Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

"Полицейские стреляли нефтяникам в спины"



В Москве в Сахаровском центре 11 декабря 2015 года прошла встреча «Жанаозен 16.12.11», посвященная трагическим событиям 16 декабря 2011 года в казахстанском городе Жанаозен, когда полиция, применяя огнестрельное оружие, разогнала долгосрочную забастовку нефтяников.

Директор казахстанской правозащитной организации «Либерти» Галым Агелеуов привез в Москву документальный фильм и рассказал, как обычный трудовой спор закончился расстрелом нефтяников и вводом комендантского часа.

В обсуждении событий в Жанаозене принимали участие представитель профсоюза «Жанарту» в РФ Юрий Виньков, исполнительный директор общероссийского движения «За права человека» и член Московской Хельсинкской Группы Лев Пономарев и главный редактор портала «Forum-msk» Анатолий Баранов.

Жанаозен находится в Мангистауской области — самой богатой нефтяной области Казахстана. Ее населяют адайцы — своенравный, гордый и независимый род, никогда не признававший власть ханов и царей: не удивительно, что именно здесь нефтяники решились на забастовку.

У забастовки было несколько причин. Во-первых, руководство «Озенмунайгаза» обманывало нефтяников при начислении зарплаты. По ведомостям зарплата была существенно выше той, что рабочие получали на руки. Во-вторых, руководство компании не объяснило сотрудникам, каким образом в зарплату начисляется отраслевой коэффициент 1,8 (его ввели в 2009 году). А когда нефтяники попытались это выяснить, от них скрыли механизм начисления надбавок. Рабочие были убеждены, что это начисления на среднюю зарплату, а работодатель настаивал, что речь о начислениях на минимальную ставку оплаты труда. В-третьих, происходило запугивание юристов профсоюзов и нападения криминала на профсоюзных лидеров.

Трудовой конфликт, в ходе которого большая группа работников требовала улучшения условий труда и повышения его оплаты, на нефтяном предприятии «Каражанбасмунай» тянулся с 2010 года.

Юриста Наталью Соколову, которая защищала права независимого профсоюза на этом предприятии, осудили на 8 суток за проведение акции протеста у здания департамента внутренних дел Мангистауской области. А пока она отбывала наказание, против неё было возбуждено уголовное дело по статье «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды». В итоге арест продлили, и Соколову судили снова, но на этот раз приговор был более суровый: 6 лет лишения свободы.

Случаев репрессий казахстанских рабочих-нефтяников в 2011 году было много: лидера движения «За соблюдение трудовых прав» Наталью Ажигалиеву задержали и приговорили к 15 суткам ареста после того, как она дала интервью радио «Свобода».

В результате провокации была арестована дочь Розы Тулетаевой, другого профсоюзного лидера. Ей сообщили, что освобождение она получит, только если мать покинет площадь.

В июле 2011 года профсоюзного активиста Жаксылыка Турбаева, активно участвовавшего в организации забастовки, забили в рабочем вагончике. В августе изнасиловали дочь профсоюзного активиста бастующих нефтяников Кудайбергена Карабалаева, затем ей проломили голову. Перед убийством 19-летней Жансауле Карабалаевой неоднократно угрожали и требовали прекратить забастовку.

Часто активистов просто избивали, причем нападениями занимался не только нанятый криминал, но и сотрудники правоохранительных органов. Например, нефтяник Естай Карашаев был избит за то, что отсылал в СМИ сообщения и фотографии с забастовки. Через два года его настолько запугали, что он отказался давать интервью.

После осуждения Натальи Соколовой нефтяники «Озенмунайгаза» объявили на территории предприятия голодовку из солидарности с рабочими «Каражанбасмунай». Кроме улучшения условий труда и повышения оплаты, среди требований было освобождение Соколовой. Суд Жанаозена признал забастовку и голодовку рабочих незаконной, и их разогнал ОМОН. После этого бастующие переместились на центральную площадь Жанаозена, где продолжили акцию протеста, несмотря на пятидесятиградусную жару. Здесь спустя несколько месяцев и разыгралась кровавая драма.

