Поддержать деятельность МХГ                                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Требование ликвидировать движение "За права человека" – политический заказ



На фото: Сергей Кривенко

Минюст России подал в Верховный суд РФ иск о ликвидации Общероссийского общественного движения «За права человека» и исключении сведений о нем из ЕГРЮЛ. Поводом послужили «нарушения, обнаруженные в рамках внеплановой проверки», проведенной в 2018 году.

Эксперт Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, член Московской Хельсинкской Группы Сергей Кривенко подготовил аналитический обзор, в котором разобрал, какие, по мнению Минюста, непростительные проступки совершила НКО, что теперь ее непременно необходимо ликвидировать. Обзор приведен ниже.

КАК МИНЮСТ ЛЕЧИТ НАСМОРК ГИЛЬОТИНОЙ

Заместитель директора Департамента по делам некоммерческих организаций Министерства юстиции Российской Федерации (далее – Минюст) Д.А. Ермак 8 октября 2019 года направил в Верховный Суд Российской Федерации административное исковое заявление о ликвидации Общероссийского общественного движения защиты прав человека «За права человека».

Что же такое ужасное совершило старейшее и известнейшее в России Всероссийское правозащитное Движение «За права человека», если Минюст требует его ликвидации?

Неужели участники Движения перестали защищать права граждан и бороться с безнаказанностью силовиков?

Нет, о содержательной работе Движения Минюст даже не упоминает.

На чем же основан вывод Минюста, «что Движение осуществляет уставную деятельность с грубыми нарушениями законодательства Российской Федерации и положений своего Устава» (здесь и везде ниже выделение текста курсивом будет означать прямое цитирование текста заявления)?

Давайте разберем исковое заявление и попытаемся оценить «грубость» вменяемых Движению нарушений.

В первом же абзаце заявления Минюст информирует суд о целях его подачи: «Настоящее административное исковое заявление подается в целях укрепления законности и предупреждения нарушений в сфере административных и иных публичных правоотношений».

Предупреждение нарушений – это понятно. Нет Движения, нет и административных нарушений, вменяемых Минюстом, Роскомнадзором и другими службами.

А вот как ликвидация правозащитного Движения укрепит законность? Если «законность», с точки зрения Минюста, – это «молчание ягнят», то да, меньше правозащитников – меньше жалоб на чиновников. Или Минюст уже изначально считает Движение неисправимым преступником, поэтому его ликвидация будет торжеством законности? Но это вряд ли, ведь сам Минюст и зарегистрировал ранее Движение, а пять лет назад – одобрил и утвердил новую редакцию устава Движения. Поэтому риторический вопрос: неужели Минюст лукавит, и цель его обращения в суд вовсе не укрепление законности, а выполнение указания о ликвидации НКО неких всемогущих силовиков, которым надоел голос Движения, призывающий их к ответу за многочисленные нарушения и фальсификации в резонансных делах последнего времени – «Сети»*, «Нового величия», преследования «Свидетелей Иеговы»*?

О ПРЕТЕНЗИЯХ МИНЮСТА

Первая претензия к Движению, указанная в заявлении Минюста, — нарушение сроков предоставления документов по внеплановой проверке.

17 декабря 2018 года Минюст направляет Движению уведомление о проведении внеплановой документарной проверки, требуя к 14 января 2019 года (сразу после окончания новогодних каникул) представить огромный перечень копий документов НКО.

Движение предоставляет часть документов 14 января 2019 года, потом доносит документы 18 и 29 января 2019 г.

Минюст оскорблен – Движение посмело не уложиться в срок, и трактует действия НКО, как уклонение от проверки. 14 января 2019 года Минюст составляет протокол о совершении Движением административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.4.1 КоАП РФ (Воспрепятствование законной деятельности должностного лица органа государственного контроля, … или уклонение от таких проверок). Постановлением Мирового судьи Движение признается виновным в этом административном правонарушении, и ему назначается штраф в размере 5.000 рублей. Штраф Движение выплачивает.

