Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Правозащитные организации со всего мира выступили против блокировки Telegram в России

 

65 международных и российских правозащитных организаций подписали открытое письмо, где выступили против блокировки интернет-мессенджера Telegram в России. Заявление было опубликовано 16 мая на ресурсе «Артикль 19».

Организации, работающие в сфере медиа и интернет-свобод, заявили, что «решительно осуждают» попытки РФ заблокировать мессенджер Telegram, «результатом которых стали широкомасштабные нарушения свободы выражения мнения и доступа к информации, и в том числе массовая блокировка сторонних веб-сайтов».

«Мы призываем российские власти остановить блокировку Telegram и прекратить беспрестанные нападки на свободу Интернета в целом. <…> Мы призываем интернет-компании противостоять необоснованным и неправовым требованиям, нарушающим права их пользователей», — говорится в письме.

Среди подписавших письмо такие организации, как Amnesty International, международная правозащитная группа «Агора», Московская Хельсинкская Группа, «Репортеры без границ», «Роскомсвобода», «Команда 29», Transparency International.

Первоначально подписи поставили 53 организации, но впоследствии число подписантов достигло 65, сообщает глава «Агоры» Павел Чиков.

11 мая юристы правозащитной группы «Агора», представляющие интересы Telegram, подали в Мосгорсуд апелляционную жалобу на решение о блокировке. Адвокаты отмечают, что заявление о блокировке подано неуполномоченным лицом, а суд допустил грубейшие нарушения принципа состязательности и права компании на защиту и не обосновал соразмерность вводимых ограничений.

В начале мая стало известно, что в связи с блокировкой IP-адресов мессенджера Telegram в России пострадали около 400 интернет-ресурсов, на горячую линию Роскомнадзора поступило несколько десятков тысяч обращений.

Таганский районный суд Москвы 13 апреля постановил заблокировать Telegram на территории России, так как создатель мессенджера Павел Дуров отказался предоставить ФСБ ключи шифрования переписки всех пользователей, заявив о незаконности данных требований.

 

Текст заявления правозащитных организаций:

Россия: блокировка Telegram представляет собой масштабную атаку на свободу выражения мнения в Интернете

Мы, нижеподписавшиеся 53 международных и российских правозащитных организации, работающих в сфере медиа и Интернет-свобод, решительно осуждаем попытки властей Российской Федерации заблокировать Интернет-мессенджер Telegram, результатом которых стали широкомасштабные нарушения свободы выражения мнения и доступа к информации, и в т.ч. массовая блокировка сторонних веб-сайтов.

Мы призываем российские власти остановить блокировку Telegram и прекратить беспрестанные нападки на свободу Интернета в целом. Мы также призываем Организацию Объединенных Наций, Совет Европы, Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе, Европейский Союз, Соединенные Штаты Америки и другие заинтересованные правительства отреагировать на действия властей России и поддержать основополагающие права на свободу выражения мнения и неприкосновенность частной жизни в Интернете и вне его. Наконец, мы призываем Интернет-компании противостоять необоснованным и неправовым требованиям, нарушающим права их пользователей.

Массовые перебои в работе Интернета

13 апреля 2018 года Таганский районный суд Москвы удовлетворил иск Роскомнадзора о блокировке доступа к Telegram на основании того, что компания не исполнила датированное 2017 годом распоряжение передать ключи шифрования Федеральной службе безопасности (ФСБ). С того времени действия, предпринятые российскими органами власти с целью ограничить доступ к Telegram, привели к массовым перебоям в работе Интернета, в т.ч.:

