Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

С тюремных врачей хотят снять лишнюю нагрузку

Полномочия тюремной медицины могут частично передать в руки государственной и муниципальной систем здравоохранения, пишет «Независимая газета». В правительстве РФ подготовили соответствующие поправки в законодательство о вопросах здоровья в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Авторы документа ссылаются на оптимизацию медицинского контроля и европейский опыт. Журналисты выяснили, что правительственная инициатива может быть отголоском «дела Магнитского».

В поправках речь идет о трех местах содержания подозреваемых, обвиняемых и арестантов: изоляторах временного содержания (ИВС), спецприемниках для лиц, подвергнутых административному аресту, и центрах временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей.

Авторы документа отмечают, что осуществление медицинской помощи в этих местах является несвойственной и даже избыточной функцией МВД.

Избыточность эта дополняется еще и чисто техническими вопросами. В пояснительной записке к законопроекту указывается, что «большинство спецучреждений расположено на значительном удалении от подведомственных медицинских организаций». Это, мол, не позволяет оперативно оказать медпомощь. С другой стороны, эти же самые спецучреждения находятся в региональных и районных центрах, где есть организации государственной и муниципальной систем здравоохранения. А потому медицинский контроль предлагается с 1 января 2017 года передать именно в их руки.

Впрочем, исключительно в оптимизацию медицинского контроля верится с трудом. Возникают вопросы: почему подведомственные медицинские организации находились на таком условно большом удалении от спецучреждений и как раньше работала система медпомощи? Наконец, почему об поправках в законодательство задумались именно сейчас?

Определенные ответы, судя по всему, можно получить в самом законопроекте, где есть ссылка на международные нормы (Стамбульский протокол) и три рекомендации (2011, 2012 и 2013 годов) правительству РФ от Европейского комитета по предупреждению пыток (ЕКПП). И действительно, в документах ЕКПП содержится пункт с советом о том, чтобы медперсонал в ИВС «находился в ведомственном подчинении иной структуры, нежели Министерство внутренних дел». Осмотры также предлагалось проводить «вне пределов слышимости и видимости сотрудников полиции».

Член общественной наблюдательной комиссии Москвы и член Московской Хельсинкской Группы Валерий Борщев считает, что реформу «могло повлечь «дело Магнитского», в оказании медицинской помощи которому, как известно, были обнаружены грубейшие нарушения». Напомним, что и бывший замначальника Бутырки Дмитрий Кратов отмечал, что Сергей Магнитский был в ИВС, где ему было отказано в медпомощи. По словам Борщева, «даже в обвинительном заключении Следственного комитета записано, что стандарты Министерства здравоохранения не действуют в полной мере в уголовно-исполнительной системе, и в качестве примера был приведен случай с Магнитским».

Эксперт также указал на ряд недостатков тюремной медицины: низкие квалификация врачей и обеспеченность кадрами, что вызвано маленькой зарплатой. Причем правительственная инициатива, уверен он, направлена на использование европейского опыта: «Мы в свое время уже пытались провести этот законопроект – в 90-е министр здравоохранения академик Андрей Воробьев был готов взять в свой Минздрав тюремную медицину, но тогда была против уголовно-исполнительная система – и этого не произошло». Причем до 1934 года в нашей стране действовала именно эта модель: гражданская система обслуживала и полицию, и тюрьмы, а тюремная медицина появилась вместе с «призраком ГУЛАГа».

Отметил Борщев и потенциальные сложности при принятии законопроекта. Так, предполагается, что врачей будут вызывать сами задержанные и осужденные. Кроме того, дозвониться врачу и добиться оказания реальной медпомощи может стать сложнее: «Как показывает опыт, человеку, находящемуся в камере, вызвать врача очень сложно, а добиться удовлетворения его просьбы о медицинской помощи еще сложнее».

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

Борис Вишневский

Лев Пономарев

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.