Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Память. Сохранить как…



«Человек в истории. Россия — ХХ век» — так называется конкурс, который проводит общество «Мемориал» среди 15- и 16-летних — школьников старших классов. Итоги в 16-й раз были подведены накануне дня Победы.

В этом году жюри во главе с Людмилой Улицкой рассмотрело более 1800 исследований. Главный результат: в стране живут и работают потрясающие ребята, они любят историю и сохраняют память об ушедших людях и событиях. «Участники конкурса, — сказала Людмила Улицкая, — создатели великого общего текста, текста мира, который будет писаться всегда и никогда не растворится». Конкурсанты — представители нового поколения, о котором мы пока мало что знаем. Мы беспокоимся о том, что делает с ними телевизор, нам кажется, что они погрязли в своих гаджетах и ничем не интересуются, мы переживаем о том, как они представляют себе историю России, особенно недавнюю, однако за этих ребят можно не беспокоиться.

Школьники, принявшие участие в проекте «Мемориала», сделали для себя сразу несколько важнейших открытий. Во-первых, они увидели, что история имеет непосредственное отношение к тому, как и где они живут сегодня, как жили их родные; во-вторых, узнали, что те ужасы, о которых они писали и читали, были в судьбе близких им людей (многие работы написаны по материалам семейных архивов); и, наконец, в-третьих, обнаружили, что наша история полна не только героизма, отваги, благородства и мудрости, но и трагична, страшна, бесчеловечна. А некоторые, особенно те, кто столкнулся с попытками местной администрации запретить школе участвовать в конкурсе, узнали еще и то, что мы — страна с повторяющимся прошлым.

Это не бог весть какие оригинальные наблюдения, но для того, чтобы к ним прийти, надо впустить в свое сердце чужую боль и страдания. Это вообще довольно сложно, а современным детям, растущим в достаточно благополучном мире, не видевшим войны и голода, имеющим доступ к любым развлечениям, и вовсе почти невозможно. Недаром в одной из частных школ дети взбунтовались и отказались читать о войне — потому что они не понимают, зачем им читать о чужих страданиях и муках. Они хотят, чтобы весело и интересно. Слава богу, есть те, кто понимает, — в основном, конечно, благодаря своим учителям.

Меньшинство, которое движет историю

Вручая дипломы первой премии, Людмила Улицкая сказала: «Я прекрасно помню с юности это ощущение ужасного одиночества. Помню день смерти Сталина. Я стояла в толпе ребят, и все плакали, и учителя плакали, и председатель совета дружины плакал, а я стояла и чувствовала себя безмерно одинокой, потому для меня это был опыт переживания себя в меньшинстве. Ребята, вы встали на путь, который обещает вам сложную, но чрезвычайно интересную жизнь. Я не могу обещать, что вы будете в большинстве и что вам будет весело оттого, что справа и слева от вас все говорят и думают вместе с вами, но путь этот плодотворный. Вся история человечества движется этим самым меньшинством».

Об этом неизбежном одиночестве — работа Татьяны Глазыриной и Елены Епанчинцевой, учениц 11-го и 10-го классов средней школы № 24 Екатеринбурга «По дорогам рабства и свободы...», написанная по дневникам Владислава и Лидии Тхоржевских. Она о том, как человек, поверивший всей душой в идеалы партии Ленина—Сталина, постепенно, через войну и лагерь, приходит к пониманию истинного положения вещей. В 1935 году герой исследования пишет: «На политзанятиях я внушал, что колхоз — это путь к счастливой жизни, лишь только один, и учил любить и защищать его от классовых врагов. Видел, как на глазах слушателей блестят слезинки умиления от великой правды нашего строительства. Я и сам с трудом борол волнение и кашель. Сказали бы: «Иди, умри за советскую власть», я бы кинулся, а за мною все, с великой любовью в сердцах, без жалоб и сожаления. Вот когда я узнал, что значит социалистическое братство людей. Я понял, что значит любить великую идею Маркса—Энгельса—Ленина—Сталина, что дала миру Октябрьская революция и генеральная линия партии».

