Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Почему российская молодежь предпочитает телевидению Интернет. Об уровне доверия к журналистам в стране



«Очень тревожным знаком» назвал данные о низком уровне доверия к журналистам в России, зафиксированные правозащитной организацией Freedom House, сопредседатель Московской Хельсинкской Группы Валерий Борщев. Он напомнил, что в 90-е годы страна переживала период максимального доверия к журналистам: «Тогда было действительно достаточно много независимых СМИ. Они выступали с резкой критикой властей, в защиту прав человека и тем самым заслужили такое отношение к себе».

Однако в 2000-е годы медленно, но верно, территория медиасвободы в РФ стала скукоживаться, продолжал Борщев. Поэтому, по его мнению, подавляющее число молодежи не смотрит телевидение и доверяет только Интернету: «Официальные телеканалы доверия не вызывают, потому что скомпрометировали себя ложной, предвзятой информацией и целыми политико-идеологическими кампаниями, которые страшно надоели зрителю. Нагнетание вражды, агрессии, антиамериканизма вызывает отторжение у все большей части аудитории».

По словам правозащитника, в стране можно по пальцам пересчитать те издания, которые вызывают доверие у людей: «Хотя надо сказать, что отдельные журналисты пытаются путем героических усилий донести свою точку зрения, освещая острые проблемы, стоящие перед обществом. Но это не может кардинально исправить общую картину».

Авторитарный режим не может смириться с существованием независимой прессы, но какую-то отдушину верхи низам еще оставляют, отмечает Валерий Борщев: «Это принцип авторитарной власти в отличие от тоталитарной. Есть и сейчас в России независимые издания. Однако гонения на них усиливаются. Лишнее подтверждение тому – история с «Коммерсантом», откуда ушел весь отдел политики в знак протеста против цензуры и давления. Этот свежий пример действительно говорит о неблагополучном положении российских СМИ».

Этот факт нельзя расценивать как случайный – в известной степени он закономерен, подчеркивает сопредседатель МХГ.

 

 

Заведующий кафедрой журналистики Института Массмедиа РГГУ, член Совета по правам человека при президенте РФ Николай Сванидзе считает, что низкий показатель доверия граждан страны к отечественной прессе говорит об объективных и обидных для российского журналистского сообщества обстоятельствах. По его мнению, такая ситуация вызвана тем, что в значительной степени федеральная журналистика в России – либо государственная, либо крайне плотно аффилированная с государством.

«Особенно это касается телевизионной журналистики, хотя и не только, – уточнил он в комментарии для Русской службы «Голоса Америки». – Телевидение, вместо информирования и анализа событий, в последнее время предлагает почти сплошь одну пропаганду. И, к сожалению, делает это откровенно, даже гордясь этим: мол, да теперь вот мы пропагандисты, такие настали времена».

Сванидзе называет это «потерей профессии». «До поры до времени людям нравится, когда им предлагаются определенные позиции, которые выглядят как вроде бы патриотические. Не нужно думать: пей, что дают, и не нужно голову ломать. Но потом это начинает надоедать и создает впечатление блюда второй свежести, что сейчас и происходит», – поясняет он.

По словам Сванидзе, сегодня все общественно-политические программы на федеральных каналах посвящены одной теме – Украине: «Это становится просто невыносимо. В стране происходят разные события, хорошие и плохие. О них – ни слова. Включаешь телевизор – Украина. Информация – это президент Путин. Естественно, доверие теряется, и люди уходят в Интернет».

«Телевизионные критики, в частности, констатируют, что если смотреть исключительно российское ТВ, то создается полная иллюзия того, что в стране нет протестного движения, нет и никогда не было Алексея Навального и ряда других неудобных для властей фигур. Ряд тем на федканалах фактически являются табу», – констатирует Николай Сванидзе.

По его мнению, в России сложилась критическая ситуация для журналистской профессии: «Я как человек, который преподает на журфаке РГГУ, хорошо вижу это и понимаю. Это очень серьезный вызов и для общества в целом. Думаю, что, в конце концов, все обойдется, но это произойдет не само по себе, а только со сменой общего политического вектора в стране».

В РФ сейчас, несомненно, авторитарный режим, поэтому борьба с инакомыслием ведется на всех фронтах, полагает журналист: «Правда, ведется она не так, как в кровавых тоталитарных режимах, как при сталинском или фашистском режимах. В России все значительно более вегетариански. Тем не менее, суть – очень близкая. Повсеместно идет прессование всякого инакомыслия и выталкивания его за рамки, за которыми «вредные» мысли не могут достигнуть ушей массовой аудитории».

Источник: Русская служба «Голоса Америки», 5.06.2019


Светлана Астраханцева

МХГ в социальных сетях

  •  
Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве
Освободить Яна Сидорова, Владислава Мордасова и Вячеслава Шашмина
Требуем крупных номеров на полицейской форме!
Разрешить авиасообщение между Россией и Грузией
Свободу журналисту Ивану Голунову - автору расследований коррупции!
"Там где есть пытки — нет правды!" Петиция с призывом прекратить "дело Сети*"

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.