Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Законопроект Минюста о длительных свиданиях для осужденных в СИЗО вызвал критику правозащитников

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Правозащитники пытаются добиться права на длительное свидание для граждан, которые уже осуждены, но находятся в следственных изоляторах (СИЗО). Дело в том, что заключенные, отбывающие срок в колониях, могут провести несколько дней с близкими. Но если их по какой-то причине возвращают в СИЗО, то там длительных свиданий уже не предоставляют. Ранее Конституционный суд (КС) постановил исправить этот пробел в законодательстве, и Минюст разработал соответствующий законопроект. Однако правозащитники и юристы указывают, что воспользоваться правом на длительное свидание смогут далеко не все.

Российским заключенным разрешены от двух до шести длительных свиданий с родственниками в год (в зависимости от типа колонии). Они могут провести вместе три дня в изолированном помещении без надзора. А вот гражданам, содержащимся в СИЗО, длительные свидания не положены. Арестанты могут рассчитывать лишь на встречи до трех часов — через стекло и в присутствии сотрудников учреждения.

Но в конце 2020 года Конституционный суд разрешил длительные свидания тем, кто уже был осужден, но по разным причинам находится в СИЗО, например из-за следственных действий по другому уголовному делу. КС принял такое решение в связи с обращением Евгения Парамонова, который в 2014–2017 годах находился под арестом в петербургском СИЗО. После обвинительного приговора его не стали отправлять в колонию, а оставили в изоляторе — как фигуранта другого дела. Парамонов провел в СИЗО более четырех лет и подал более 700 исков к учреждениям ФСИН России, жалуясь на условия содержания. Среди прочего мужчина обратился в суд общей юрисдикции с жалобой на многолетнее отсутствие длительных свиданий, но получил отказ. Тогда он обратился в Конституционный суд.

Рассмотрев жалобу, КС признал, что нормы Уголовно-исполнительного кодекса в данном случае не соответствуют Основному закону страны. Суд рекомендовал законодателю внести изменения в нормативные акты, исправив эту проблему.

Исполняя постановление КС, Минюст разработал законопроект, предусматривающий право на длительные свидания для осужденных в следственных изоляторах. На подследственных и подсудимых оно не распространяется. Проект был опубликован на regulation.gov.ru для проведения антикоррупционной экспертизы без процедуры общественного обсуждения.

Однако документ вызвал критику правозащитников. Московская Хельсинкская группа в сотрудничестве с «Русью сидящей» разработала и направила в Министерство юстиции свое заключение на законопроект. Правозащитники в своем заключении указывают, что проект не соответствует позиции Конституционного суда. Дело в том, что Минюст разделил осужденных, находящихся в СИЗО, на две категории. Первая — те, кто снова попадал туда в качестве свидетеля или потерпевшего. Вторая — заключенные, которые вернулись или остались в СИЗО в качестве подозреваемого по новому уголовному делу. Заключенным из первой категории Минюст действительно гарантирует длительные свидания (впрочем, они должны получить разрешение руководителя СИЗО). А вот у вторых могут возникнуть серьезные трудности: им для любых свиданий нужно будет получить разрешение следователя по их делу.

Различия в правах осужденных, привлекаемых в качестве подозреваемого (обвиняемого), и правах осужденных, привлекаемых в качестве свидетеля либо потерпевшего, в части предоставления краткосрочных и длительных свиданий являются недопустимыми», — резюмирует в своем заключении МХГ.

Минюст с претензиями правозащитников не согласен. В своем ответном письме ведомство указывает, что «необходимость законодательного закрепления возможности ограничения» права осужденного на свидания обусловлена «недопустимостью разглашения данных предварительного расследования». Впрочем, министерство подчеркивает, что отказывать подозреваемым в праве на свидание «без веских оснований» нельзя. Все отказы должны оформляться в виде мотивированных постановлений и могут быть обжалованы в суде.

«Сейчас нередко людям в СИЗО не дают даже коротких свиданий, — рассказал изданию «Коммерсантъ» руководитель правовых программ Московской Хельсинкской группы Роман Киселёв, комментируя позицию Минюста . — Следователь может отказать, ссылаясь, что это свидание может предоставлять угрозу следствию. Нельзя и точка — иди обжалуй. Так же это может сработать и с длинными свиданиями».

Адвокат Вадим Клювгант говорит о «бесспорной недопустимости дискриминации осужденных». Управляющий партнер юридической компании «Позиция права» Егор Редин также считает доводы МХГ разумными. «В аналогичных делах против России ЕСПЧ придерживался твердой позиции: статья 18 закона "О содержании под стражей" не отвечает требованию "качества". Ведь она наделяет орган, ведущий уголовное дело, неограниченными дискреционными полномочиями — разрешать или отказывать в свиданиях, — говорит он. — Закон никак не ограничивает объем дискреционных полномочий и способ их осуществления и тем самым лишает задержанного минимальной степени защиты от произвола или злоупотреблений».

Роман Киселёв добавляет, что ЕСПЧ в аналогичных делах устанавливал нарушение статьи 14 Конвенции (запрет дискриминации) в свете статьи 8 Конвенции (право на частную и семейную жизнь).

Правозащитники настаивают, что длительные свидания должны быть разрешены не только осужденным, но и тем, кто находится в СИЗО в ожидании решения суда.

Нужно учесть, что условия содержания в СИЗО значительно более суровые, чем в колонии общего и даже строгого режима», — указывает Вадим Клювгант.

По мнению юриста «Руси сидящей» Алены Савельевой, ФСИН и Минюст вряд ли разрешат подобные встречи для арестантов. «Дело даже не в позиции следователей, просто у российских изоляторов нет дополнительных комнат для таких свиданий, — говорит Савельева. — Даже в колониях та же проблема — длительные свидания разрешают только при наличии свободных помещений».

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.