Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

СПЧ предлагает изменить антиэкстремистское законодательство и декриминализировать статью об оскорблении чувств верующих

Михаил Федотов (Фото: Юрий Машков / ТАСС)

Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ (СПЧ) подготовил предложения по совершенствованию законодательства о противодействии экстремизму и практики его применения, сообщает РБК.

Рекомендации СПЧ будут направлены в Общероссийский народный фронт, а также в правоохранительные органы, в том числе в Генпрокуратуру.

Масштабные поправки в Уголовный кодекс СПЧ предложил после того, как сразу две крупные интернет-компании, несколько политиков и ведомств высказались на тему наказаний за лайки и репосты в соцсетях. Так, декриминализировать действия интернет-пользователей, не имеющие общественно опасных последствий, призвала компания Mail.Ru Group — владелец соцсети «ВКонтакте». Инициативу поддержали представители Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. Возможность декриминализации действий в соцсетях пообещал изучить спикер Госдумы Вячеслав Володин. Отмену уголовных наказаний за репосты в соцсетях поддержали также в РПЦ.

СПЧ призывает отменить ч. 1 ст. 282 УК, в которой идет речь о возбуждении ненависти или унижении достоинства по признаку пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии или социальной группе, совершенных публично, с использованием СМИ или интернета. Это деяние предлагается перевести в разряд административных правонарушений. «В пользу полной декриминализации ст. 282 УК РФ высказались многие представители интернет-индустрии, однако совет полагает целесообразным декриминализировать только неотягощенный состав», — говорится в проекте рекомендаций.

Необходимо «сузить легальное определение экстремистской деятельности», поскольку некоторые содержащиеся в нем конструкции — такие как «разжигание социальной розни» и «утверждение религиозного превосходства» — невозможно трактовать однозначно, считают в СПЧ.

Обязательным квалифицирующим признаком экстремизма следует считать насилие, полагают в СПЧ: «В таком случае будет исключена возможность уголовного наказания за высказывания, не представляющие реальной угрозы защищаемым Конституцией РФ интересам». При этом совет предлагает оставить в УК наказание за угрозу экстремистским насилием, призывы к нему и его поддержку.

Совет предлагает исключить из текста статьи формулировку «принадлежности к какой-либо социальной группе»: «Это понятие содержит правовую неопределенность и порождает в правоприменительной практике такие спорные «социальные группы», как «атомщики», «ватники», «депутаты Госдумы», — говорится в документе. Также, по мнению СПЧ, следует убрать формулировку «унижение достоинства», поскольку она «на практике сопоставима с оскорблением, которое является административным правонарушением».

Ч. 1 ст. 20.3 КоАП совет предлагает отредактировать так, чтобы под него не подпадала демонстрация нацистской или экстремистской символики без цели пропаганды.

Еще один состав, который совет предлагает вывести из УК — ч. 1 ст. 148 УК РФ (публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих). Вместо этого СПЧ предлагает дополнить Кодекс об административных правонарушениях отягощенным составом оскорбления. Совет отмечает «правовую неопределенность» терминов «религиозные взгляды» и «верующие» — из законодательства непонятно, можно ли распространять их на атеистические взгляды и, если нет, является ли это дискриминацией атеистов.

Федеральный список экстремистских материалов «не оправдал возложенных на него надежд по профилактике экстремизма, а, напротив, стал крайне громоздким и мало пригодным для применения законопослушными гражданами», говорится в проекте рекомендаций. Этот список СПЧ предлагает упразднить. При этом правоохранительные органы могут продолжать «вести служебные реестры материалов, признанных экстремистскими в судебном порядке», считают в совете.

Еще одна рекомендация связана с изменением правил исчисления срока давности преступлений и правонарушений, связанных с высказываниями. Сейчас в УК преступления, связанные с экстремистскими публикациями, рассматриваются как длящиеся, а КоАП исчисляет срок давности с момента фиксации правонарушения, даже если публикация была сделана за несколько лет до него. СПЧ предлагает отсчитывать давность с момента публикации.

С заявлениями о запрете материалов должна централизованно работать Генпрокуратура, а не местные прокуратуры, считают в СПЧ. Судебные заседания о запрете материалов и признании организаций экстремистскими должны проходить строго в присутствии ответчика и в открытых заседаниях, говорится в рекомендациях. Также совет предлагает изменить подследственность дел о публичных призывах к экстремизму и сепаратизму (ст. 280 и 280.1 УК): сейчас ими занимается ФСБ; в СПЧ предлагают передать эти дела Следственному комитету.

Последняя рекомендация касается включения обвиняемых в экстремизме в черный список Росфинмониторинга: включенные туда люди не могут совершать никаких банковских операций. Сейчас обвиняемые по делам об экстремистских высказываниях фактически приравнены к лицам, финансирующим терроризм. В законодательстве их следует дифференцировать, считают в совете.

Совет проанализировал практику по уголовным делам об экстремизме, основываясь на данных судебного департамента Верховного суда, а также материалах информационно-аналитического центра «Сова» и международной правозащитной группы «Агора», говорится в предисловии к рекомендациям. Во многих делах этой категории (особенно связанных с распространением текстов и картинок в соцсетях) имеет место «избыточно широкое, а иногда и ошибочное толкование норм права», пишут авторы рекомендаций.

Экстремистские преступления чаще всего наказываются по ст. 282 УК (разжигание ненависти либо вражды). При этом число осужденных по первой части этой статьи, где речь идет о публичном возбуждении ненависти или унижении достоинства «по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе», год от года растет, следует из статистики, проанализированной СПЧ. В 2011 году по ней осудили 82 человека, в 2014-м — 258, а в 2017-м — 460. Напротив, число осужденных по второй части этой статьи, которая подразумевает насилие, невелико в общей массе и год от года падает: в 2011 году — 35 человек, в 2015-м — девять, в 2017-м — один.

В июне в Госдуму был внесен законопроект, который предлагает переквалифицировать деяния по ч. 1 ст. 282 УК РФ в административное правонарушение, а также смягчить наказание за них. Верховный суд это предложение раскритиковал, но в Минкомсвязи его поддержали.

В середине августа Следственный комитет предъявил обвинение пенсионерке Любови Кузаевой из Тольятти по десяти эпизодам пяти статей УК РФ за посты в соцсети «ВКонтакте». До этого самым известным арестованным за публикации в соцсетях был инженер из Твери Андрей Бубеев, которого в 2016 году приговорили к двум годам и трем месяцам лишения свободы за репост и публикацию картинки о присоединении Крыма в социальной сети «ВКонтакте».

Рекомендации СПЧ по совершенствованию законодательства о противодействии экстремизму и практики его применения

Виктор Шендерович

Валерий Борщев

МХГ в социальных сетях

  •  
Выпустите 75-летнего ученого Виктора Кудрявцева из изолятора!
Прекратить дело "Нового величия"!
Остановим пытки в российских тюрьмах! #БезПыток
Отпустите их к мамам. Аня Павликова и Маша Дубовик не должны сидеть в СИЗО
Помогите спасти Олега Сенцова и других политзаключенных! Help to save Oleg Sentsov!
Освободим правозащитника Оюба Титиева #SaveOyub #SaveMemorial
О создании Комитета действий, посвященных памяти Бориса Немцова

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2018, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.