Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Правозащитники оценили последствия законодательных инициатив в отношении НКО и гражданского общества

 

3 декабря ряд правозащитных организаций организовали совместную пресс-конференцию, посвящённую пакету рассматриваемых Госдумой РФ законов, серьёзно наступающих на права и свободы россиян. Мероприятие поддержали Сахаровский центр, Международный Мемориал, Правозащитный центр «Мемориал», Московская Хельсинкская группа, Фонд «Общественный вердикт», информационно-аналитический центр «Сова», Правозащитный совет Санкт-Петербурга, РОО «Человек и закон» (республика Марий Эл), СПб ОО «Гражданский контроль». Из-за продолжающегося карантина пресс-конференция состоялась в zoom.

Вот как описывают ситуацию сами правозащитники в сопроводительном письме: «В ноябре 2020 года в Государственную Думу Российской Федерации были внесены несколько законопроектов (1234), первый внесло Правительство РФ, остальные – депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации. Уже с первого взгляда очевидно: эти документы направлены не только на подавление деятельности российских некоммерческих организаций (НКО), общественных объединений, филиалов международных неправительственных некоммерческих организаций и правозащитников, на дальнейшее ограничение прав граждан России на свободу ассоциаций. Они также ущемляют право на свободное выражение мнений, на свободу распространения и получения информации. Кроме того, они ограничивают свободу собраний, не только митингов, но и любых публичных мероприятий. Наконец, законодатели намерены усилить контроль и регламентацию в сфере образования и просвещения в самом широком смысле».

Открыла мероприятие Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт», лауреат премии Московской Хельсинкской группы. Она напомнила, что законодательные инициативы – далеко не единственная форма атаки на гражданское общество. Прямо сейчас власти пытаются выслать из России председателя нидерландской НКО «Правовая инициатива» Ванессу Коган, хотя она жила в стране уже 11 лет и в сентябре подала документы на гражданство. Десятки правозащитных организаций подписали письмо с требованием продлить Коган вид на жительство и предоставить гражданство по ускоренной схеме. В противном случае она будет вынуждена покинуть страну в течение двух недель.

После этого слово предоставили Наталье Евдокимовой из Правозащитного совета Санкт-Петербурга, рассказавшей об уже имеющихся у НКО проблемах. Наталья Леонидовна начала выступление с того, что все меры, направленные против НКО, антиконституционны. В 14-м году, уже после принятия самого закона об НКО-иностранных агентах, российский Конституционный суд заявил, что сам по себе этот закон не нарушает Конституцию, но в пояснительном письме уточнил, что подпавшие под его действие организации не должны подвергаться какой-либо дискриминации, а только информировать о своём статусе.

Но на деле такие НКО и их члены не имеют права участвовать в выборах, поддерживать политические партии, общаться с сотрудниками внешней разведки и ФСБ, вести упрощённые способы бухгалтерского учёта, исполнять общественно-полезные услуги, делегировать представителей в ОНК, заниматься антикоррупционной экспертизой – и это не полный список запретов. Евдокимова первой подняла проблему, которую затем упомянут все докладчики: расширительное понимание «политической деятельности» в рамках правоприменения и произвольность в оценках.

Так, в то время как социологическую службу «Левада-центр» признали иностранным агентом, занимающийся тем же самым ВЦИОМ, так же получающий деньги из-за рубежа, не имеет этого статуса. А самыми частыми иноагентами в России вообще остаются экологические объединения и группы активистов, борющихся с эпидемией ВИЧ. Но все попытки Евдокимовой указать на эти проблемы в ходе заседания Совета по правам человека при президенте РФ, членом которого она является, не привели ни к каким последствиям.

Затем выступила Мария Агальцова, начальник юридического отдела Международного Мемориала. Она сравнила российский закон об иностранных агентах с международным опытом, в частности – с американским законом FARA, на который любят ссылаться провластные спикеры. По её словам, наш закон похож на американский, как шарж на оригинал. Во-первых, в качестве иностранных агентов в США должны регистрироваться только организации, занимающиеся прямым лоббированием конкретных политических инициатив. Собственно, в США регистрируются любые лоббисты, а FARA лишь уточняет особый порядок для регистрации тех, кто лоббирует интересы другой страны.

