Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Путин пообещал СПЧ проверить законы об иноагентах и интернет-блокировках

 

10 декабря 2020 года, в День прав человека, президент РФ Владимир Путин по традиции встретился со своим Советом по правам человека.

Владимир Путин на встрече с членами СПЧ поручил своей администрации еще раз проштудировать скандальные законопроекты об иноагентах и ограничениях на работу иностранных интернет-платформ, чтобы принятые решения не создавали проблем для граждан, передает «Московсикй комсомолец». «Не надо стрелять себе в ногу!» — подчеркнул президент. Он также пообещал подумать над объявлением амнистии для заключенных и распространением права на помилование на тех осужденных, которые не признали свою вину.

В разгар второй волны пандемии от встречи Путина с членами СПЧ многие ждали диалога о качестве и своевременности оказания медицинской помощи, а также об ограничениях прав и свобод граждан, на которые приходится идти Роспотребнадзору и региональным властям в связи с ростом заболеваемости. Президент в своем вступительном слове подчеркнул, что тема поиска баланса между неизбежными ограничениями и необходимыми свободами является очень актуальной. «Мы с вами видим, что в некоторых странах происходит, когда так называемые ковид-диссиденты выражают свою реакцию достаточно бурно. Здесь нужно ясное понимание и того, что происходит, и того, что необходимо», — заявил он. Но дальше обсуждение проблем, связанных с пандемией, не пошло.

Одной из главных тем встречи стал пакет законов об иноагентах, находящийся на рассмотрении в Госдуме, а также предложения депутатов, направленные на ограничения доступа к иностранным интернет-ресурсам, которые дискриминируют российских пользователей. По словам главы СПЧ Валерия Фадеева, у Совета есть сомнения, что методы блокировки таких платформ будут эффективными. «Сегодня, чтобы затормозить работу Фейсбука, придется тормозить работу всего Рунета, что недопустимо», — заявил он, призвав вернуться к дискуссии на эту тему и выработать такие меры, которые не будут нарушать права российских пользователей, тем более что часть из них зарабатывает в Ютюбе и других соцсетях.

Что касается законопроектов об иноагентах, то и Фадеев, и другие выступающие обратили внимание на расплывчатость формулировок, которые позволяют записать в число неблагонадежных широкий круг лиц, включая госслужащих, ученых и деятелей культуры, которые ничего плохого не делают и не подразумевают. «Вот мы сейчас проводим в Зуме «Петербургский диалог» (российско-германский форум). А кто платит за Зум? Не дай бог немцы!» — говорила ответственный секретарь Правозащитного совета Санкт-Петербурга Наталия Евдокимова, которая в своем выступлении резко раскритиковала репрессивные законопроекты, внесенные в Государственную думу. «Люди наши — честные и добрые, но те, кто им платит, как правило, руководствуются другими целями. Не укрепления России, а сдерживания — в этом вся суть проблемы», — прокомментировал Путин.

Вместе с тем он признал, что у властей нет цели «хватать и не пущать»: надо, с одной стороны, защитить внутренние интересы РФ от вмешательства, а с другой — «дать людям возможность свободно работать и не оглядываться по сторонам». «Для этого нужна тонкая юридическая настройка», — заявил Путин, поручив замглавы АП Сергею Кириенко еще раз внимательно посмотреть как уже принятые, так и новые законопроекты об иноагентах.

Что касается блокировки иностранных интернет-ресурсов, тот тут, по мнению Путина, действительно есть риски для Рунета. «Нужно делать таким образом, чтобы самим себе в ногу не стрелять», — согласился президент, подчеркнув, что всегда исходит из принципа «ответные шаги не должны идти во вред нам самим». Российских пользователей ограничивать не будут, но как-то отвечать все равно придется, добавил он.

Об «агентских» законах и ужесточении законодательства о митингах говорил в своем выступлении директор информационно-аналитического центра «Сова», лауреат премии Московской Хельсинкской группы Александр Верховский. Он попросил президента поручить подготовить поправки к этим законопроектам (например, с привлечением к работе над поправками членов СПЧ), чтобы рискованные для прав человека вещи из этих законопроектов убрать. Верховский, напомнив об успешном применении частичной декриминализации статьи 282 УК, внес предложение распространить этот же подход на соседнюю статью 280 – призывы к экстремистской деятельности (например, в первый раз это может быть административное правонарушение и только во второй раз уголовное), и на «злополучное оскорбление религиозных чувств верующих, там очень плохо сформулированный состав, и деяния опять же всё больше многозначительные».

Глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов в своем выступлении говорил о необходимости обеспечения защиты цифровых прав граждан России в XXI веке.

Важную для СПЧ тему подняла в своем выступлении член ОНК Москвы, лауреат премии Московской Хельсинкской группы журналист Ева Меркачева. Она напомнила, что в юбилейном году все ждали амнистии для заключенных ко Дню Победы, но ее почему-то не случилось. «Предлагаем расширить круг людей, которые могли бы быть освобождены», — заявила Меркачева, отметив, что, в частности, на свободу по амнистии, инициированной Путиным, могли бы выйти 85 тыс. человек, которым осталось сидеть меньше года.

