Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

"Ужасное ощущение — ты ничего не контролируешь"



Физлица-«иноагенты» — о жизни в новом статусе, отчетах перед Минюстом и страхе уголовного преследования

Правозащитник Лев Пономарев (член Московской Хельсинкской группы), активистка и художница Дарья Апахончич и главный редактор сайта «Псковская губерния» Денис Камалягин, признанные Минюстом «иностранными агентами», рассказали «МБХ медиа», что изменилось в их жизни за последние полгода, что им приходится делать и как они справляются с этим клеймом.

В декабре 2020 года Минюст впервые признал «иностранными агентами» физических лиц. Кроме Льва Пономарева, Дарьи Апахончич и Дениса Камалягина в списке  — журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, всего пять человек. С тех пор список не пополнялся. Эти пятеро обязаны ставить отметку о том, что являются «иноагентом», на каждом своем сообщении и материале, в том числе в соцсетях. Кроме того, их обязали раз в квартал сдавать в Минюст отчет о деятельности и финансовой активности.

Главный редактор «Псковской губернии» Денис Камалягин

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА*

* «МБХ медиа» выполняет требования закона, чтобы не подставлять героев, но считает эту норму несправедливой и неправовой

Денис Камалягин
Денис Камалягин. Фото: 7×7-journal.ru

 —  Я полагал, что будет хуже. Мы все не знали (люди, попавшие в список — «МБХ медиа»), что нам придется делать, и, конечно, все опасались. В целом я сейчас в бытовом плане абсолютно привык и уже воспринимаю это абсолютно нормально. Как правило, я даже забываю о том, что нахожусь в статусе «иностранного агента», пока мне что-то не напоминает. Кроме каких-то отчетов, которые нужно подавать раз в квартал, других сложностей, наверное, у меня нет. Для меня иностранное финансирование не являлось ни основным, ни хоть сколько-то значимым. Я был внесен в реестр за получение одного гонорара в размере четырех тысяч рублей. За весь год это было одно перечисление. 

Первый раз я разбирался в отчете, наверно, пару суток. Там 35 листов, совсем немного. И, так как у меня особо нет финансирования со стороны иностранных организаций, то заполнять нужно шесть-семь листов, не больше. Там есть один раздел «доходы» и второй — «расходы». В «доходах» шесть пунктов: доходы от бюджетных организаций России, физлиц России и от российских некоммерческих организаций; и три таких же пункта, касающихся иностранных физлиц, бюджетных и некоммерческих организаций. А по расходам я просто открываю личный кабинет в приложении одного из банков, карточкой которого я пользуюсь, и заполняю свои расходы по тем категориям, которые учитывает этот банк. Например, траты в супермаркетах, расходы на транспорт, на связь, развлечения, книги. И в таком виде вношу это в отчет.

Еще один отчет подается раз в полгода, я его скоро буду писать, суммировать данные за два квартала. Самое главное, что я его должен публиковать в соцсетях или средствах массовой информации. Планирую опубликовать во «Вконтакте». Даже не помню, сколько у меня там друзей — 30 или 40. Но формально буду соблюдать это тоже.  

Сейчас я и мои коллеги — кто-то вроде «уполномоченных по правам иностранных агентов» в России. Мы занимаемся правоприменительной практикой, стараемся максимально поддерживать тему в СМИ, чтобы она обсуждалась и никто об этом не забывал, не привыкал. Сейчас мы в судах отстаиваем свои права. Мы хотим, чтобы нас исключили из списка. 

В моем окружении я чувствую скорее поддержку. Кто-то поздравляет, кто-то выражает сочувствие, но у меня в Пскове не было ни одного человека, который бы как-то негативно по этому поводу отреагировал. Мое окружение знает, что я не езжу на дорогой машине, у меня нет элитного жилья. Все прекрасно знают, какой образ жизни я веду.

Дарья Апахончич, активистка, художница

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Дарья Апахончич
Дарья Апахончич. Фото: Саша Иноземцева / Facebook

— История столкновения моей активности и власти началась раньше, не в декабре. Меня торжественно уволили из «Красного креста», где я работала, прошлым летом. Были и задержания, и штрафы. Наверно, именно это было для меня самым тяжелым психологически, потому что я потеряла любимую работу. Теперь, став «иностранным агентом», я потеряла еще и возможность вернуться к нормальной педагогической деятельности в том формате, в котором я бы хотела ей заниматься. Потому что теперь я «иностранный агент», получающий иностранное финансирование, когда я продолжаю давать уроки русского как иностранного — это моя профессия. 

Первый из вариантов, которые у меня были — оставаться в этом же ожидании. Будут штрафы или нет? Как Минюст проверяет эти отчеты, насколько он дотошен, нужны ли ему договоры с каждым моим учебным заведением? Там же нет никакой обратной связи. Я очень долго сомневалась, насколько это будет прозрачная игра с их стороны и насколько это безопасно для моих студентов, моих работодателей. Но, когда ко мне пришли с обыском, семь часов обыскивали дом, разгромили его и забрали технику, я подумала «ну, все понятно, не будет никакой хорошей честной игры». И поняла, что все, не могу сидеть и ждать, что будет следующим этапом. Задержание было, штрафы были, увольнение было, статус «иноагента» был. Знаете, это как список «вы находитесь здесь».

