Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Левада-Центр: большинство россиян против ввода войск в Сирию

Все меньше россиян сохраняет нейтралитет в отношении сирийского конфликта, свидетельствует сентябрьский опрос Левада-Центра. Об этом сообщает РБК. Два года назад (июнь 2013 года) половина из тех, кто следит за событиями в Сирии, не поддерживали ни сирийское руководство, ни оппозицию, а треть (29%) были на стороне президента Башара Асада. Сейчас нейтральный показатель снизился на 11 процентных пунктов (39%), а правительство Асада стали поддерживать 36% россиян. Сторонников сирийской оппозиции среди них почти не прибавилось: 10% в сентябре против 9% в июне 2013 года.

Одобряют ли россияне политику руководства страны в отношении Сирии? Около 40% «скорее одобряют» или поддерживают целиком, противоположного мнения придерживаются 11% опрошенных. Каждый третий россиянин (33%) вообще не интересуется политикой России в отношении Сирии.

Под политикой России понимаются поддержка режима Башара Асада и неприятие сценария, произошедшего в Ираке, уточняет замдиректора Левада-Центра Алексей Гражданкин. В целом же, говорит он, для большинства россиян сирийский конфликт и ситуация вокруг него не представляют значимого интереса.

Треть из тех, кто следит за ней, считают, что Москва, сотрудничая с Дамаском, защищает российские интересы на Ближнем Востоке и обеспечивает безопасность российских компаний в регионе (30%, можно было выбрать несколько вариантов ответа). Еще треть (28%) полагают, что таким образом Россия пытается укрепить свои позиции в мире, авторитет и независимость от западных стран. Одна пятая (22%) опрошенных думают, что российские власти, поддерживая президента Башара Асада, препятствуют распространению влияния «Исламского государства» (ИГ, запрещенной в России террористической организации) и радикального ислама в мире и защищают от этого южные рубежи страны. Другая пятая доля ответов (19%) принадлежит варианту, что Россия защищает последний из оставшихся пророссийски настроенных на Ближнем Востоке режимов.

Россия не должна оказывать прямую военную поддержку (вводить войска) Сирии для поддержки ее руководства, считают подавляющее большинство россиян — 69%. За ввод войск высказались 14% опрошенных.

Социологи осведомились, должна ли Россия помогать сирийским властям и как. Самыми популярными вариантами среди опрошенных стали политическая и дипломатическая поддержка (67%), а также оказание гуманитарной помощи (55%).

По поводу военно-технической поддержки мнения россиян разделились. Почти две пятых (43%) считают, что российское руководство должно консультировать и вооружать сирийских коллег, почти столько же опрошенных против такой помощи со стороны России (41%). Нет единодушия и по вопросу экономической помощи Сирии: 41% высказались за, 40% — против. Принимать сирийских беженцев и помогать им россияне не хотят — больше половины (57%) респондентов высказались против, за — каждый пятый (21%).

«Россияне в большинстве своем всегда против военных действий», — говорит замдиректора Левада-Центра Алексей Гражданкин. Однако, по его словам, среди них, как и в странах бывшего советского блока, «не проросли принципы гуманизма», поэтому россияне пока не расположены к поддержке и приему беженцев. «Также здесь играет роль сложное отношение к мусульманам, в которых многим россиянам видится агрессия», — поясняет Гражданкин.

Власти прислушиваются к социологии, но однозначно сказать, руководствуются ли они ей при оказании военной помощи, нельзя, говорит председатель комиссии президентского Совета по правам человека по военно-гражданским отношениям, руководитель правозащитной инициативы "Гражданин и Армия", член Московской Хельсинкской Группы Сергей Кривенко. «Россияне не приемлют масштабные военные действия, но руководство страны порой принимает решения, противоречащие мнению общества», — рассуждает он.

В начале сентября в западных, а затем и в российских СМИ появились сообщения о наращивании российского военного присутствия в Сирии, а также о возможном участии российских военнослужащих и тяжелой военной техники в боевых действиях. Минобороны позднее подтвердило присутствие российских военных в Сирии, но указало, что в боевых действиях они не участвуют. По утверждению ведомства, они находятся в Сирии в соответствии с договорами и контрактами, заключенными с Дамаском, — обеспечивают работу пункта материально-технического обеспечения в порту Тартус, сопровождают поставки продукции военного назначения и контролируют целевое использование поставленного вооружения.

Григорий Мельконьянц

Альберт Сперанский

МХГ в социальных сетях

  •  
Россияне имеют законное право на мирные акции протеста. НЕТ! насилию и судебному произволу
Немедленно освободить Алексея Навального
Против поправок о просветительской деятельности
SOS! Ликвидируют единственный офис Комитета за гражданские права
Против поправок в закон о митингах
Примите закон, по которому "дети ГУЛАГа" смогут наконец вернуться из ссылки

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.