Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Комитет защиты журналистов о новом лице цензуры

Международный Комитет защиты журналистов (КЗЖ) 25 апреля обнародовал ежегодный доклад «Нападения на прессу», сообщает Русская служба «Голоса Америки». В этом году доклад посвящен, в частности, новым формам цензуры по всему миру. Согласно заключению КЗЖ, к старым и уже ставшими привычными формам цензуры сегодня добавляются новые, довольно изощренные, и эта тенденция характерна для всего мира, включая Россию.

Заместитель исполнительного директора Комитета защиты журналистов Дэвид Махони выделил три основных направления в современной цензуре: «Есть цензура правительств, которые оказывают давление на новостные организации, чтобы подчинить себе критически настроенных журналистов. Цензоры теперь также используют против журналистов те же самые технологии, которые раньше служили журналистам и помогали им печататься. Они используют интернет-фильтры и слежку в Интернете для запугивания журналистов. И третья форма цензуры – насильственная, со стороны вооруженных группировок и преступных банд, которые запугивают и убивают журналистов, чтобы контролировать информацию».

В свою очередь, координатор программ КЗР в Европе и Центральной Азии Нина Огнянова, отметив снижение уровня физических угроз и нападений на журналистов в России, акцентировала внимание на росте в стране количества других методов цензуры – «более утонченных, не бросающихся в глаза, завуалированных». «Это давление на редакции, проведение политически мотивированных аудитов, налоговых аудитов неудобных и критически настроенных новостных изданий, применение других способов давления», – подчеркнула она.

Руководитель фонда «Общественная экспертиза» Игорь Яковенко, в прошлом генеральный секретарь Союза журналистов России, считает, что российская цензура всегда «очень существенно выламывалась из общемирового ряда». Поэтому, по его мнению, применительно к российским реалиям речь нужно вести не совсем о цензуре, а о создании «совершенно иной, параллельной реальности».

«Цензурировать можно тех, кто свободен, – констатировал он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – А в России на сегодняшний момент о свободе СМИ говорить не приходится. Только доля процента медийного пространства находится вне государственной сферы влияния. Поэтому тут о цензуре говорить довольно сложно, и так все под контролем».

То, что сейчас происходит в стране, это, прежде всего, очень серьезное переформатирование и дальнейшая зачистка информационного поля, говорит эксперт. «В ближайшее время, скорее всего, состоится продажа РБК, и продолжается процесс освобождения от «лишних элементов» в тех СМИ, которые уже находятся в собственности государства, – утверждает он. – Сюда же следует добавить существенное снижение профессионального уровня оставшихся в журналистике кадров. Последняя скандальная история, когда Шейнин (ведущий программы) вышел на Первом канале к гостям передачи с ведром с надписью «г**но», уже находится за гранью понимания и комментариев».

По оценке Комитета защиты журналистов, информация на российском телевидении полностью контролируется властью.

Кроме того, безусловно, происходит заметное перемещение центра тяжести цензуры в интернет, полагает Игорь Яковенко. «Приговоры на реальные сроки наказания за простые лайки и перепосты – это то, что на сегодня, по моему убеждению, представляет наибольшую опасность, – продолжил он. – До сих пор мы воспринимали цензуру как действия, направленные на подавление журналистов. А у нас цензура сейчас распространяется фактически на частную жизнь граждан. Потому что общение в сети, интернет – это все-таки не СМИ, а частная жизнь граждан». Здесь речь идет уже о воссоздании в масштабах всей страны тоталитарной системы, резюмировал Игорь Яковенко.

По мнению представителей КЗЖ, еще недавно в России Интернет был совершенно свободен, но после протестов 2011-2012 годов власть начала понимать, что это может быть очень опасно, поэтому были приняты различные законы, призванные «фильтровать» контент во всемирной паутине.

Тележурналист, член Совета по правам человека при президенте РФ, заведующий кафедрой журналистики Института Массмедиа РГГУ профессор Николай Сванидзе согласен с тем, что проблемы свободы прессы в России носят специфический характер. На его взгляд, они заметно отличаются от тех, что свойственны западному медийному сообществу, и значительно более серьезны.

«Потому что у нас практически все ведущие СМИ или государственные, или аффилированы с государством, или зависят от государства, – пояснил он в комментарии «Голосу Америки». – Поэтому не нужно предпринимать каких-то особых усилий для того, чтобы лишать их независимости и контролировать их политическую линию. Просто они всегда находятся на коротком или чуть более длинном, но все равно поводке у государственного руководства».

Если бы СМИ в России были независимы от государства, пусть бы они даже принадлежали разным медийным магнатам, картина все равно была бы совершенно иная, настаивает Сванидзе.

«Ведь медийные магнаты, независимые от государства, конкурировали бы друг с другом со своими соответственно ресурсами, – рассуждает он. – При этом понятно, что каждая медиагруппа принадлежит кому-то и ориентируется на его интересы. Да, но таких групп существует много, и в целом создается полифония, можно выбирать из разных позиций и формировать свою точку зрения».

А у нас такое невозможно, и это наша самая главная проблема, заключил Николай Сванидзе.

Правозащитник, член Московской Хельсинкской Группы Валерий Борщев также солидарен с тем, что в России возникают «своеобразные» формы цензуры.

«Конституция напрямую запрещает цензуру, это как бы не законно, – добавил он. – Но существуют разные формы давления, начиная с публичных выступлений прокремлевских политических деятелей разных уровней, которые и определяют, в конечно итоге, линию поведения СМИ».

По сути, цензура возвращается в страну в прежних формах, предупреждает правозащитник.

Комитет защиты журналистов – международная неправительственная организация (Committee to Protect Journalists (CPJ)) со штаб-квартирой в Нью-Йорке, занимающаяся защитой прав журналистов.

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Николай Сванидзе

Евгений Еникеев

Александра Крыленкова

МХГ в социальных сетях

  •  
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.
Предотвратить полномасштабную войну с Украиной!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.