Поддержать деятельность МХГ                                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

"Странная была свобода…"



Григорий Пасько, журналист, директор Содружества журналистов-расследователей:

«Удивительней всего законы были.
Уголовный кодекс
брали в руки осторожно,
потому что при нажиме
брызгал кровью.
…Странная была свобода!»
Борис Слуцкий

Мои коллеги, в частности, редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, справедливо требуют максимально возможной открытости разбирательства по делу Ивана Сафронова. https://echo.msk.ru/programs/personalno/2673781-echo/

Открытость – это хорошо. Но в данном случае, мне кажется, это вторично. Первично – внесение изменений в уголовный закон, в частности, в формулировку статьи 275 – «государственная измена».

Предыдущая редакция, прямо скажем, тоже была сильно далека от юридического совершенства. Но редакция от 2012 года прямо-таки изобилует несуразностями.

Так, в соответствии с новой редакцией ст. 275 обвинению нет нужды доказывать умысел, ущерб, связи с представителями иностранных спецслужб, возможность или наличие доступа к сведениям, составляющим гостайну…

Составом преступления уже является, к примеру, «оказание иной помощи… иностранной организации».

Известно, что от точности терминологии в законодательных документах напрямую зависит точность применения закона. Если закон расплывчат и неконкретен, то у обвинителя развязаны руки. И у суда, к слову, тоже.

Юридический язык должен быть точным и конкретным – это аксиома, понятная всем юристам старой школы.
Но «пришли иные времена, взошли иные имена». И юристы другие, и требования у них иные.

Юрист Владимир Путин в своей статье «Демократия и качество государства» написал: «Его (язык законодательства – прим. автора) надо сделать если не благозвучным (в древнем мире законы часто писали стихами для лучшего запоминания), то хотя бы понятным для адресатов норм» (Источник -https://moluch.ru/archive/111/27876/).

Вот как раз под себя фээсбэшники и сваяли новую редакцию ст. 275 – понятную для них, ни к чему их не обязывающую, освобождающую от бремени тщательной работы с законом и доказывания виновности потенциального преступника.

Понятно, что толкование права напрямую зависит от уровня компетентности, профессионализма, уровня культуры и эрудиции.
А если всего этого дефицит?

Тогда нате вам новую редакцию ст. 275!
Обвинители по ней – сотрудники ФСБ. Они чаще нарушают законодательство в области прав обвиняемых и подозреваемых, арестованных и осужденных. Они, по сути, управляют гособвинением в лице прокуроров и даже осуществляют так называемое «оперативное сопровождение судебного разбирательства» — деяния весьма спорного с точки зрения права.
Это значит, что и судьи «в кармане» у ФСБ.

(О роли СВР в деле Сафронова пока понятно одно — она там есть, раз уж сам Нарышкин высказался. Раньше такого не было, чтобы сразу две службы открыто впрягались в одну телегу. К примеру, когда в «моем» деле чекисты поняли, что нет доказательств, они обратились за помощью и в СВР, и в ГРУ. И были посланы… далеко. Потому что раньше было четкое разделение функций, конкуренция… При Путине всеми ведомствами стали руководить чекисты. И вместо нескольких спецслужб появилась, по сути, одна большая – ФСБ).

Таким образом, корень зла не в закрытости судебных процессов по делам, связанным с госизменой, а в самой сущности этих дел.

Шпиономания была, есть и будет, поскольку есть статья 275 в Уголовном кодексе. Статья, в свою очередь, была, есть и будет, потому что есть ФСБ… Которая, в свою очередь, была, есть и будет, потому что в свое время эту организацию не осудили, не признали преступной, не приняли закон о люстрации.

Шпиономания выгодна той власти, которая боится правды и использует статью о госизмене, как инструмент расправы с неугодными, несогласными, мыслящими критически…

Теперь пару слов о наших профессиональных проблемах.
Тем для обсуждения в журналистском цеху набралось предостаточно. Это и доступ к информации; и отсутствие реакции на публикации (особенно на расследования); и оголтелая пропаганда, вопящая, что она тоже журналистика; и экономическая зависимость СМИ от властей…

Мы должны инициировать внесение изменений в закон о гостайне, в котором нужно предусмотреть составление ясного и понятного всем перечня сведений, составляющих гостайну. Не должно быть перечней ведомственных, а должен быть перечень единый и государственный, притом находящийся в открытом для всех доступе.

Мы должны инициировать реорганизацию всей экспертной деятельности в России. Давно уже понятно, что экспертов – независимых, грамотных, профессиональных – почти нет в стране. И нужно непременно убрать экспертов по делам о госизмене из подчинения ФСБ!

Мы должны инициировать публичный разговор с руководством силовиков (не уверен, что Путин может влиять на них, поэтому смысла во встрече именно с этим персонажем не вижу), чтобы обсудить существующие проблемы во взаимоотношениях.

Вы же обратили внимание на тот факт, что пресс-конференции представителей силовых структур практически исчезли. Для журналистов это чуть ли не единственная возможность задать прямой вопрос. Но силовики не считают нужным встречаться с журналистами. Они игнорируют их, полагая, что они выше них, что СМИ не стоят их времени; что роль СМИ – холуйство и пропаганда, но никак не правдивое информирование общественности.

На самом деле они таким образом проявляют свою вопиющую дремучесть, не понимая, что свобода слова является основой демократии. Строить и развивать нормальное государство можно лишь в условиях свободы выражения своего мнения.

Сажая журналистов в тюрьмы по лживым обвинениям, власть сама себе увеличивает количество проблем и лишает общество права знать.

Источник: Эхо Москвы, 12.07.2020


МХГ в социальных сетях

  •  
Прекратить штрафовать и арестовывать за одиночные пикеты!
Рассекретить дело Ивана Сафронова! Обвинение должно быть публичным
Против обнуления сроков Путина
Свободу Илье Азару и всем задержанным за одиночные пикеты
Остановите принятие законопроекта расширения прав Полиции
ФСИН, предоставьте информацию об эпидемической ситуации в пенитенциарных учреждениях!
Освободите Юрия Дмитриева из-под стражи!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.