Возникает риторический вопрос: зачем Минюст в своем заявлении в суд о ликвидации Движения указывает этот эпизод? Ведь в итоге Движение предоставило все запрашиваемые документы, а за опоздание заплатило штраф.

По результатам проверки Минюстом был составлен Акт проверки. В адрес Движения направлено письменное предупреждение от 11 февраля 2019 г., обязывающее НКО устранить указанные в Акте проверки нарушения в срок до 12 апреля 2019 г. и направить в Минюст России документы, подтверждающие устранение нарушений.

НКО требуемые документы предоставило.

Минюст не удовлетворился ими и вновь обязал Движение устранить оставшиеся нарушения до 10 июня 2019 г. НКО вновь предоставило документы, свидетельствующие об устранении нарушений. Представленные документы опять не удовлетворили Минюст.

Движение принесло еще документы.

Однако тут Минюст прервал работу с Движением по устранению нарушений и подал иск в Верховный Суд, требуя ликвидации НКО. Обоснование – перечень следующих не устраненных Движением нарушений (нумерацию оставим такой, как в заявлении Минюста):

1) Разночтения в адресе местонахождения Движения.

Помещение, в котором располагается Движение, находится в собственности г. Москвы и предоставлено НКО во исполнение распоряжения Правительства Москвы. Договор безвозмездного пользования помещением заключен Движением с Правительством Москвы с 4 сентября 2013 года по 4 сентября 2062 года (на 49 лет). В договоре указан адрес Движения — Москва, ул. Каланчевская, д. 47, этаж 1, помещение III, комнаты 1-10.

Претензия Минюста:

— в данных ЕГРЮЛ указан адрес Движения — 127994, г. Москва, ул. Каланчевская, д. 47;

— на бланке Движения указан адрес — 129090, г. Москва, ул. Каланчевская, д. 47, помещение 1;

— на сайте Движения — 129090, г. Москва, ул. Каланчевская, д. 47 этаж 1, помещение 1.

Минюст делает заключение, что «в нарушение подпункта «в» статьи 5 Закона № 129-ФЗ в ЕГРЮЛ содержатся недостоверные сведения об адресе (месте нахождения) Движения.»

Однако Движение четыре раза — 1, 4 апреля 2019 г., 7 июня 2019 г. и 16 сентября 2019 г. представляло в Минюст документы для внесения изменений в сведения об адресе. Но Минюст ему в этом отказал (уведомления об отказе от 23 и 25 апреля 2019 г., от 27 июня 2019 г., от 7 октября 2019 г.). То есть, изменения в ЕГРЮЛ не внесены из-за Минюста, а в заявлении в суд это выставлено как проблема Движения.

2) В ЕГРЮЛ неправильно указаны коды ОКВЭД Движения.

в Уставе Движения предусмотрено осуществление предпринимательской деятельности для достижения уставных целей, учреждение хозяйственных организаций, приобретение имущества для ведения предпринимательской деятельности и т.д., однако эта деятельность не отражена в кодах ОКВЭД (в данных ЕГРЮЛ). Кроме того, в ЕГРЮЛ отсутствуют сведения об учредителях Движения.

Но, позвольте, Устав в новой редакции утвержден Движением пять лет назад — на VII внеочередном съезде 25 мая 2014 г. И тогда все протоколы съезда, новый Устав были утверждены Минюстом без вопросов.

1 января 2017 года Приказом Росстандарта был введен в действие новый Общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД). Согласно информации, размещенной на сайте Минюста России, для НКО замена старых кодов ОКВЭД на новые должна была произойти автоматически. И такая замена, действительно, произошла. Однако многим НКО при такой автоматической замене были присвоены коды ОКВЭД, которые абсолютно не соответствуют видам их деятельности.

4 апреля 2019 г. Движение представило документы для внесения изменений в сведения о кодах по общероссийскому классификатору видов экономической деятельности. Но! Минюст ответил отказом.