Меркачева напомнила, что сейчас в российских тюрьмах находится полмиллиона человек, тогда как даже в царской России заключенных было гораздо меньше. Владимиру Путину такое сравнение не понравилось. «Известно, чем закончила царская Россия», — парировал он. Широкую амнистию, как просила Меркачева, президент однозначно не поддержал, однако отметил, что сам «инструмент гуманизации не должен быть забыт». «Надо внимательно посмотреть и понять, как потерпевшие отнесутся к тому, что правонарушители окажутся на свободе», — заявил Путин.

Другая журналистка — Екатерина Винокурова — подняла вопрос о праве заключенных на помилование. Оно, по ее словам, должно в том числе предоставляться людям, не признавшим свою вину. В качестве примера Винокурова привела случай Ходорковского. Однако Путин заметил, что экс-глава ЮКОСа свою вину все-таки признал, правда, не прямо и не публично. «Он косвенно в письме ко мне признал и просил его отпустить раньше срока, потому что у него мама болела и умирала», — рассказал президент. Но в принципе, по его словам, он не против возможности помилования осужденного без признания им своей вины.

Главный редактор «МК» Павел Гусев рассказал Путину о случаях задержания журналистов во время освещения массовых акций. По его словам, журналисты должны иметь возможность выполнять свою работу вне зависимости от того, согласовано мероприятие властями или нет. Гусев предложил разработать единый образец документа, который позволял бы правоохранительным органам опознавать журналистов на акциях, а также одеть представителей СМИ в специальные жилеты. Путин эти предложения поддержал, заверив, что и сам заинтересован в свободной работе прессы, поскольку хочет получать «достоверную, объективную и своевременную информацию о том, что происходит в стране». «Это очень важно, мы обязательно этим займемся», — пообещал он.

Однако, как выяснилось, Путин не следит за резонансными делами, связанными с журналистами. О покончившей с собой после жесткого обыска журналистке Ирине Славиной президент, судя по его реакции, узнал только на встрече с членами СПЧ. А фамилия Ивана Сафронова, арестованного по делу о госизмене, поначалу не вызвала никаких ассоциаций. «Как вы сказали? Сафронов? Это что такое? Напомните мне, кто он», — попросил президент выступающего. После того как ему пояснили, о ком идет речь, Путин сказал, что дело Ивана Сафронова не связано с журналистской деятельностью — он был арестован «за ту информацию, которую передал сотрудникам одной из европейских спецслужб», работая в Роскосмосе. «Госизмена — это тяжкое преступление. Это предательство своего народа, и предатели должны понести суровое наказание», — подчеркнул он.

Вместе с тем, если речь идет об информации, которая есть в свободном доступе, то человек не может привлекаться за ее передачу кому бы то ни было. «Это полная чушь», — подчеркнул Путин. В Роскосмосе после этих слов заявили, что бывший журналист не имел доступа к секретным данным, представляющим гостайну. Следует также отметить, что версия Путина расходится с позицией следствия, утверждающего, что информацию Сафронов передавал до начала работы в госкорпорации.

Николай Сванидзе в своем выступлении обратил внимание на ряд резонансных дел, в т.ч. «дело "Нового величия"», «дело Шестуна», для которого обвинение запросило 20 лет лишения свободы, на проблему систематических пыток, а также задал вопрос, почему в России до сих пор не возбуждено дело об отравлении Алексея Навального. Сванидзе поднял вопрос о работе новой структуры при СКР,  которая должна заниматься фальсификациями истории и наказывать за них. Он отметил, что теперь следователи смогут курировать историков, а это создаст опасность для всей российской исторической науки. Президент допустил вероятность того, что следователи будут по-своему интерпретировать исторические события, однако отметил, что это продиктовано «благими намерениями». В частности, стремлением противостоять тем, кто хочет обелить нацистов и их пособников. «Но угрозы, о которых Вы сказали, тоже, наверное, имеют место быть. Надо над этим подумать, согласен», — подытожил Владимир Путин.

Мара Федоровна Полякова, член Московской Хельсинкской группы, председатель правления Независимого экспертно-правового совета, генеральный директор Центра научно-правовых экспертиз и юридической помощи, председатель постоянной комиссии по научно-правовой экспертизе СПЧ РФ, в своем выступлении рассказала о законопроекте о примирительных процедурах в уголовных делах в отношении несовершеннолетних, разработанном при поддержке СПЧ известными российскими учеными Сергеем Пашиным и Людмилой Карнозовой. Полякова, подчеркнув важность и актуальность института примирительного правосудия, попросила президента поддержать законопроект. Путин отметил значимость вопроса расширения примирительной практики, особенно в отношении несовершеннолетних, и обещал дать поручение по поводу этого предложения.

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.