  • 16-18 апреля 2018 года Роскомнадзор отдал указание о блокировке почти 20 миллионов IP-адресов в попытке ограничить доступ к Telegram. Значительная часть заблокированных адресов принадлежит международным Интернет-компаниям, в т.ч. Google, Amazon и Microsoft. К 30 апреля число заблокированных IP-адресов составляло 14,6 млн. К 16 мая 2018 года 10,9 миллиона из них остаются заблокированными.
  • Массовая блокировка IP-адресов отрицательно влияет на большое число сетевых сервисов, которые не имеют никакого отношения к Telegram, в том числе на сервисы Интернет-банкинга, площадки для электронной коммерции, сайты бронирования гостиниц и покупки авиабилетов.
  • Международная правозащитная группа Агора, представляющая Telegram в России, сообщила, что ею были получены запросы о помощи в связи с массовыми блокировками от примерно 60 компаний, включая Интернет-магазины, службы доставки и разработчиков программного обеспечения. К настоящему времени число обращений превысило 100.
  • По меньшей мере шесть Интернет-СМИ (Петербургский дневник, Coda Story, FlashNord, FlashSiberia, Тайга.инфо, и 7×7) пострадали от временного ограничения доступа к их вебсайтам.
  • 17 апреля 2018 года Роскомнадзор потребовал от Google и Apple удалить приложение Telegram из магазинов приложений, несмотря на отсутствие в российском законодательстве оснований для такого требования. Приложение на данный момент остается доступным, однако Telegram не может предоставить обновление для улучшения доступа через прокси-серверы.
  • Провайдеры виртуальных частных сетей (VPN), такие как TgVPN, Le VPN и VeeSecurity, также были заблокированы из-за предоставления альтернативных средств доступа к Telegram. Федеральный закон 276-ФЗ запрещает использование VPN и Интернет-анонимайзеров для предоставления доступа к вебсайтам, заблокированным в России, и дает полномочия Роскомнадзору по блокировке любого сайта, объясняющего, как пользоваться такими сервисами.
  • 3 мая 2018 года Роскомнадзор объявил о блокировке около 50 VPN­-сервисов и анонимайзеров в рамках борьбы за блокировку Telegram. В тот же день российский министр связи не исключил возможности блокировки в России других Интернет-мессенджеров, включая Viber, в случае отказа исполнить запрос о предоставлении ключей шифрования. Ранее в интервью от 6 апреля 2018 года министр предупредил, что такие действия могут быть предприняты в отношении Viber, WhatsAppи Facebook Messenger.

История ограничительного регулирования Интернета

В течение последних шести лет Россия приняла большое число законов, ограничивающих свободу выражения мнения и право на неприкосновенность частной жизни в Интернете. В их число входит создание в 2012 году «черного списка» Интернет-сайтов, администрируемого Роскомнадзором, и поэтапное расширение оснований для блокировки, включая блокировку без решения суда.

Принятый в 2016 году т.н. «закон Яровой», нацеленный на «борьбу с экстремизмом», налагает обязательства на всех операторов связи и Интернет-провайдеров хранить метаданные пользователей, предоставлять ключи шифрования по запросу органов безопасности и использовать исключительно методы шифрования, одобренные российским правительством, на практике это означает создание «черного хода» сотрудникам российских органов безопасности для доступа к данным, трафику и коммуникациями Интернет-пользователей.

В октябре 2017 года мировой судья признал Telegram виновным в совершении административного правонарушения в связи с отказом предоставить ключей шифрования российским властям, что, по заявлению компании, невозможно сделать в силу использования Telegram сквозного шифрования. На компанию был наложен штраф в размере 800 000 рублей. Апелляция Telegram по делу об административном правонарушении была отклонена в марте 2018 года, что дало российским органам власти формальные основания для блокировки Telegram в России в соответствии со статьей 15.4 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Недавние меры, принятые российскими органами власти в отношении Telegram, имеют серьезные последствия для свободы выражения мнения и права на неприкосновенность частной жизни в Интернете в России и по всему миру:

  • Для российских пользователей такие приложения, как Telegram и другие подобные сервисы, стремящиеся предоставить защищенную связь, критически важны для обеспечения безопасности. Они представляют собой важный источник информации о важнейших проблемах политической, экономической и общественной жизни, свободный от неоправданного вмешательства правительства. Для СМИ и журналистов в России и за ее пределами Telegram служит не только платформой для обмена сообщениями с целью безопасного общения с источниками, но и площадкой для публикаций. Telegram-каналы представляют собой средство передачи и распространения контента для СМИ и отдельных журналистов и блогеров. С учетом прямого и косвенного контроля со стороны государства в отношении многих традиционных российских СМИ и самоцензуры, которую многие другие СМИ считают необходимым применять, каналы мгновенного обмена сообщениями, такие как Telegram, стали ключевым средством распространения идей и мнений.
  • Компании, которые исполняют требования «закона Яровой», предоставляя правительствам «черный ход» к своим сервисам, ставят под угрозу безопасность сетевых коммуникаций как своих российских пользователей, так и людей, с которыми они общаются за пределами страны. Журналисты особенно опасаются, что предоставление ФСБ доступа к данной информации поставит под угрозу их источники – краеугольный камень свободы печати. Исполнение компаниями требований закона также означает, что поставщики услуг связи готовы понижать стандарты шифрования и подвергать риску личную информацию и безопасность всех своих пользователей в качестве одной из издержек ведения бизнеса.
  • В июле 2018 года вступят в силу статьи «закона Яровой», требующие, чтобы компании хранили все голосовые и текстовые сообщения в течение шести месяцев и открывали к ним доступ органам безопасности в отсутствие решения суда. Это требование распространится на общение людей в России и за ее границами.