Вновь парадокс: чиновники препятствуют уважаемой НКО внести изменения в документы и реестры, ведение которых и внесение исправлений в которые должно быть возложено на чиновников, а потом обвиняют НКО в том, что оно не внесло эти изменения.

3) Внеочередной VIII Съезд Движения от 31 марта 2018 г.

Нарушения в протоколе Съезда.

В соответствии с протоколом № 2 мандатной комиссии VIII внеочередного Съезда, в работе Съезда принимали участие делегаты от 53 региональных организаций Движения: 39 делегатов с правом решающего голоса и 12 делегатов — с совещательным голосом. Однако на сайте Движения указано, что «в работе Съезда приняли участие 44 делегата из 37 регионов России.

В Уставе Движения не предусмотрены «делегаты с правом совещательного голоса».

В протоколах об избрании делегатов на внеочередной Съезд от 42-х структурных подразделений Движения некоторые подразделения указаны как региональные отделения, а не региональные организации.

На предыдущем съезде 25 мая 2014 года Совет и Контрольно-ревизионная комиссия (КРК) Движения избраны на пятилетний срок. К моменту проведения внеочередного Съезда 31 марта 2018 г. срок их полномочий не истек. На съезде 2018 года избраны Совет и КРК Движения в новом составе, однако на этом Съезде не были приняты решения о досрочном прекращении полномочий членов Совета и Контрольно-ревизионной комиссии, избранных на предыдущем Съезде.

Протокол Съезда содержит противоречия в части количества участвующих в голосовании лиц (делегатов): например, по первым восьми вопросам указано 39 голосов, по девятому вопросу — от 40 до 43, по десятому и одиннадцатому — 44, по двенадцатому — 42, по тринадцатому и четырнадцатому вопросам — 43 голоса.

Ряд принятых Съездом решений — о принятии в Движение коллективных участников, утверждении финансового плана — противоречат Уставу Движения.

Так как Гражданский Кодекс (ГК) РФ не предусматривает возможности внесения исправлений, в том числе уточнений в протоколы собраний (Конференций, Съездов), то, делает вывод Минюст, «решение мандатной комиссии о правомочности внеочередного Съезда, решения самого Съезда, учитывая вышеназванные нарушения, противоречия и несоответствия, содержат недостоверную информацию и не соответствуют указанному выше законодательству и Уставу Движения».

Может быть, указанные Минюстом нарушения протокола Съезда 2018 года и впрямь носят неприемлемый характер. Но заметим, что это VIII съезд Движения, и протоколы предыдущих съездов утверждались Минюстом, т.е. у Движения есть опыт проведения съездов и оформления протоколов.

Если Минюст действительно заботится о развитии российского гражданского общества и усилении законности в России, то следовало бы, указав на нарушения, предложить Движению провести еще один съезд.

4) Внеочередной VIII Съезд Движения от 31 марта 2018 г.

Неправильное оформление региональных протоколов об избрании делегатов на съезд.

Минюст высказал претензии к оформлению нескольких протоколов от региональных организаций и отделений Движения об избрании на внеочередной Съезд делегатов, а именно:

— Кузбасское региональное отделения должно носить имя Кемеровское;

— «Правозащитный центр Тамбовской области» не мог избирать делегата от Тамбовской области, так как на территории Тамбовской области есть региональное отделение;

— «Голос Беслана» не мог избирать делегата, так как эта организация не значится в реестре Движения;

— протокол общего собрания Курганского регионального отделения Движения заверен печатью не регионального отделения, а Шадринской региональной общественной организации общественного контроля Курганской области «За права человека»;

— в протоколы общих собраний Брянского, Владимирского, Тюменского региональных отделений Движения отсутствовали подписи председателя и секретаря заседания;

— протокол общего собрания регионального отделения Движения в Республике Башкортостан не был подписан секретарем заседания.