Но, как пишут исследовательницы, дальше был плен, и то, что увидел воентехник Тхоржевский на фронте и в плену, поразило его настолько, что он начал пересматривать то, во что раньше свято верил. «Очень медленно, понемногу, я стал понимать, кто у нас в стране «враг народа номер один». Сколько людей расстреляли. Вспомнил комбрига Чудина, своего дядю, командира красного бронепоезда, расстрелянных по решению Троек…»

Сила веры, надежды, любви

Работа Виктории Леоновой, ученицы 10-го класса из деревни Кораблино Тульской области «Сила веры, надежды и любви…» — о немецких концлагерях и о том, как можно было в них остаться человеком. Она основана на дневниковых записях ее земляка Григория Мелихова, он прошел Острув-Мазовецка, Меппен, Маутхаузен, Эбензее. «Многие попавшие в плен в первые дни войны сильно исхудали и скорее были похожи на скелет, обтянутый кожей, чем на человека. Глазные яблоки впали, сами глаза мутные и чего-то ищущие и ждущие, походка шатающаяся, движения вялы и неуверенны. К этому надо прибавить частые побои и специально придуманные фашистами истязания. В день в среднем умирало до 500 человек». Условия жизни в карантинном лагере — первая ступень, где узники должны были забыть все человеческое, но зачастую происходило обратное: ослабевший и отчаявшийся человек проникался к своим мучителям столь сильной ненавистью, что находил какие-то неизвестные до этого ему самому резервы душевные и физические. А выживали благодаря тому, что поддерживали друг друга, не обращая внимания на национальности. «Несмотря на запрет, заключенные ухитрялись переговариваться с нами и приносить и передавать нам баланду, куски хлеба и иногда покурить. Особенно охотно (видимо, для них это составляло удовольствие и гордость) нам старались безвозмездно передать еду чехи, редко поляки и немцы».

Страна с непредсказуемым прошлым

О том, как неоднозначна роль человека в истории, работа «Герой или злодей?» Даниила Мочалова и Евгении Пучковой, 10-й и 9-й классы МКОУ Спасская СОШ, Воронежская область, поселок Вишневка. «Я решил узнать историю одной могилы, которая находится в центре села, у здания нашей Спасской сельской администрации. Могила есть, ухаживают за ней, даже есть надпись, а о похороненном там человеке никто ничего не знает. На могиле надпись: «Скачков Семен Егорович 1898—1931 гг. Погиб чекист». Школьники начали искать материалы о чекисте, а вылилось это в целое исследование истории их родного села и окрестных деревень и сел, в невеселую и типичную летопись: колхозы, раскулачивание, аресты, убийства. Ребята работали с архивами, читали старые газеты, общались с односельчанами, которые еще помнили эту историю, и узнали, что у «героя» была неоднозначная слава. «В 30-х годах, когда повсеместно стали создаваться колхозы, — вспоминала жительница села Вишневка Надежда Деревенских, — многие не захотели в них вступать. Их начали раскулачивать. Отбирали все, даже дома разбирали на нужды колхоза. Людям приходилось жить в банях, сараях, землянках. В этом раскулачивании участвовал Скачков Семен Егорович, он был председателем Спасского сельского совета и был особенно жесток по отношению к раскулаченным. А когда один из кулаков, Павел Андреевич Анохин, ударил его топором по голове, после чего Скачков умер в больнице, народ в душе считал Анохина героем. Хотя говорить об этом все боялись, поэтому пришлось писать, делать и говорить совсем другое».

С результатами исследования ребята решили ознакомить Спасскую сельскую администрацию. Как они сами пишут, «наивно думали, вот мы им все расскажем и они скажут, какие мы молодцы — правду узнали… Но нам дали понять, что лучше не надо ворошить прошлое. Что же думать по этому поводу нам? Какое-то смятение охватывает. Кто же такой Скачков Семен Егорович? Герой или злодей? Он раскулачивал людей, жестоко обращался с кулаками и с их семьями… Но вместе с тем боролся за колхозное добро, хотел построить новую замечательную жизнь… Жалко всех людей, которые жили в то время и испытали на себе все ужасы этой системы. Кажется, такого, «как здесь в 30-х годах, больше не было нигде и никогда в мире».