Такие попытки российских органов власти контролировать сетевые коммуникации и ограничивать неприкосновенность частной жизни выходят далеко за границы необходимости и соразмерности в рамках борьбы с терроризмом и нарушают международное законодательство.

Международные стандарты

  • Блокировка вебсайтов или приложений представляет собой крайнюю меру, аналогичную запрету газеты или отзыву лицензии у телевизионной станции. Как таковая она с большой вероятностью в подавляющем большинстве случаев представляет собой несоразмерное вмешательство в свободу выражения мнения и свободу СМИ и должна подлежать строгому контролю. Любые меры по блокировке по меньшей мере должны быть четко сформулированы в рамках закона и требовать рассмотрения судом того, является ли полная блокировка доступа к онлайн-сервису необходимой и соответствует ли критериям, которые установлены и применяются Европейским судом по правам человека. Блокировка Telegram и связанные с ней действия очевидным образом не соответствуют данному стандарту.
  • Как отмечено в Докладе Специального докладчика ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение 2015 года (A/HRC/29/32), различные требования «закона Яровой» явно противоречат международным стандартам в отношении шифрования и анонимности. Специальный докладчик ООН лично обратился к российскому правительству, выразив серьезное беспокойство, относительно чрезмерных ограничений, налагаемых «законом Яровой» на права на свободу выражения мнения и на неприкосновенность частной жизни в Интернете. Суд Европейского Союза постановил, что подобные обязательства по хранению данных являются несовместимыми с Хартией Европейского Союза по правам человека. Хотя Европейский суд по правам человека пока не принял решение относительно совместимости положений российского законодательства о раскрытии ключей шифрования с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, он постановил, что российский правовой режим, регулирующий перехват сообщений, не обеспечивает адекватные и эффективные гарантии против произвола и риска злоупотреблений, присущих системе секретной слежки.

Мы, нижеподписавшиеся организации призываем:

  • Российские органы власти гарантировать Интернет-пользователям право публиковать и получать информацию в Интернете анонимно и обеспечить, чтобы любые ограничения анонимности в Интернете производились по распоряжению суда и полностью соответствовали требованиям Статей 17 и 19(3) Международного пакта о гражданских и политических правах и Статей 8 и 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, путем:
    • отказа от блокировки Telegram и воздержания от истребования у сервисов обмена сообщениями, таких как Telegram, ключей шифрования с целью получения доступа к частной информации пользователей;
    • отмены положений «закона Яровой», налагающих на Интернет-провайдеров обязательство хранить все телекоммуникационные данные сроком до шести месяцев и требующих обязательного обеспечения «черного хода» к зашифрованным данным, а также закона 2014 года о локализации персональных данных, предоставляющего органам безопасности легкий доступ к данным пользователей без достаточных мер защиты.
    • отмены Федерального закона №241-ФЗ, запрещающего анонимность пользователей Интернет-мессенджеров, и Федерального закона №276-ФЗ, запрещающего VPN-сервисам и Интернет-анонимайзерам предоставлять доступ к вебсайтам, запрещенным в России;
    • внесения изменений в Федеральный закон №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» с тем, чтобы процесс блокировки вебсайтов соответствовал международным стандартам. Всякое решение о блокировке доступа к вебсайту или приложению должно быть принято независимым судом и ограничено требованием необходимости и соразмерности законной цели. При рассмотрении запроса на блокировку суд или другой независимый судебный орган, в чьи полномочия входит принятие такого решения, должен рассмотреть его влияние на законный контент и возможность использования технологических средств для предотвращения излишней блокировки.
  • Представителей Организации Объединенных Наций, Совета Европы, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Европейского Союза, Соединенных Штатов Америки и других заинтересованных правительств внимательно рассмотреть и открыто отреагировать на действия российских властей с целью защиты основополагающих прав на свободу выражения мнения и неприкосновенность частной жизни в Интернете и вне его, в соответствии с соглашениями, имеющими обязательную юридическую силу, стороной которых является Россия.
  • Интернет-компании противостоять требованиям, нарушающим международное право в области прав человека. Компании должны следовать Руководящим принципам предпринимательской деятельности в аспекте прав человека Организации Объединенных Наций, которые подчеркивают обязательство соблюдать права человека, применимое в рамках всей глобальной деятельности компании вне зависимости от места нахождения ее пользователей и исполнения государством своих обязательств в области защиты прав человека.

