные нормативные акты, призванные защищать студентов от коронавируса, однако фактически эти меры выразились в самовольном ограничении доступа обучающихся в общежития, где те на законных основаниях снимают помещения и проживают. Данные ограничения варьируются от введения комендантского часа и прохождения обязательной 14-дневной самоизоляции вне общежития вплоть до прямого запрета на возвращение в общежитие на неопределённый срок. Для студентов, оставшихся в общежитии, вводятся жёсткие императивные нормы, вторгающиеся в их частную жизнь и ограничивающие их право на передвижение, право на распоряжение собственным имуществом и даже право на труд.

Ни одна из данных мер не была установлена в качестве обязательной ни московским правительством, ни федеральным правительством, и в равной степени высшие учебные заведения не наделялись федеральным законодателем полномочиями по ограничению свободной законной деятельности студентов, не связанной с образовательным процессом.

В результате данных ограничений студенты сталкиваются с ситуацией, когда они не могут вернуться к себе домой, несмотря на наличие заключенного договора аренды, не могут приступить к работе и вынуждены проживать у друзей и родственников или тратить деньги на аренду жилья. Особенные сложности создаются для выпускников, которым нужно выезжать уже в ближайшее время и искать собственное жилье, что невозможно делать в удалении от города. Также встречаются случаи, когда они даже не могут забрать свои личные вещи до окончания действия нововведенных режимов. Те студенты, которые всё-таки смогли остаться в общежитии, очень часто находятся под жёстким императивным контролем администрации - им запрещено покидать общежития больше чем на установленный администрацией срок, в некоторых случаях покидать общежитие и вовсе запрещается. Ограничены возможности пользования общим пространством и коммуникации с другими людьми. Вместе с тем, нарушение этих императивных предписаний может повлечь за собой не просто выселение из общежития, но и вовсе отчисление из учебного заведения. И таких примеров уже было много.

Министерство науки и высшего образования РФ ещё в самом начале карантинных мер направляло высшим учебным заведениям рекомендации по организации деятельности общежитий в рамках реализации приказа Минобрнауки России от 19 марта 2020 г. № 453 "О деятельности общежитий, гостиниц, санаториев, пансионатов, домов отдыха и иных мест пребывания организаций, подведомственных Министерству науки и высшего образования Российской Федерации, в условиях предупреждения распространения коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Российской Федерации" (Письмо Министерства науки и высшего образования РФ от 20 марта 2020 г. № МН-3/576-МБ "О направлении информации"), где конкретно регламентировались допустимые меры по обеспечению безопасности студентов в период опасной эпидемиологической обстановки. Среди этих мер не было ни одной из описанных выше, рекомендации предполагали сохранение возможности проживания студентов в общежитиях без чрезмерного вмешательства в их частную жизнь и без императивного контроля их деятельности.

Вместе с тем, ещё в 2014 году Министерство образования и науки Российской Федерации разъяснило учебным заведениям, что, в соответствии с пунктом 4 статьи 3 Жилищного кодекса, никто не может быть выселен из жилища или ограничен в праве пользования жилищем, в том числе в праве получения коммунальных услуг, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Жилищным кодексом, другими федеральными законами. В этой связи практика ограничения прав обучающихся, проживающих в студенческих общежитиях, на вход в общежития и выход из них в ночное время не соответствует действующему законодательству (Письмо Минобрнауки России от 14.05.2014 № ВК-951/09 "О "комендантском часе" в студенческих общежитиях").

Московская Хельсинкская Группа, полагая, что данные университетские ограничения выходят за рамки полномочий администрации высшего учебного заведения, установленных Федеральным законом "Об образовании в Российской Федерации" от 29.12.2012 № 273-ФЗ, и являются непропорциональным ограничением конституционных прав обучающихся, в особенности прав на неприкосновенность частной жизни и свободу передвижения, направила в июле обращение в адрес Министерства науки высшего образования РФ с просьбой принять соответствующие меры по отмене спорных локальных нормативных актов.

В августе министерство подтвердило, что образовательная организация не вправе принудительно выселять обучающихся из общежития или принудительно удерживать их в общежитии, кроме случаев, предусмотренных действующим законодательством. Вместе с тем, обучающиеся, находящиеся на дистанционном обучении, вправе остаться в общежитии или покинуть его, а образовательная организация не вправе отказать обучающемуся в проживании в общежитии в случае его возвращения до возобновления очного учебного процесса. 

Как верно указало министерство, согласно пункту 7 статьи 28 Федерального закона от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ образовательная организация несёт ответственность в установленном законодательством порядке за невыполнение или ненадлежащее выполнение функций, отнесённых к её компетенции. А надзор за органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам их правовых актов, по мнению министерства, осуществляет прокуратура Российской Федерации (часть 2 статьи 1 Федерального закона от 17 января 1992 года № 2201-1).

В этой связи МХГ направила обращение в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой принять все необходимые меры для защиты прав обучающихся, проработать вопрос отмены локальных нормативных актов высших учебных заведений, которые выходят за пределы их полномочий и нарушают гарантии прав обучающихся, закреплённые Федеральным законом и Конституцией, а также, в случае необходимости, привлечь к надлежащей ответственности образовательные организации, уличённые в невыполнении или ненадлежащем выполнении функций, отнесённых к их компетенции.

Будем надеяться, что в скором времени все ограничения будут отменены и студенты смогут вернуться к себе домой.

Генри Резник

МХГ в социальных сетях

  •  
Примите закон, по которому "дети ГУЛАГа" смогут наконец вернуться из ссылки
Отменить запрет на одиночные пикеты в Санкт-Петербурге
Российские силовики в Беларуси закончат историю дружбы наших народов. Нельзя вводить!
Прекратить штрафовать и арестовывать за одиночные пикеты!
Рассекретить дело Ивана Сафронова! Обвинение должно быть публичным
Против обнуления сроков Путина
Свободу Илье Азару и всем задержанным за одиночные пикеты

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.