Кроме того, для получения статуса иностранного агента необходимо получать значительную часть средств именно от правительства, а не просто из-за границы. Характерный пример – судьба организации Jewish Agency-American Section, продвигающей идеи сохранения еврейской культуры. Эта группа не включалась в реестр иностранных агентов и получила такой статус только после того, как правоохранители обнаружили документ, свидетельствующий о договоре между JA-AS и правительством Израиля, по которому НКО обязалась продвигать, помимо прочего, идею алии – репатриации евреев.

Выступление Татьяны Глушковой, юриста ПЦ «Мемориал», шло, по её словам, «из горящего танка»: за пару часов до начала пресс-конференции в ПЦ «Мемориал» пришла прокурорская проверка, потребовавшая предоставить подробнейшую отчётность, вплоть до бумаг об отдельных запросах к экспертам за комментариями. На этом фоне рассказ о новых ограничениях, ожидающих НКО, звучал особенно выразительно.

Депутаты хотят обязать организации, признанные иностранными агентами, согласовывать свои программы с властями на год вперёд. При этом органы исполнительной власти могут потребовать отменить любую программу, не указав причины, а в случае отказа НКО можно будет ликвидировать через суд. Это даёт громадные возможности. К примеру, раз в России нет официальных политических заключённых, что мешает Минюсту потребовать отменить программу их поддержки? На деле речь идёт о попытке установить полный контроль над деятельностью любой НКО-иностранного агента: НКО либо играет по правилам власти, либо ликвидируется.

Также расширятся обязательства членов НКО информировать общественность о статусе своей организации – как иностранного агента. Лица, причастные к работе НКО, должны при осуществлении политической деятельности сопровождать все свои материалы указаниями на сотрудничество с организацией-иноагентом. Как сказала Глушкова, учитывая расширительную трактовку «политической деятельности», причастные к НКО люди, вплоть до уборщицы, вынуждены будут любое высказывание в социальных сетях, более содержательное, чем фотография котика, дополнять указанием на то, где они работают.

Наконец, власти получают в своё распоряжение такой инструмент, как возможность внести в реестр иноагентов «незарегистрированную организацию-иноагента». По сути, таковой признают любую группу людей, собравшихся ради какой-то цели, имеющей отношение к (опять-таки, очень расширительно толкуемой) политике и получившей хотя бы 10 рублей из-за рубежа. После внесения в реестр группа облагается всеми обязанностями иноагента по части отчётности. Нарушения будут караться штрафами.

Александр Верховский, диреткор центра «Сова», лауреат премии МХГ, рассказал о перспективе появления физических лиц – иностранных агентов. Он напомнил, что законодатели уже подступались к возможности давать такой статус гражданам год назад, когда предложили признавать отдельных людей за СМИ и давать статус иноагента при обнаружении иностранного финансирования. Соответствующий закон приняли, но его применение оказалось столь запутанным, что властям понадобился механизм попроще. В соответствии с их предложениями для получения статуса иноагента физлицу достаточно соответствовать двум критериям. Во-первых, получать любую материальную поддержку из-за рубежа – не только деньги, но и «методологические инструкции». А во-вторых, осуществлять сбор военно-технических сведений или заниматься политической деятельностью в пользу иностранного государства, организации или даже физического лица.

Получивший статус иноагента россиянин не может иметь доступ к гостайне, занимать невыборные государственные должности, а при попытке баллотироваться даже в муниципалитет обязан всюду указывать свой статус. Любой человек, получавший от него деньги на политическую деятельность в пределах двух лет до получения статуса, считается «аффилированным с физическим лицом-иностранным агентом».

Кроме того, упоминания в политическом контексте признанной иностранным агентом НКО или физлица в СМИ или интернете по новым законам необходимо также дополнить указанием на его статус. Причём законопроект сформулирован таким образом, что уточнение придётся включать даже в частную переписку, хотя это отражает скорее нежелание и неумение законодателей работать с чёткими формулировками и ясными критериями.

Сергей Давидис, руководитель программы «Поддержка политзаключенных», член совета ПЦ «Мемориал», рассказал об изменениях, которые коснутся митингов и других публичных мероприятий. По его словам, наступление законодателей на свободы россиян было бы не полным без ограничения свободы собраний, и депутаты не ударили в грязь лицом. Если предложенные законопроекты примут, то для любого публичного мероприятия придётся заводить специальный расчётный счёт, куда будут поступать все пожертвования и с которого придётся осуществлять все финансовые операции. После проведения акции организаторов обяжут подавать подробный отчёт о всех тратах и вернуть лишние деньги.