Движение попыталось представить в Минюст исправленные протоколы региональных отделений, но Минюст (угадайте!) не принял эти исправления, ссылаясь на то, что ГК РФ не предусматривает возможность исправлений, в том числе уточнений протоколов.

5) Движением не представлены полные и достоверные сведения о его региональных отделениях.

В Минюст не были представлены протоколы собраний о ликвидации отделений Движения в Республике Ингушетия и Ярославской области, а также протокол общего собрания о создании Вологодского регионального отделения.

Ну, а кто мешает вновь запросить у Движения реестр региональных отделений и организаций?

6) В Минюст не представлены сведения о местных отделениях Движения.

И их запросить нельзя?

7) В Минюст не представлен протокол (решение) о созыве VIII внеочередного Съезда, определение квоты представительства делегатов на данный Съезд.

Если съезд проведен, значит, было решение о его созыве. Хоть один член Совета Движения обратился с жалобой, что он не знал о таком решении?

Жалобы от членов Совета Движения, делегатов Съезда на определение квот поступали в Минюст? Нет? Значит, решение по квотам было, и оно устраивало членов Движения.

То есть проблема в том, что эти решения просто не были оформлены? Спасибо, дорогой Минюст, учтем на будущее.

8) В протоколах заседания Совета Движения не отражены обсуждаемые Советом вопросы.

При проведении проверки Минюст выяснил, что в протоколах заседания Совета Движения за период с 14 января 2016 г. по 13 января 2019 года не протоколировались решения об утверждении годового отчета и бухгалтерского баланса, финансового плана, о созыве внеочередного Съезда от 31 марта 2018 г., о даче поручений контрольно-ревизионной комиссии о проведении проверок и ревизий финансово-хозяйственной деятельности Движения.

Дорогой Минюст, ну так укажите на эти нарушения, направьте методичку, какие вопросы обязательно должны быть отражены в протоколах. Разъясните, а не ликвидируйте сразу.

И потом, кто не без греха? Вот уже октябрь 2019 года, а на сайте Минюста до сих пор не размещен необходимый (согласно Административному регламенту) доклад «Основные итоги деятельности Министерства юстиции Российской Федерации за 2018 год».

И граждане терпеливо ждут его размещения, не выходят на улицы с мирными и ненасильственными требованиями о ликвидации Минюста.

9) Ревизор вместо Контрольно-ревизионной комиссии.

По Уставу у Движения должна существовать Контрольно-Ревизионная комиссия, однако положение о ней отсутствует. Внеочередному VIII Съезду не были представлены обязательное заключение Контрольно-ревизионной комиссии о финансово-хозяйственной деятельности Движения и отчет о ее работе. Позднее Движение представило в Минюст акт проверки финансово-хозяйственной деятельности Движения за 2018 г., но он был подписан Ревизором Движения, хотя согласно Уставу, этот акт должна была подписать Контрольно-ревизионная комиссия.

Неужели нарушение настолько ужасное, что никак нельзя было просто указать Движению на будущее исправить эту ситуацию, а не требовать за это ликвидировать НКО?

10) Региональные отделения Движения не представили сведения в Минюст об изменении наименования Движения.

Зарегистрированные региональные отделения Движения не представили в региональные органы Минюста документы для внесения в ЕГРЮЛ изменений в сведения о новом наименовании Движения, утвержденном VII внеочередным съездом 25 мая 2014 г.

Опять же — страшное нарушение.

11) Минюст не устраивает представленный Движением реестр участников.

Минюст считает, что представленный Движением список его участников (эксперты, волонтеры, добровольцы) не соответствуют Уставу НКО, кроме того, нет сведений об участниках Движения — общественных объединениях (юридических лицах).

Не очень понятны претензии Минюста, но представляется, что это рабочий момент: представители Минюста должны пояснить ответственному лицу Движения, что они хотят от этого реестра.

12) Предоставление документов при проведении проверки.

