Поддержать деятельность МХГ                                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

СПЧ идет за Следственным комитетом



Совет по правам челвека при президенте РФ предлагает сурово наказывать граждан за угрозы судьям

Уголовную ответственность за угрозы судьям, в том числе через интернет, могут ужесточить. Это предложение будет обсуждено 14 ноября на заседании президиума Совета при президенте РФ по правам человека (СПЧ). По мнению экспертов, реализация инициативы  пойдет по пути приравнивания служителей Фемиды к другим представителям власти, для чего санкции ст. 296 Уголовного кодекса (УК) усилят до уровня ст. 318. 

В СПЧ уже призвали защитить людей в мантии от жестокости и насилия. Граждан, которые высказывают угрозы в отношении судей, правозащитники сравнили с «правовыми нигилистами». В последнее время эта тема актуализировалась в связи с решением Следственного комитета возбудить уголовное дело в отношении троих граждан по подозрению в угрозах убийством судье Мосгорсуда. 

По версии силовиков, именно так следует расценивать высказывания фигурантов в соцсетях. Напомним, что новое дело является продолжением «московских процессов», связанных с несанкционированными акциями летом этого года.

Нужно разбираться в обстоятельствах дела, но факт угроз судьям недопустим, приводит слова главы СПЧ Валерия Фадеева официальный сайт этой структуры. По мнению Фадеева, призывы к физическим расправам над судьями разрушают сами основы государственности: «У многих разные претензии к судебной системе, претензии обсуждаются, недостатки судебной системы обсуждаются. В том числе СПЧ много работает над совершенствованием судебной системы».

Пресс‑служба Мосгорсуда, в свою очередь, выпустила пресс‑релиз, в котором отмечается, что с начала года у посетителей судов на входе изъято «более 600 единиц газового и травматического оружия, а также 1,5 тыс. единиц холодного оружия и других колюще‑режущих предметов». Сообщается и о регулярных угрозах в адрес столичных судей, в результате чего с начала года 16 из них потребовалась госзащита.

Управляющий партнер МАБ «Проценко и партнеры» Татьяна Проценко напомнила, что некоторые из угроз все же заканчивались убийствами судей. По ее мнению, речь, вероятно, пойдет об ужесточении ст. 296 УК («Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия»). Сейчас это преступление небольшой тяжести, которое карается сроком до трех лет лишения свободы. При этом те же действия в отношении представителя власти (ст. 318 УК) расцениваются как преступление средней тяжести, наказание за которое – до пяти лет. «В данный момент законодатель оценивает угрозы в отношении судьи как менее тяжкое преступление. Устранение этого диссонанса должно способствовать повышению гарантий безопасности судьи», – пояснила Проценко.

Однако советник КА «Плотников и партнеры» Ирина Горбачева напомнила, что за угрозы в адрес судей и посягательство на их жизнь и без того установлена более суровая ответственность, чем за те же действия в отношении обычных граждан. Ведь преступник посягает «не столько на личность судьи, сколько на само правосудие». «Возможно, инициаторы дискуссии в СПЧ обратили внимание, что сейчас угрозы в адрес судей являются преступлением небольшой тяжести, посчитав это несправедливым», – полагает эксперт. Но она уверена, что любое ужесточение будет избыточным. Горбачева не исключила, что корректировка УК может пойти по пути как изменения размера наказания в существующей статье, так и включения норм об ответственности за угрозы судьям в более строгие статьи. Например, в виде отдельного состава в ст. 282 «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». Однако «увеличение наказания сделает возможным применение меры пресечения в виде содержания под стражей, что может повлечь злоупотребление со стороны следствия».

Член Московской Хельсинкской Группы, федеральный судья в отставке, профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ Сергей Пашин уверен, что менять нужно не наказание, а действенность уже существующих норм. По его словам, сотрудники правоохранительных ведомств часто неохотно реагируют на жалобы судей, опасающихся расправы. «Было и такое, что судье выдавали оружие, предлагая самому себя защитить», – рассказал «Независимой газете» Пашин. «Ведомства – и МВД, и ФСБ – должны работать автоматически и, главное, эффективно», – настаивает эксперт. В целом же он напомнил, что применение мер наказания к гражданам порой бывает произвольным: «Необходимо все время проверять, была ли угроза реальной, но это зависит от следственной и судебной практики. Иногда человек не предполагает реализовать угрозу, а его привлекают к ответственности, а это уже есть злоупотребление».

«Существует масса инструментов реагирования на противоправные действия в отношении судей. Но зачастую происходят неправильное правоприменение данных норм или трактовка тех или иных событий. Нужно двигаться в сторону конкретизации виновных действий и четкого разграничения ответственности», – заявила «НГ» адвокат Наталья Тарасова.

Старший партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Константин Добрынин подчеркнул, что ужесточение никоим образом прямо не влияет на снижение количества преступлений. Так что в данном случае, по его мнению, более логичным было бы «озаботиться поиском законодательного регулирования проблемы с воспрепятствованием адвокатской деятельности, поскольку это то, что действительно может помочь системе правосудия, а главное, что это является реальной проблемой, а не надуманной». Эксперт считает, что «вот за это общество действительно скажет СПЧ спасибо».

Адвокат АК «Бородин и партнеры» Михаил Колесников утверждает, что основная масса лиц, осужденных по ст. 296 УК, «вряд ли когда‑либо решилась бы реализовать свои угрозы». Граждане переходят на этот язык порой просто от бессилия, когда тот же суд игнорирует их доводы. Эксперт настаивает, что отправлять человека за необдуманные высказывания в колонию на пять лет – это «явный перегиб», а потому «необходимо идти по пути повышения уровня неотвратимости действующего наказания за такие деяния». 

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 13.11.2019


Альберт Сперанский

МХГ в социальных сетях

  •  
Требуем прекратить давление на пермский "Мемориал"
Требуем остановить преследование верующих-мусульман по сфабрикованным обвинениям в терроризме
Требуем прекратить давление на Движение "За права человека" и остановить его ликвидацию
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Немедленно освободить актера Павла Устинова
Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.