А жертвователям придётся указывать все свои личные данные, при этом целой группе лиц и организаций вносить деньги на такие счета запрещено: гражданам моложе 16 лет, иностранцам, а также иноагентам – как людям, так и НКО. НКО по-прежнему смогут организовывать мероприятия, но непонятно, сохранят ли они возможность финансировать собственные акции, что ставит под угрозу, к примеру, акцию «Возвращение имён», проводимую «Мемориалом».

Кроме того, законодатели предлагают наказывать штрафами за агитацию в пользу идей, отличающихся от заявленной цели акции, а также за изменение заявленной цели организации после её регистрации. Они также получают право переносить место, время и дату любого мероприятия на основании угрозы террористического акта или в условиях чрезвычайного положения. К массовым мероприятиям, со всеми вытекающими последствиями, приравняют последовательные одиночные пикеты. По оценке Давидиса, речь идёт о полном взятии под контроль любой законной уличной активности.

Директор Сахаровского центра, член Московской Хельсинкской группы Сергей Лукашевский рассказал о законопроекте, призванном ужесточить регулирование в сфере просвещения, назвав его в плохом смысле «революционным». После его принятия любые люди, занимающиеся просвещением, попадут в ведение исполнительной власти, регулирующей их работу. Примечательна характерная для депутатов широта формулировок: просвещением называется любое распространение знаний, навыков и опыта за пределами образовательных учреждений. Пост с кулинарным рецептом, рассказ о том, как добиться возвращения товара в онлайн магазине, публичный семинар – всё подпадает под действие законопроекта.

Отдельно оговаривается запрет на распространение «недостоверных» исторических сведений, а также информации, порочащей культуру и традиции народов России. Ни то, ни другое понятие никак не пояснены, что превратит государство в верховного арбитра любых исторических споров вообще. Достаточно найти хотя бы одного человека, сомневающегося в том или ином историческом факте, к примеру, в том, кто осуществлял расстрелы в Сандармохе, и государство уже имеет полное право вмешиваться, оценивать и наказывать.

Нашлось место и для борьбы с иностранным вмешательством в сфере просвещения. Теперь образовательным учреждением, планирующим организовать внеклассное мероприятие с привлечением иностранцев, требуется виза от органов федеральной власти. Сама необходимость подниматься на такой уровень может создать серьёзные проблемы для региональных школ и вузов.

Регионам полностью посвятили последнее выступление – доклад Ирины Протасовой, сопредседателя РОО «Человек и закон» из Марий Эл, лауреата премии Московской Хельсинкской группы. Она рассказала, как законодательство об иностранных агентах ударяет по работе НКО в провинции. По словам Протасовой, одна из главных проблем – стремление местных властей «работать на опережение». Так, в Марий Эл госслужащим и без всяких законов фактически запретили сотрудничать с НКО, признанными иностранными агентами, сорвав некогда регулярные просветительские программы о правах человека, которые «Человек и закон» организовывал для работников Минюста. Государство также перестало предоставлять НКО помещения и, по словам Протасовой, подталкивает к тому же и частный бизнес. А сейчас, ещё до принятия законов, на них обрушилось множество проверок.

Это создаёт нервозную атмосферу, из-за которой всё большему количеству людей становится страшно сотрудничать с организацией, и обсуждаемые законы, несомненно, усилят этот страх. Ему способствует и то, что предусмотренные штрафы, неприятные, но всё-таки подъёмные для Москвы, Петербурга и других крупных городов, в провинции разорительны. По словам Протасовой, если гражданское общество не остановит власти, в скором времени правозащитные организации останутся только в столицах и нескольких богатых регионах.

Впрочем, правозащитники не намерены сдаваться. В своём заключительном слове Наталья Траубина сказала, что они активно готовят и отсылают в Госдуму и Минюст заключения по предложенным законопроектам, а также пишут обращения в офис комиссара ООН по правам человека и главе Комиссии по правам человека при Совете Европы с просьбой обратить внимание на складывающуюся ситуацию. Кроме того, докладчики призвали рядовых граждан не отчаиваться и писать письма и обращения «своим» депутатам с призывом голосовать «против» обсуждаемых законопроектов.

Видеозапись пресс-конференции:

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

Борис Вишневский

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.