Минюст обвинил Движение в нарушении закона, а именно положений абзаца 7 части первой статьи 29 Закона № 82-ФЗ — общественное объединение обязано оказывать содействие представителям органа в ознакомлении с деятельностью общественного объединения. Неоказание содействия выразилось в том, что Движение не представило Минюсту экземпляры Вестника «В защиту прав заключенных» № 1-6 за 2016 г.

Смешно.

Также Минюст затребовал от Движения отчеты о выполнении календарных планов по некоторым грантам. Движение их предоставило, но на английском языке. Минюст потребовал предоставить их перевод, и сослался на пункт 7 статьи 13.1 Закона № 7-ФЗ, в котором говорится, что при регистрации НКО «документы иностранных организаций должны быть представлены на государственном (официальном) языке соответствующего иностранного государства с переводом на русский язык и надлежащим образом удостоверены».

Не слишком ли вольно Минюст применяет положения законов?

13) Несоответствие норм устава Движения действующему законодательству.

При проведении проверки Минюст обнаружил некоторые несоответствия в Уставе Движения, который сам же в 2014 согласовал и утвердил.

Оказывается, в Уставе не указаны права и обязанности его учредителей, не предусмотрены права Движения и его структурных подразделений по управлению имуществом, нет положения о порядке образования, компетенции, сроке полномочий Конференции, Президиума и Экспертного Совета, отсутствует описание эмблемы.

В Утвержденном им же пять лет назад Уставе Минюст нашел ряд неточностей и ошибок. Хорошо, надо уведомить Движение, и попросить его на следующем съезде внести исправления в Устав.

Но как же поступил Минюст?

Движение дважды представляло документы для внесения изменений в Устав (4 апреля 2019 г. и 7 июня 2019 г.), по результатам рассмотрения которых Минюстом России приняты решения об отказах в государственной регистрации (уведомление об отказе от 29 апреля 2019 г. и от 27 июня 2019 г.).

Утвердить в 2014 году Устав Движения с нарушениями, затем при проверке 2019 года «выявить» их, не дать возможности Движению исправить эти нарушения, а затем обвинить в нарушении законодательства и тем самым получить аргументы для ликвидации Движения – это выглядит весьма подозрительно, уж не провокация ли?

Все. Все найденные Минюстом нарушения закончились.

ПЕСНЯ ПРО ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

При проверке выявлено получение иностранного финансирования и «участие в политической деятельности». Распоряжением Минюста России от 13.02.2019 № 144-р Движение включено в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Минюст составляет протокол о совершении Движением административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.34 КоАП РФ – это наказание за то, что при получении иностранного финансирования Движение не обратилось само с заявлением о занесении себя в реестр иностранных агентов.

Постановлением судьи Мещанского районного суда г. Москвы 23 апреля 2019 г. Движение признается виновным и на него накладывается штраф 300.000 рублей. Решением Московского городского суда от 22 мая 2019 г. постановление судьи Мещанского районного суда г. Москвы оставлено без изменения, а жалоба Движения без удовлетворения.

Штраф Движение оплатило в полном объеме.

Если штраф уплачен, то наказание состоялось. Зачем об этом факте упоминать в заявлении о ликвидации организации в суд?

Далее. НКО-«иностранные агенты» должны предоставлять отчет по определенной форме раз в полугодие. Минюст находит нарушения в том, что Движение не разместило отчет за первое полугодие 2019 г. Да, но Движение включено в «реестр иностранных агентов» только в середине февраля 2019 г. Обязанность размещать отчет о своей работе раз в полугодие возникает в следующее полугодие, после того как Движение попало в реестр. Разве не так?

Минюст обязал предоставить отчет до 26 сентября 2019 г., а на следующий же день составляет протокол об административном правонарушении и направляет его Мировому судье.

В игру вступает Роскомнадзор.

Он возбуждает против Движения три административных производства — (два протокола от 08.08.2019 и один от 06.09.2019) — конечно же по ч. 2 ст. 19.34 КоАП РФ за немаркировку Движением своих материалов лейблом «иностранный агент». Одно дело уже рассмотрено Мещанским районным судом города Москвы– штраф 300 000 рублей, два других еще ждут рассмотрения.