Власти Казахстана в течение 7 месяцев забастовки никак не реагировали на требования нефтяников. 15 декабря 2011 года на центральной площади Жанаозена началась подготовка ко Дню независимости Казахстана. На грузовиках привезли юрты (в них ведется праздничная торговля), ковры, разноцветные флаги, звукоусиливающую аппаратуру, установили сцену. Все это делалось на глазах нефтяников.

Далее правозащитник Галым Агелеуов показал видео-интервью участников тех событий.

Рассказывает нефтяник Нурлыбек Нургалиев: «Нефтяники были против установки юрт, но полиция заставила хозяев юрт установить их на месте, где были бастующие... 16-го утром на площади был парад, было еще больше народу и начались волнения. Полицейские встали в цепь и начали вытеснять нас с площади».

«Я видела, с чего все началось: сначала зажгли автобус вдали от площади, потом начали бомбить сцену, на которой выступали наши детки. Все это делали не нефтяники, а неизвестные молодцы с арматурой. Они же начали выдалбливать плитку и бросались ей. Наши нефтяники как стояли на площади, так и стояли, не принимали в этом участие. Это были не жанаозенцы, мы их не знаем, и не нефтяники: они не были одеты в униформу. Потом запылал акимат, рядом с площадью взорвалась машина. Приехали пожарные, а эти молодчики закидали ее камнями, прогнали.

Затем задымился «Озенмунайгаз», причем дым повалил из подвала. Это здание за высоким забором, под охраной, и никто туда никогда бы не проник. А затем нефтяники ринулись к зданию. Я пыталась их остановить, кричала: «Куда вы бежите? Это провокация!» Они в ответ кричали: «Там же все наши документы, архив горит, мы ничего не докажем!»

Когда они туда подбежали, их встретили выстрелами. Полиция долго стреляла кто с колена, кто с плеча, хотя после первых же выстрелов нефтяники начали разбегаться. А полицейские продолжали стрелять им в спины. Людей попадало очень много: не 16 и даже не 36 человек, как сообщалось, вся площадь была в телах», — рассказывает бывший руководитель коммунальной службы Жанаозена Венера Попова.

По официальной информации от пуль полицейских погибли 16 человек, ранения получили более 100 человек. Количество пропавших без вести в этот день не озвучивается. По мнению многих очевидцев произошедшего власти замалчивают реальное количество погибших.

Жена нефтяника Дюсена Нурова Чулпан нашла своего мужа в УАЗике, он был ранен и истекал кровью, рядом с ним было два трупа и также истекающий кровью товарищ Дюсена Нурлыбек, которому пуля попала в горло.

«Я спросил медбрата, который меня тащил, ведь мне пуля в ногу попала: «Братец, умирают ведь люди?» Он мне ответил: «23 человека уже в морг увезли», — вспоминает в видеоинтервью Дюсен Нуров.

Кроме нефтяников 16 декабря были убиты и случайные прохожие. Например, по пути в парикмахерскую под пули попал Радик Юсупов. У него осталась малолетняя дочь. Также под автоматную очередь попала мать четырех детей, работник школы Жанар Абдикаримова, которая снимала зарплату в банкомате. Причем банкомат находился не на площади. Муж Жанар не дает интервью, он боится, что у него отберут дом, который ему и детям дал акимат после трагических событий.