Память о хорошем человеке

Большую часть работ составляют исследования истории своей семьи, предков, близких. Не всегда это трагичная история жизни — часто даже в обычной на вид жизни отражаются, как в зеркале, все изломы и изгибы эпохи. Василина Рыбалкина, ученица 11-го класса школы № 206 г. Новосибирска, в работе «Это было недавно, это было давно» рассказывает со слов бабушки о своем прадедушке, Юрии Ямбикове. «Папа вопреки маминым запретам частенько слушал «Голос Америки», «Немецкую волну», Би-би-си. Треск, шум, свист. Но понять было можно, о чем идет речь. От него узнавали девочки правду и о репрессиях (за год до войны были осуждены его отец, главветврач Починковского племенного конезавода Горьковской области, и брат Василий, работавший там же рядовым ветврачом)». Это не только рассказ о времени, но и история хорошего человека, достойного того, чтобы его помнили и знали о нем. «Он каким-то естественным образом, абсолютно ненавязчивым, непрямым научил их критическому восприятию реальности. При этом давал понять, что не всегда стоит демонстрировать свое несогласие с теми, от кого зависит благополучие близких. Слишком часто его самого учила жизнь. Пройдя в военные годы по Европе и увидев разницу в уровне жизни граждан «прогнившего капитализма» и соотечественников, уже учась в институте, умудрялся спорить на занятиях по политэкономике с преподавателями. Не мог мириться с «аракчеевщиной Лысенко», когда получали государственные премии в области биологии «ученые с исключительно марксистскими подходами к вопросам наследственности», а настоящая наука уничтожалась».

«Правозащитник — это тот, кто сохраняет свое и чужое человеческое достоинство»

Когда встала председатель Московской Хельсинкской Группы Людмила Алексеева, встал и весь зал. И когда Людмила Михайловна заговорила, наступила полная тишина.

«Когда началась война, мне было 13 лет. Сядьте, ради бога… Я счастлива, что была не такая маленькая, чтобы не понимать, что происходило. Я помню, как весь народ напрягся, чтобы эта война кончилась победой. О, как нелегко это было! Очень нелегко, и не только на фронте, всюду. Я хочу, чтобы вы воспринимали Великую Победу прежде всего как огромную жертву, огромное усилие, немыслимое напряжение всего народа. Мой отец не вернулся с фронта. Последний раз я его видела 14 июля 1941 года. Он был совсем штатский человек, а тут я его увидела в военной форме — в первый и последний раз в жизни. И до сих пор у меня на столе стоит его портрет — таким он ушел на фронт в 36 лет. И в 38 погиб… Если бы только он! Миллионы… Миллионы погибли, и миллионы до сих пор лежат непохороненными, потому что за эти 70 лет в нашей стране не нашлось денег, чтобы найти кости погибших во всех лесах, всех степях. Хочу, чтобы в день 70-летия этой действительно Великой Победы, когда вы будете смотреть по телевизору парад, вы бы просто вспомнили о миллионах людей, которые отдали свои жизни за то, чтобы эта война окончилась для нас победой.

Мне исполнилось 18 лет, когда война завершилась. И я помню послевоенные впечатления. Приходили с фронта люди в гимнастерках, шинелях, стоптанных сапогах и ходили так годами — у них не было денег купить пиджак и ботинки. И дело было не только в бедности — мы все тогда жили тяжело, страна была разрушена, — но теперь я понимаю, что это было очевидное указание сверху: забудьте, что вы победители, нечего этим гордиться, нечего это вспоминать. Эти люди никакой благодарности не получили от государства за свой великий подвиг. Поэтому я сделала заботой всей своей жизни защиту прав и достоинства человека. Я очень верю, что находящиеся в зале будут правозащитниками в самом правильном смысле этого слова — сохранят свое человеческое достоинство и не позволят унижать достоинство людей, которые рядом. Я очень в это верю».

Автор: Ксения Кнорре-Дмитриева

Источник: Новая газета, 13.05.2015

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.