Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Совесть и польза. О гражданской солидарности (21.09.2019)



Вера Васильева – независимый журналист, ведущая проекта Радио Свобода "Свобода и Мемориал", лауреат премии Московской Хельсинкской Группы в области защиты прав человека в 2018 году:

Правозащитный центр "Мемориал" в очередной раз расширил свой список политзаключённых, включив в него на основании свидетельств очевидцев и анализа видеозаписей, обвиняемых по так называемому московскому делу, оно, как известно, возбуждено в связи с мирной акцией протеста в столице России 27 июля. Я глубоко убеждена, что нет темы важнее, чем освобождение политических заключенных. Она гораздо важнее, чем недавно прошедшее голосование (называть это выборами не хочется) в Мосгордуму, чем его технологии, о которых было столько ожесточённых споров, и чем всё остальное.

Важно всегда помнить и говорить о политзаключённых, помогать как недавно попавшим за решетку из-за того, что они вышли на улицу с мирным протестом против произвола властей, так и тем, кто сидит уже давно. Настолько давно, что широкая публика за прошедшие годы, к сожалению, уже успела многие имена подзабыть, переключившись на более близкие по времени события. Потому что эти люди безосновательно получили серьёзные сроки по разным поводам, но, в общем-то, по общей причине: ради нас. Ради того, чтобы мы все жили в свободной стране, в которой можно без опаски высказывать своё мнение, заниматься предпринимательством, в которой есть честные выборы, народное представительство в государственных органах и разделение властей, суд, в которой полиция защищает граждан, и так далее, где нет места лжи.

Те, кто решились заявить свою позицию – или выйдя на улицу, как, например, Егор Жуков, Алексей Миняйло, Иван Подкопаев, Константин Котов и другие, или отказавшись лжесвидетельствовать, как, например, бывший сотрудник ЮКОСа Алексей Пичугин, – оказались под обвинениями и в заключении по сфабрикованным, очевидно, делам. Наши мысли сейчас должны быть о них. Мы постоянно узнаем подробности биографий молодых гражданских активистов, таких как, к примеру, Константин Котов, постоянно выступавший в защиту несправедливо преследуемых и теперь сам попавший в их число. И каждый новый незаконный арест, каждый новый неправосудный приговор, помимо того, что он – разрушенная жизнь еще одного безвинного человека или целой семьи, является ещё и испытанием на прочность нашего гражданского общества. Мы заступимся, поддержим преследуемого – не на кухне, а публично, продолжим ненасильственную законную гражданскую активность этого человека? Или опять промолчим – до тех пор, когда это не коснется персонально нас или нашего близкого?

Снова актуальны строки стихотворения Александра Галича: "Промолчи – попадешь в первачи!" Но в отличие от описанных им времен (мы в них ещё не вернулись, но, кажется, вплотную приблизились), сегодня по большей части мирный выход на площадь влечёт за собой последствия, от которых не столько страшно, сколько противно. Однако гораздо и противнее, и постыднее в этой ситуации ничего не делать, продолжать жить, делая вид, как будто ничего не происходит, в тусклом, сером, несвободном мире застоя, который у нас почему-то принято называть "миром стабильности". Тем, насколько решительно, настойчиво, массово мы сможем во всеуслышание высказаться против разрастающейся практики фабрикации политически мотивированных уголовных дел, за незамедлительное и безусловное освобождение политических заключенных, хотя бы из далеко не исчерпывающих списков "Мемориала", будет определяться будущее российского общества.

И радость от недавнего обмена заключенными между Россией и Украиной никак не может быть полной, пока другие политзэки по-прежнему остаются за решёткой. Скептики говорят – от обыкновенного человека ничего не зависит, все эти многочисленные петиции в защиту, пикеты, митинги, хождения в качестве зрителя на судебные процессы и тому подобное бессмысленны, потому что не меняют ситуацию, не приносят никакой пользы. Однако смысл не всегда заключается в точно просчитанной практической пользе, в гарантированном мгновенном результате. За тех же украинских сидельцев и по ту, и по эту сторону государственной границы рядовые неравнодушные граждане боролись не один год (помимо того, что предпринимались усилия на уровне дипломатов, политиков, адвокатов, медийных персон во всем мире). И, по моему мнению, вряд ли был бы достигнут желанный результат, если бы гражданское общество сохраняло равнодушное молчание.

Я уверена: любой порядочный человек (совершенно неважно, какой у него социальный статус) обязан говорить, писать, кричать о происходящей не только с ним, а с каждым ближним несправедливости, если хочет сохранить хотя бы толику самоуважения.

Источник: Радио Свобода, 21.09.2019


Альберт Сперанский

МХГ в социальных сетях

  •  
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Немедленно освободить актера Павла Устинова
Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве
Освободить Яна Сидорова, Владислава Мордасова и Вячеслава Шашмина
Требуем крупных номеров на полицейской форме!
Разрешить авиасообщение между Россией и Грузией

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.