«Мой сын Байбек Кубайдуллаев погиб в возрасте 22 лет во время празднования Дня независимости. Мы привезли утром на площадь 10—11 классы, которые акимат потребовал вывести на площадь, затем сын оставил меня с учениками и поехал на работу. Дети удивлялись, сколько около площади было машин скорой и пожарных. Я их успокаивала и говорила, что опасаться не стоит. Потом директор дал поручение отвести каждого школьника домой и передать родителям лично. Домой я вернулась после 14:00. Сын позвонил и сказал, что зайдет пообедать.Где-то в 15:00 во дворе начался шум. Стояли женщины и мужчины, обсуждали, что произошло на площади. Они видели, как в Байбека попала автоматная очередь. В спину. Кровь залила ему все лицо. Опознать было трудно. В морге его случайно опознал знакомый по кроссовкам. Я ему не поверила. В морг меня не пустили военные и ОМОН. Тело сына отдали только на пятый день. Эти кровопийцы убили моего ребенка, вины его никакой не было! К забастовке он не имел никакого отношения, он побежал туда, опасаясь за меня и школьников...», — рассказала учительница казахского языка и литературы Куляш Маханова.

Среди погибших на площади были также и детдомовцы, которые с самого начала заявили о своей солидарности с бастующими. Детдомовцы в Жанаозене живут в плохих условиях по 12—15 человек в обычной трехкомнатной квартире. Работу им найти сложно, и из 20 человек работают 2—3, которые содержат остальных. После трагедии их обвинили в мародерстве и вандализме.

«Многих из нас арестовали и пытали. Свидетелей тоже пытали. Меня взяли 10 января и начали топить, избивать. Каждый день пытали. Защищала ли нас прокуратура? Да нас в самом здании прокуратуры и пытали! Все свидетели по моему делу отказались на суде от своих слов, но, несмотря на это, мне дали два года условно. Братишка мой получил год условно, единственная улика против него была, что ему пуля попала в ногу», — рассказывает детдомовец Самат Койшибаев.

Жигер Аманжолов на момент беспорядков был дома, он готовился к операции на глазах и ходил с повязкой, однако кто-то дал на него показания. «В суде сообщили, что Жигер во время беспорядков участвовал в ограблении суда. Тогда пять человек было задержано на выходе, а Жигера не задержали, потому что он якобы выпрыгнул в окно и убежал. Но в суде же нет окна! Обвинение в ограблении суда сняли, но оставили участие в беспорядках», — рассказывает отец Жигера Максет Аманжолов.

Жигер из-за побоев во время допросов потерял зрение, а у его отца от стресса отказали руки. «Было это так. Вокруг меня стояло пять-шесть человек. Задавали каждый по очереди вопросы, после этого следовал удар. Они хотели, чтобы я дал показания на других ребят и сам признал вину. Несмотря на побои, я ни в чем не признался», — рассказал Жигер Аманжолов.

Детдомовец Салаходин (Саша) Боженко дал показания против нефтяников, но на суде он расплакался и отказался от своих показаний, заявил, что оговорил нефтяников под пытками. Вот что Боженко рассказал: «18 декабря меня поймал ОМОН около дома. Сначала избили в Газели, сломали кисть руки, потом завели в какой-то гараж с водой, сняли обувь. Там я сидел с 11 утра до 9 вечера. Я в лицо знаю милиционера, который это делал, но имени не знаю. Я на суде все сказал, пусть я умру, но я достойно умру...»

После отказа от показаний Боженко угрожали, он рассказывал об угрозах друзьям и близким. Вечером 10 октября 2012 года неизвестные напали на Сашу около продуктового ларька, избили, затем довезли до школы №19, где насмерть забили арматурой.

Кроме вышеописанных событий, в Казахстане прошел процесс над 37-ю нефтяниками и процесс против лидера оппозиционной партии «Алга» Владимира Козлова. Эти два дела стали символом несправедливости для всех жанаозенцев и предостережением для всех казахстанцев. Эти суды убедили мировую общественность в отсутствии демократии в Казахстане.

Арестованы были все нефтяники. В итоге под стражей оставили 37 человек, хотя из доказательств против них были только показания полицейских, которые утверждали, что арестованные их били и кидали в них камни. 19 обвиняемых нефтяников из 37 заявили в суде, что их показания были получены под пытками, причем в них участвовали не только следователи и полицейские, но и работники прокуратуры. Срок получили все 37 человек, причем 13 из них — от 3 до 7 лет. Самый большой срок получила профсоюзный активист Роза Тулетаева.

