Поддержать деятельность МХГ                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Полиция не жаждет работать на публику



Суды все чаще подтверждают право силовиков разгонять публику с мест происшествий и штрафуют тех, кто отказывался уйти. По мнению экспертов, это не совсем законные попытки избавить себя от излишнего внимания. Потому что дело не в скромности той же полиции, а в желании избежать риска фиксации гражданами допущенных нарушений. Так что если зона расследования установлена на законных основаниях, то находиться в ней действительно нельзя. Однако вне ее люди, наблюдая за работой правоохранителей, по идее могут беспрепятственно снимать фото и видео.

По мнению же правоохранительных и судебных органов, именно закон позволяет удалять зевак с места происшествия. И при этом неважно, является ли он знакомым или родственником конкретного фигуранта, соседом или просто прохожим. Силовики придерживаются жесткой парадигмы — если сотрудник сказал гражданину «проходите», то надо уходить.

На днях подобный случай рассматривался в Камчатском краевом суде. Сосед решил помочь соседу, в квартире которого проходил обыск, и по его просьбе оставался на лестничной клетке как очевидец. На требования полиции покинуть подъезд он отвечал отказом. В результате суд посчитал, что полицейские, выдворявшие его, «действовали в рамках возложенных на них обязанностей». Потому что они, дескать, вправе требовать от граждан покинуть место совершения преступления, административного правонарушения, место происшествия, если «это необходимо для проведения следственных действий, оперативно-разыскных мероприятий, документирования обстоятельств, для обеспечения безопасности граждан». Судебное решение свелось к штрафу в 2 тыс. руб. за неповиновение законным требованиям сотрудников правоохранительных органов.

Опрошенные «НГ» эксперты в основном сошлись во мнении, что для предъявления законных требований силовики по идее должны иметь законные основания. Например, член Адвокатской палаты Москвы Александр Иноядов уверен, что судебное решение в пользу полиции «трудно признать обоснованным и аргументированным». Если, по сути дела, человек просто находился в подъезде, то есть общественном месте, то он никак не препятствовал проведению следственного действия — обыска, проводившегося в квартире. Так что на него и не распространялись «обязанности лиц, участвующих в проведении обыска». «При таких обстоятельствах не имелось оснований для нарушения конституционного права самому определять место своего нахождения», — убежден эксперт, а значит, гражданина привлекли к ответственности необоснованно. «При наличии угрозы причинения вреда ему самому или другим лицам, препятствий для проведения оперативных или разыскных мероприятий могло быть предъявлено требование не задерживаться или освободить проход, но в данном случае такие действия со стороны гражданина не осуществлялись», — пояснил Иноядов.

С другой стороны, заметила советник эксперта Антикоррупционного комитета при президенте РФ Ирина Калинина, толпа зевак вполне может навредить полиции — затоптать улики на месте преступления или позволить затеряться в ней преступнику. Кроме того, излишние очевидцы могут разнести опасные слухи либо же вовсе посеять панику, не исключено также, что они услышат, а потом и разгласят важную для следствия информацию. В общем, по ее мнению, «из праздного любопытства не стоит просто так находиться на месте, где работает полиция».

Между тем, как сказал «НГ» федеральный судья в отставке, член МХГ Сергей Пашин, камчатский случай — это лишь один из многочисленных примеров, полно ситуаций, когда полиция не хочет работать под наблюдением людей, чтобы делать лишь то, что считает нужным. «Разгонять людей, которые не пытаются вторгнуться в действия полиции, сущее безобразие, но происходит это, к сожалению, повсеместно», — отметил он. На самом же деле тут должен действовать один критерий — наличие помех со стороны гражданских лиц. Дескать, «одно дело, когда зеваки просто наблюдают со стороны, а другое — когда они пересекают установленную полицейскими линию». Только тогда и могут быть правомерны задержания за противодействие и неподчинение. Так что зона происшествия должна быть четко обозначена, а в противном случае возникает вопрос: насколько далеко полиция может простирать свое желание отгородиться от людей? И, конечно, необходимы доказательства, что человек пересекал границу и мешал правоохранителям, если же такого не было, он спокойно стоял в стороне, то нет никаких правовых оснований его удалять.

Так, к примеру, если обыск проходит в квартире, а не на прилегающих территориях, то, следовательно, соседи вполне могут выходить на лестничную клетку. «Если очевидец не создает помех деятельности полиции, с какой стати его должны оштрафовать? Граждане, ставшие невольными очевидцами, не обязаны прятаться и разбегаться при виде полиции. Это же не контртеррористическая операция, где действуют специальные правила, хотя именно их, по-видимому, и пытаются распространить на все случаи», — возмутился Пашин. По его словам, это связано в первую очередь с опасениями, что случайные очевидцы объективно зафиксируют произвольные и незаконные действия, например «снимут на телефон, как полицейские применяют силу или угрожают при обысках». Может быть, на фото окажется и проникновение в жилище без санкции, когда его хозяин кричит: покажите постановление суда, а ему отвечают: обойдешься. Причем это может не только попасть на запись, но и стать свидетельскими показаниями в суде. «Все это обычный произвол, непрофессионализм и неспособность работать законно», — подчеркнул Пашин и указал, что в этих случаях суды «действуют в интересах силовых структур, хотя надо — в интересах защиты прав человека».

Есть еще и такая тонкость, как специальные понятые, которые периодически даже не появляются на месте событий, зато потом подписывают все, что им дают. Это система, когда используются специально обученные люди, постоянно фигурирующие в различных делах, то есть, по сути, агентура следствия. «Конечно, зачем брать в те же понятые настойчивого и любознательного соседа, когда можно со своими приезжать? Если же такой сосед будет крутиться поблизости, то он может рассказать, что понятых там и в помине не было», — заметил Пашин.

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 12.09.2022


Приведенные мнения отображают позицию только их авторов и не являются позицией Московской Хельсинкской группы.

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

МХГ в социальных сетях

  •  

Остановить войну с Украиной!
Сторонники мира против Партии Войны в российском руководстве
Призыв к социальным сетям. Не будьте инструментом цензуры!
Петиция в поддержку Мемориала*

change.org

* внесен в реестр НКО-иноагентов

Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2022, 16+. 
Данный сайт не является средством массовой информации и предназначен для информирования членов, сотрудников, экспертов, волонтеров, жертвователей и партнеров МХГ.