Далее Роскомнадзор возбуждает еще четыре административных производства по этой же ч. 2 ст. 19.34 КоАП РФ (обязанность маркировать свои выступления лейблом «иностранный агент») в отношении исполнительного директора Движения Л.А. Пономарёва (протокол от 28 июня 2019 г., два протокола от 8 августа 2019 г., и один от 6 сентября 2019 г.). Мещанский районный суд города Москвы оперативно рассматривает два административных дела и накладывает на Льва Пономарева штрафы на общую сумму в размере 200 000 рублей, остальные дела еще не рассмотрены.

Всего от Роскомнадзора имеем 7 административных производств по ч. 2 ст. 19.34 КоАП РФ.

РЕЗЮМЕ

В чем же Минюст видит грубые и систематические нарушения законов Движением «За права человека»?

В середине декабря 2018 года Минюст инициировал внеплановую проверку Движения и обязал НКО сразу после новогодних каникул представить копии огромного количества документов. Движение предоставило частично документы 14 января 2019 года, окончательно донесло документы 29 января 2019 года. За опоздание Минюст оштрафовал НКО. Движение штраф выплатило. Тем не менее, этот факт опоздания Минюст приводит как пример грубого нарушения Движением законодательства.

  • Разночтения в адресе местонахождения Движения – в договоре, в данных ЕГРЮЛ, на бланке, на сайте (а именно, разночтения в индексе и нумерации помещений), а также некорректные коды ОКВЭД в ЕГРЮЛ и Уставе (которые, вероятнее всего, появились после автоматической замены в 2017 году). Движение подает документы на исправление данных в ЕГРЮЛ, Минюст не принимает эти документы и обвиняет Движение в грубом нарушении законодательства.
  • Минюст выявляет нарушения в документах и протоколах Внеочередного VIII Съезда Движения от 31 марта 2018 г. Если нарушения неустранимы, то почему не попросить Движение провести новый съезд? Ведь это уже 8-й съезд Движения, документы предыдущих ранее принимались Минюстом, т.е. у Движения есть опыт проведения съездов и оформления документов.
  • Движение не представило в Минюст реестр региональных отделений, организаций, местных отделений, участников Движения. Не представило на момент проведения съезда? Или отказывается представлять? Непонятная и выдуманная Минюстом проблема.
  • Протоколы Совета Движения неправильно оформлены, заключение финансовой ревизии подписал ревизор вместо контрольно-ревизионной комиссии. Да, это действительно очень серьезное нарушение. Выговор или расстрел на месте?
  • Некоторые нормы утвержденного в 2014 году Минюстом Устава Движения оказались несоответствующими действующему законодательству. Но попытки внести изменения в Устав были Минюстом отклонены. И это теперь преподносится, как грубое нарушение.
  • Движение – иностранный агент, поэтому оно систематически подвергается штрафам.

Вот и все претензии Минюста. Это и есть основания для ликвидации одного из старейших в России правозащитных Движений?!

Мое личное мнение: никаких законных оснований для ликвидации Всероссийского Движения «За права человека» нет. Минюст в данном случае действует не в интересах укрепления законности Российского государства и не в интересах российского общества, а выполняет политический заказ по устранению успешной правозащитной организации, которая пытается защитить наше общество от нарушений прав человека, произвола и беззакония, исходящих со стороны силовиков.

* — организация запрещена в России

Источник: сайт движения За права человека, 21.10.2019


Светлана Астраханцева

МХГ в социальных сетях

  •  
Требуем прекратить давление на пермский "Мемориал"
Требуем остановить преследование верующих-мусульман по сфабрикованным обвинениям в терроризме
Требуем прекратить давление на Движение "За права человека" и остановить его ликвидацию
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Немедленно освободить актера Павла Устинова
Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.