Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Норму об оскорблении власти правозащитники признали лишней



Вариативное толкование закона позволяет чиновникам наказывать пользователей за любую критику в их адрес

Правозащитники раскритиковали действия закона о наказании за оскорбления власти. По их словам, норма неясная и на практике чаще всего используется чиновниками разных уровней против критики в их адрес –  поэтому ее стоит отменить. Сами же пользователи пытаются обжаловать ее в Европейском суде, указывая на нарушения своих прав на свободу выражения мнения.

Весной этого года президент Владимир Путин подписал закон, предусматривающий блокировку в Сети материалов, оскорбляющих общество, государство, органы власти и госсимволы. Самим же нарушителям грозят внушительные штрафы – от 30 до 100 тыс. руб. либо арест до 15 суток.

Однако в информационно-аналитическом центре «Сова» назвали норму избыточной – дескать, направлена она лишь на подавление любой критики в адрес властей, которые уже «в достаточной степени защищены иными нормами законодательства».

«Это определенно лишняя норма, от которой нужно избавляться», – заявил в беседе с «НГ» руководитель «Совы», лауреат премии МХГ Александр Верховский. Он указал, что проблема упирается в отсутствие определения «неприличной формы», а значит, всегда есть риски злоупотреблений. «Изначально было неправильно вводить в закон формулировку, у которой нет общего понимания. И сейчас это понятие можно применять как угодно», – говорит эксперт.

Он добавил, что под формулировкой можно понимать разве что мат в публичном пространстве, но он и прежде считался правонарушением.

Так, в конце июля правоохранители составили протокол в отношении жителя Татарстана Максима Семина за комментарий, где он назвал партию власти «сбродом воров и мошенников». В Архангельске пенсионерке Елене Макаровой выписали штраф в размере 30 тыс. руб. за выражение «совсем оборзели» в адрес исполнительной власти. «Неужели не осталось ни одного порядочного полицейского или судьи?» – возмутилась женщина в своем посте. А вот члена КПРФ Александра Курчевского попытались привлечь к ответственности за оскорбление сотрудников прокуратуры, которых он обозвал после того, как те признали законным решение местных депутатов повысить тарифы на воду.

Верховский убежден, что власти, наоборот, должны быть в меньшей степени защищены от критики, чем прочие субъекты. Однако на практике все иначе: сейчас норма используется скорее для защиты отдельных чиновников, в том числе и на муниципальном уровне. А случаи такой «вольной» трактовки уже исчисляются десятками. Недавно глава Каргопольского района Наталья Бубунщикова потребовала привлечь женщину к ответственности за комментарий в соцсетях, местная жительница цензурно послала чиновников, возмутившись, что ее дом несколько лет не могут расселить. Похожая ситуация произошла с котласским активистом Вячеславом Григорьянцем, который на антимусорном митинге послал главу Котласа Андрея Бральнина, и теперь мужчину ждет суд. При этом лингвисты подтвердили, что такое выражение хоть и «является грубым и просторечным», но не оскорбительным.

Пользователи решили жаловаться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), указав, что с помощью новой нормы российские власти нарушают их право на свободу выражения мнения.

Как рассказал «НГ» член президентского Совета по правам человека Илья Шаблинский, поначалу таких дел было немного, и многие наблюдатели не приняли всерьез эту статью. Казалось, что правоприменители ограничатся матерной бранью, но они стали активно трактовать ее в противоречии с составом, пояснил он: «Теперь становится заметно, что правоприменители – МВД и суды – выходят за пределы той конструкции, которая предусмотрена нормой. Там говорится об оскорблениях в неприличной форме, допустим, мат. «Воры» и «жулики» – это хоть и обидные слова, но они приличные. Поэтому подобные обвинения граждан – это не что иное, как злоупотребление правом, это незаконно и неправомерно».

В качестве примера он рассказал о возбуждении уголовного дела против активистки, которая публично обвинила полковника полиции в «отсутствии совести». «А где тут неприличное слово? – удивляется Шаблинский. – Дело в том, что правоприменители постепенно почувствовал вкус и начинают выходить за рамки состава нормы». По его словам, в нынешних реалиях эта норма избыточна и опасна – мол, она и в дальнейшем будет служить лишь инструментом расправы над критиками власти.

Как рассказал «НГ» блогер Олег Козырев, подобные попытки обуздать интернет-обсуждения разного рода законодательными ограничениями противоречат принципам свободы слова. «Сейчас мы находимся на этапе, когда государство пытается обуздать негатив, который начинает становиться повсеместным – мы видим по митингам, что диапазон народных возмущений достиг апогея. Это начинает беспокоить власть и выражается в попытке запугать людей, запретить им произносить инакомыслие. Можно назвать это попытками перейти к устрашению граждан, когда они должны начать бояться собственных слов. Людей сажают, им присуждают огромные штрафы».

Сам Козырев считает, что норму нужно вовсе отменить. Пояснив, что общество сейчас перекошено: одна часть, у которой есть административные рычаги, глуха, слепа и невнимательна к нуждам людей. А у граждан, в свою очередь, практически нет инструментов докричаться и отстоять свои права. «Эту норму, как и предыдущие, оправдывают справедливыми и благими намерениями, но на практике она бьет по неравнодушным людям. Этот закон, как и прочие, встроен в репрессирующую машину, направленную на подавление инакомыслия в стране», – уверен Козырев.

Кстати, на несовершенство закона указала и Общественная палата (ОП), предложив доработать его «с точки зрения конкретизации состава правонарушения». При этом глава думского инфокомитета Леонид Левин ранее заявил, что формулировки проработаны довольно точно. И все же он признал наличие прецедентов из-за вариативного толкования. «Понятно, что везде разный уровень квалификации участковых на местах и следователей. Но судебные инстанции должны были внимательнее относиться к подобного рода делам и внимательно читать закон, не поддаваясь на давление в регионах со стороны их руководителей», – подчеркнул он.

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 13.08.2019


МХГ в социальных сетях

  •  
Немедленно освободить актера Павла Устинова
Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве
Освободить Яна Сидорова, Владислава Мордасова и Вячеслава Шашмина
Требуем крупных номеров на полицейской форме!
Разрешить авиасообщение между Россией и Грузией
Свободу журналисту Ивану Голунову - автору расследований коррупции!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.