Подписи

  1. АРТИКЛЬ 19 (ARTICLE 19)
  2. Международная Агора (Agora International)
  3. Access Now
  4. Amnesty International
  5. Asociatia pentru Tehnologie si Internet – ApTI
  6. Associação D3 — Defesa dos Direitos Digitais
  7. Центр развития демократии и прав человека (Centre for the Development of Democracy and Human Rights)
  8. Committee to Protect Journalists
  9. Гражданский контроль (Citizens’ Watch)
  10. Civil Rights Defenders
  11. Electronic Frontier Foundation
  12. Electronic Frontier Norway
  13. Electronic Privacy Information Centre (EPIC)
  14. Европейская федерация журналистов (European Federation of Journalists)
  15. Freedom House
  16. Ассоциация » Свободное слово» (Free Word Association)
  17. Фонд защиты гласности (Glasnost Defence Foundation)
  18. Human Rights House Foundation
  19. Human Rights Watch
  20. Вольное историческое общество (The Independent Historical Society)
  21. Index on Censorship
  22. International Media Support
  23. Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»
  24. Международное Партнерство за Права Человека (International Partnership for Human Rights)
  25. Internet Society Bulgaria
  26. International Youth Human Rights Movement (YHRM)
  27. Межрегиональная правозащитная группаМПГ (Interregional Human Rights Group)
  28. ХПГХарьковская правозащитная группа (Kharkiv Human Rights Protection Group)
  29. Центр защиты прав СМИ (Mass Media Defence Centre)
  30. Правозащитный центр «Мемориал» (Memorial Human Rights Center)
  31. Московская Хельсинкская Группа (Moscow Helsinki Group)
  32. ООД «За права человека» (‘For Human Rights’ Movement)
  33. Норвежский Хельсинкский Комитет (Norwegian Helsinki Committee)
  34. Open Media
  35. Open Rights Group
  36. OVD-Info
  37. ПЕН Америка (PEN America)
  38. PEN International
  39. ПЕН-Санкт-Петербург (PEN St Petersburg)
  40. Человек в беде (People in Need)
  41. Институт Развития ПрессыСибирь (Press Development Institute-Siberia)
  42. Privacy International
  43. Репортеры без границ (Reporters without Borders)
  44. РосКомСвобода (RosKomSvodoba)
  45. Профсоюз журналистов и работников СМИ (Russian Journalists’ and Media Workers’ Union)
  46. Сахаровский Центр
  47. Информационно-аналитический Центр «Сова» (SOVA Centre)
  48. Команда 29 (Team 29)
  49. Transparency International
  50. Трансперенси ИнтернешнлР (Transparency International Russia)
  51. Ассоциация интернет-издателей (Webpublishers Association)
  52. World Wide Web Foundation
  53. Xnet

Томас Венцлова

Владимир Познер

Виктор Шендерович

Нателла Болтянская

МХГ в социальных сетях

  •  
Выпустите 75-летнего ученого Виктора Кудрявцева из изолятора!
Прекратить дело "Нового величия"!
Остановим пытки в российских тюрьмах! #БезПыток
Отпустите их к мамам. Аня Павликова и Маша Дубовик не должны сидеть в СИЗО
Помогите спасти Олега Сенцова и других политзаключенных! Help to save Oleg Sentsov!
Освободим правозащитника Оюба Титиева #SaveOyub #SaveMemorial
О создании Комитета действий, посвященных памяти Бориса Немцова

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2018, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.