Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

 

Принял должность – держи ответ. Впечатления от трех дней прений в судебном процессе о пытках в ярославской колонии № 1



Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт», лауреат премии Московской Хельсинкской Группы:

Закончились прения в судебном процессе по делу о пытках в ярославской колонии № 1. На всякий случай, кратко о деле – в конце июня 2017 года в комнате для воспитательных работ 18 сотрудников колонии избили лежащего на парте Евгения Макарова. Мы, в «Вердикте», об этом узнали в тот же день или на следующий день. Адвокат Ирина Бирюкова тут же поехала в колонию. Несколько дней ее не пускали к Макарову, когда пустили, она увидела множественные травмы на его руках, ногах и по телу, все зафиксировала под адвокатский опрос, подала сообщение о преступлении. По сообщению началась проверка, в возбуждении дела было отказано.  Мы долго не могли получить постановление об отказе, чтобы обжаловать. В начале лета 2018 года Ирина получила видеозапись этого избиения. 20 июля 2018 года запись вместе с описанием и поименным списком восемнадцати сотрудников, находящихся в комнате, была опубликована в «Новой газете» (https://novayagazeta.ru/articles/2018/07/20/77222-10-minut-v-klasse-vosp...). 

И этот день стал поворотным – публикация была републикована практически всеми российскими СМИ и многие зарубежными, уголовное дело было молниеносно возбуждено, в следующие несколько дней многие из находившихся 29 июня 2017 года в комнате для воспитательных работ были задержаны и посажены под арест.

Судебный процесс начался в январе 2020 года. На скамье подсудимых 14 сотрудников, включая начальника и его заместителя. В отношении одного из 14ти дело приостановлено по причине тяжелой болезни. Еще один бывший сотрудник Ефремов пошел на досудебное соглашение , сотрудничал со следствием, в январе 2020 года был приговорен к 4м годам лишения свободы.

На протяжении всего процесса большинство подсудимых не признавало своей вины, свои действия оправдывали провокационным поведением Макарова, его постоянными нарушениями дисциплины и имеющимся мандатом на применение силы.

В течение трех дней прений мы услышали многое (подробно можно прочитать на канале Ярославское дело https://t.me/yardelo, начиная вот с этой записи https://t.me/yardelo/2844 — сначала выступление гособвинителя и адвоката потерпевшего, затем уже подсудимых).  Возмущение адвокатов подсудимых количеством ударов, которые их доверители в короткие промежутки времени нанесли Макарову: «количество вмененных ее подзащитному ударов — абсурдно, поскольку он не профессиональный боксер и не внесен в книгу рекордов Гиннеса за количество ударов в секунду» (говорит адвокат Яблокова Гущина).  Некоторые адвокаты, комментируя видео,  договорились до оправдания насилия как меры наказания: «Да, неприятно. Ничего, кроме отвращения не вызывает. Сколько существует человеческое общество, столько и будет существовать применение насилия как мера наказания.»  (адвокат подсудимого Микитюка).  Подсудимые оправдывали свои действия переработками, недостаточным временем для сна и отдыха и в качестве смягчающего для них обстоятельства просили признать аморальное поведение потерпевшего Макарова.  Мы услышали отрывок басни Крылова про лебедя, рака и щуку,  сравнение пыток Макарова с эпизодом из фильма «Операция Ы и другие приключения Шурика».  И многое другое.

Но больше всего за эти три дня меня поразило выступление в прениях бывшего начальника колонии Николаева. Он своей вины не признает, считает, что его подчиненные действовали спонтанно, реагируя на провокационное поведение Макарова. А его самого в тот момент не было в колонии и вообще на должность он заступил недавно, отработал всего 27 рабочих дней до события, к должности этой не стремился и никто ее ему не предлагал, с заместителем были исключительно служебные отношения,  ничего дружеского или личного, а значит и организации преступления быть не могло. Ссылается на норму закона об основаниях проведения полного обыска осужденного, и заявляет, что в действиях, которые инкриминируют подсудимым, ничего незаконного нет (на минуточку речь идет о ситуации, когда заключенный лежит обездвиженный на парте, а более десятка сотрудников колонии планомерно так, по деловому, в течение 10 минут бьют его дубинками, поливают водой и суют в лицо полотенце) . Напоминает суду, что он не давал приказ на применение физической силы и спецсредств: «Почитайте закон о применении физической и спецсредств. Приказ о применении физической силы является законным. Идите применяйте, если приказ законный. Незаконные приказы не исполняются. Приказ начальника подчиненным обязателен для исполнения. Дальше слушайте, если он заведомо законный!».  Удивляется, что если по логике обвинения руководство давало указание бить Макарова по пяткам, как утверждает в своих показаниях Ефремов, то тогда почему сотрудники били его по лицу? Напоминает, что за короткое время своего руководства рассмотрел 7 обращений адвоката Бирюковой и 1 обращение матери Макарова в защиту Макарова, даже  инициировал одну служебную проверку по обращениям.

Но ни разу ни словом, ни полунамеком Николаев не расписывается в своей профнепригодности.  Ведь под его началом в закрытом учреждении, где весьма жесткое вертикальное управление и любая самодеятельность пресекается на корню, полтора десятка здоровых молодых мужиков при полномочиях и спецсредствах в течение 10 минут избивают заключенного. В своем выступлении Николаев, аргументируя, что он не давал указаний в тот день подчиненным, вспоминает директора завода, который не ходит к токарю давать указания. Когда я это слышу, то у меня в голове только одна ассоциация  — нормальный ответственный директор все происходящее на территории завода считает и частью своей ответственности.  Во всяком случае так меня папа учил. Полностью согласна с Николаевым, с точки зрения управления колония мало чем отличается от завода. Иными словами, в колонии не только организуемые концерты считаются заслугой начальника, но и творящееся незаконное насилие является ответственностью начальника.  Без разницы с молчаливого согласия или по указанию, был ли начальник на территории колонии или за ее пределами, давно или недавно вступил в должность. Принял должность – держи ответ.

Источник: Эхо Москвы, 22.10.2020


Леонид Никитинский

МХГ в социальных сетях

  •  
Примите закон, по которому "дети ГУЛАГа" смогут наконец вернуться из ссылки
Отменить запрет на одиночные пикеты в Санкт-Петербурге
Российские силовики в Беларуси закончат историю дружбы наших народов. Нельзя вводить!
Прекратить штрафовать и арестовывать за одиночные пикеты!
Рассекретить дело Ивана Сафронова! Обвинение должно быть публичным
Против обнуления сроков Путина
Свободу Илье Азару и всем задержанным за одиночные пикеты

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.