«Маму во время следствия пытали, пристегивали наручниками к раскаленной батарее, надевали на голову пакет и душили» — рассказала дочь Розы Алия. Несмотря на пытки, Роза Тулетаева не стала себя оговаривать.

Ответственность за организацию беспорядков 16 декабря власти Казахстана взвалили на лидера оппозиционной партии «Алга» Владимира Козлова. Он был арестован и осужден за разжигание социальной розни на семь с половиной лет лишения свободы. Правда, доказательства его вины были сомнительными, так как за 7 месяцев забастовки Козлов был в Жанаозене всего два раза. Причем последний — всего два часа, во время которых рассказывал нефтяникам, в какие мировые правозащитные организации обращается его партия, чтобы помочь нефтяникам, и как он пытается донести требования нефтяников до властей Казахстана.

После трагических событий в Жанаозене ввели комендантский час: каждый житель города, каждая машина, выезжающая из него, были обысканы. У всех изымали и уничтожали видеозаписи событий.

Жители Жанаозена многое знают о трагедии зимы 2011 года, но молчат, потому что боятся преследования со стороны властей. Предпочитают молчать и многие нефтяники. Отказываясь от интервью, они говорят, что боятся остаться без работы или попасть в тюрьму по статье «разжигание социальной розни». Однако нефтяники надеются, что со временем видеоматериалы трагедии в Жанаозене (полиция вела оперативную съемку беспорядков и расстрела рабочих) будут опубликованы и тогда многое станет ясным.

«В чем вина Козлова? Это же не он призывал нас выйти на площадь. К простому народу приписывают еще и Аблязова (бывший министр энергетики Казахстана, оппозиционно настроенный к президенту страны Нурсултану Назарбаеву), который вообще жил в Англии. Причем тут Аблязов? Какое нам до него дело? Государство само не справилось. Народ лишь ответил. Это внутренняя политика», — считает нефтяник Дюсен Нуров.

А что стало с полицейскими, которые стреляли в народ? Их было более 100 человек, не считая снайперов. Было возбуждено дело о причастности пятерых офицеров полиции к стрельбе по нефтяникам Жанаозена. Суд над полицейскими длился более месяца, по делу проходили 60 потерпевших. Однако свою вину полицейские так и не признали. Суд не нашел доказательств их вины в гибели 16 человек, но осудил за превышение полномочий.

Полковник полиции, заместитель главы областного полицейского Департамента Кабдыгали Утегалиев, получил максимальный срок заключения: семь лет лишения свободы с конфискацией имущества. Подполковник полиции Бекжан Багдабаев, майор полиции Ерлан Бакыткалиулы и старший лейтенант полиции Ринат Жолдыбаев — шесть лет тюрьмы, капитан полиции Нурлан Есбергенов — пять лет. Но другие участники кровавой драмы получили повышение и награды. Например, коменданта Жанаозена Аманжана Кабылова перевели в центральный аппарат МВД в Астане.

Но самое главное — до сих пор остается неизвестным: кто дал приказ полицейским открыть огонь? Вряд ли полиция Жанаозена могла решиться на такое без санкции высшего руководства. До сих пор не опубликована расшифровка переговоров сотрудников полиции Жанаозена, которая могла бы пролить свет на происходившие 16 декабря 2011 года события.

Восторжествует ли в Жанаозене справедливость? Все, кто давал интервью Галыму Агелеуову, были уверены, что этого не произойдет.

Автор: Алексей Сочнев

Источник: портал «Республика», 12.01.2016

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

МХГ в социальных сетях

  •  
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.
Предотвратить полномасштабную войну с Украиной!
Обратитесь к российским властям с призывом обеспечить безопасность Елены Милашиной и расследовать угрозы против неё
Против исключения правозащитницы Марины Литвинович из ОНК

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.