Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Российская Фемида продолжает жадничать



Правозащитники подсчитали, сколько денег могут получить заключенные, возмущенные ненадлежащими условиями своего содержания за решеткой. Средняя компенсация по таким искам составляет около 27 тыс. руб. Отечественная Фемида до сих пор не способна адекватно оценить размер возмещения гражданину за тот вред, который причинило ему государство. Присуждаемые суммы получаются в десятки раз меньше тех, что назначает Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Не менее удивительно, что они сильно занижены и по сравнению с выплатами, вроде бы уже предусмотренными в российских законах.

В правозащитной организации «Гражданский контроль» (признан в РФ исполняющим функции НКО – иностранного агента) проанализировали тексты судебных актов в ряде субъектов РФ. У заключенных теперь есть право подавать иски с требованием заплатить им из казны за плохие условия в тюрьме. Соответствующий «закон о компенсации» начал действовать с января 2020 года. Заявители должны исчерпать сперва все эффективные средства правовой защиты на национальном уровне, а только потом обращаться в ЕСПЧ.

Однако из-за нечеткости закона, указали авторы исследования, у судов зачастую возникают проблемы с выбором процессуального кодекса для рассмотрения жалоб – КАС или ГПК РФ. Это влияет на распределение бремени доказывания: «Истцы и судьи нередко ошибаются в выборе процессуального кодекса, на основании которого нужно подавать заявление или принимать решение по делу». Кроме того, наши суды шире, чем ЕСПЧ, трактуют понятие «условия содержания». В докладе говорится, что Верховный суд (ВС), а следом и нижестоящие инстанции включают в это понятие не только материально-бытовое обеспечение, что ЕСПЧ и понимает под условиями содержания, но и другие аспекты. Например, медпомощь, конвоирование, содержание во время заседания в железной клетке, что является предметом ст. 3 Европейской конвенции. А скажем, незаконное видеонаблюдение в камере – это ст. 8 о нарушении права на частную жизнь.

В ЕСПЧ все это рассматривается отдельно. Но ВС, так и не сделав нужных поправок в свое действующее постановление, «заложил основу не соответствующего практике ЕСПЧ применения «закона о компенсации».

Авторы доклада также указали на мизерные выплаты, назначаемые судами РФ, причем по сравнению даже не столько с теми, что присуждает ЕСПЧ, сколько с тем уровнем, который прописан в российских законах. Скажем, в пояснительной записке к «закону о компенсации» предусматривалась четкая сумма – 3 тыс. евро, или около 231 тыс. руб. Но в текстах судебных решений, с которыми ознакомились правозащитники, только одна сумма была в размере 250 тыс. руб. – по делу о ряде серьезнейших нарушений, начиная от длительного и незаконного помещения человека в ШИЗО и заканчивая неоказанием ему медпомощи. В других же делах размер компенсации, как правило, варьировался от 7 до 40 тыс. руб. По гражданским делам средний размер возмещений и вовсе составляет 3,6 тыс. руб.

Как выяснилось, суды часто обосновывают свои решения ссылкой на справки и объяснения чиновников УИС: «Истец в исковом заявлении утверждает одно, а администрация в документе под названием «справка» или в объяснениях возражает – доказательственная сила у этих документов одинаковая, следовательно, доверяя ответчику, суд нарушает принцип равенства». Или, допустим, судьи полагают, что наличие договора с клининговой компанией априори доказывает постоянную качественную уборку в пенитенциарных учреждениях. Кроме того, люди в мантиях не пользуются своим правом назначать судебную экспертизу. Согласно исследованию, распространенным доказательством нарушений служат материалы прокурорских проверок, они присутствуют в большинстве исследованных судебных актов, а вот какие-либо упоминания общественных наблюдательных комиссий (ОНК) в них отсутствуют.

Суды склонны игнорировать практику ЕСПЧ, отмечают авторы, и «национальные нормы, даже такие официально необязательные, как постановления пленума ВС, для них имеют абсолютный приоритет». К примеру, оценивая соблюдение жилищной нормы, служители Фемиды руководствуются п. 1 ст. 99 УИК РФ (где размер допустимой площади меньше, чем принято в практике ЕСПЧ), что в отличие от позиции Страсбурга не обязывает учитывать только доступное для передвижений пространство, не занятое предметами и мебелью. Если же жалоба касается обстоятельств, до сих пор не урегулированных на национальном уровне – например, раздельное содержание курящих и некурящих, – суд не считает его нарушением. Кроме того, с позиции судей, отдельное формальное нарушение может быть компенсировано другими обстоятельствами, чаще всего это касается нормы жилой площади: если ее нарушение незначительно и обеспечены условия для прогулки, нахождения в других помещениях, компенсация не назначается. В некоторых случаях суды констатируют, что обжалуемые условия содержания «соответствуют применявшимся во время событий нормам права», и отказывают истцу в выплате.

Как отметил «НГ» руководитель юрколлегии «Белая сова» Денис Хузиахметов, сама процедура обращения с заявлениями осложняется тем, что истец находится в местах лишения свободы. «Мало того что нужно обосновать и составить иск, попытаться оплатить с лицевого счета госпошлину, отправить иск в суд, так еще и добиться принятия иска», – возмущается собеседник «НГ». Многие заявления оставляют без движения для устранения недостатков, но определение об этом поступает осужденному уже после того, как срок на исправление истек. Осуществить надлежащую защиту без представителя практически невозможно, сообщил юрист.

Как отметил вице-президент Ассоциации юристов по регистрации, ликвидации, банкротству и судебному представительству Владимир Кузнецов, законодатель пошел не по пути сокращения поводов для жалоб, а по пути предоставления в законе права на получение компенсации в рамках судебной системы России. Но эта система показала низкие результаты. «Человек в местах лишения свободы находится в полной зависимости от администрации. Найдутся причины, по которым он может отказаться от исковых требований или согласиться на их уменьшение», – говорит эксперт. «Государству следует сосредоточиться на разрешении системной и комплексной проблемы ненадлежащих условий содержания в СИЗО и колониях, а не создавать неэффективные способы защиты уже нарушенных прав граждан», – подчеркнул Кузнецов.

«Российский законодатель ориентировал наши суды в первую очередь на национальные законы, что, безусловно, создает правоприменительные проблемы на международном уровне», – говорит доцент кафедры государственно-правовых и уголовно-правовых дисциплин РЭУ им.Г.В. Плеханова Екатерина Арестова. Отечественное законодательство в части, касающейся условий содержания под стражей и в исправительных учреждениях, не в полной мере соответствует европейским нормам. «Согласно УИК, норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее 2 кв. м, а в соответствии с требованиями ЕСЧП – не менее 3. Только по одному лишь этому основанию жалобы в ЕСЧП могут подать практически все российские заключенные и потребовать компенсацию в размере среднеевропейских 3 тыс. евро», – указывает эксперт. Но добавляет, что подобный исход невероятен.

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 9.11.2021

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

Борис Вишневский

Лев Пономарев

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.