Сначала мы уехали с детьми отдохнуть. Поехали на какое-то время проветриться, подождать, посмотреть, что будет в России. Но ничего хорошего в России не происходит, и пока мы не возвращаемся, хотя я хочу вернуться, хочу работать, но пока не вижу какой-то безопасной истории для себя (Апахончич покинула страну в мае после того, как не смогла через суд добиться исключения из списка «иноагентов». — «МБХ медиа»).

Вообще «иноагентство» — это очень много времени, чисто физически, на заполнение этих отчетов, и на знакомство с абсурдным законодательством. Я, учительница русского языка, нахожусь в списке средств массовой информации (список СМИ и физлиц-иноагентов.  —  «МБХ медиа»). У меня хорошее образование, я закончила СПбГУ, но мне не хватает образованности понять, что это за бред. Много времени было потрачено на то, чтобы со всем этим бредом познакомиться, понять, какие правила игры, написать первые отчеты, смириться с тем, что нужно писать эти 24 слова о том, что «данное сообщение или материал…». Конечно, я думала: «не буду это исполнять, что за чепуха». Потом я поняла, что будут санкции, и задумалась о том, готова ли я к ним, готова ли я к штрафам, к аресту моей недвижимости, при том, что еще ипотеку буду 27 лет платить. «Ну ладно, наверно проще писать это». Я смирилась, но это все равно время, очень много времени. Даже на обдумывание каких-то маленьких шагов. К примеру, соглашаешься на какую-то новую проектную работу и понимаешь, что ты «иностранный агент» и люди, которые тебе переведут деньги, должны быть к этому готовы.

Это уже не та обычная жизнь — теперь нужно постоянно всем объяснять, что у меня изменилась ситуация, теперь вам лучше знать, вдруг вы будете куда-то баллотироваться… И это все сжирает очень много ресурсов и это совершенно несправедливо потраченное время. Почему я вообще должна заниматься обслуживанием чьей-то параноидальной фантазии, что есть какие-то учительницы русского языка, которые получают деньги за уроки, а сами агентурной деятельностью занимаются?

К этой преступной трате времени добавляется еще и психологический дискомфорт, потому что они приняли поправку, по которой наступает уголовная ответственность за несоблюдение всех этих требований. Она еще не была ни разу использована, но все люди, которые сейчас в этом «поле ожидания», думают: «Так, а не будет ли это применено по отношению ко мне? Зачем нужна поправка, если ее не используют? Разочек-то им наверняка будет интересно попробовать». Насколько я готова к тому, что сейчас отчет неправильный отправлю, а потом меня за это посадят? Это ужасное ощущение того, что ты ничего не контролируешь и от тебя уже ничего не зависит. Что захотят, то и сделают.  

Лев Пономарев, правозащитник, основатель ликвидированной организации «За права человека»  

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Лев Пономарев
Лев Пономарев. Фото: Елена Ростунова / Facebook

— Самая очевидная для меня сложность — это то, что я должен каждый раз писать, что «этот текст подготовлен иностранным агентом» (речь идет о блоге Пономарева на сайте радиостанции «Эхо Москвы» — «МБХ медиа»). Это просто неприлично — в моем возрасте, с моим статусом это делать. Я оскорблен этим на самом деле. Это морально для меня неприемлемо. 

У меня еще апелляция в Мосгорсуде, так что окончательно мне вердикт наше государство еще не вынесло, но я все равно должен выполнять это дурацкое правило. Это тоже неправильно, но то, что у нас многое неправильно в судебно-полицейской системе — вроде всем понятно. Жаловаться мне тоже… Это не самое страшное, что может происходить с человеком.

Если говорить о всякого рода отчетности, то я толком еще не отчитался ни разу. Я не знаю, как отчитываться. О каких-то покупках в магазине, что ли? Ну что я, буду писать, что я сходил в магазин и что-то истратил?

Еще дело в том, что я лично получаю гранты из-за границы, это правда. А в остальном у меня нет никаких личных денег, которые я получаю. Как руководитель двух организаций я подписал гранты с иностранными фондами, я от них не отказался, я продолжаю получать эти гранты. И это деньги, за которые я отчитываюсь перед грантодателями. И так же отчитываюсь перед Министерством юстиции раз в квартал. Это, конечно, усложняет работу организации, у меня не так много сотрудников, но как-то более-менее привыкли. Казалось бы, а что еще я должен делать?

С государственными структурами я взаимодействую так же, как и раньше. Фонд защиты прав заключенных находится в большой переписке с органами власти. Сказать, что стали полностью нас игнорировать, я не могу. Работа продолжается в текущем режиме. Еще я являюсь экспертом при уполномоченном по правам человека в России Татьяне Москальковой. И довольно эффективно с ней работаю.

Записал Евгений Снегов

Источник: МБХ медиа, 7.07.2021

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Николай Сванидзе

МХГ в социальных сетях

  •  
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.
Предотвратить полномасштабную войну с Украиной!
Обратитесь к российским властям с призывом обеспечить безопасность Елены Милашиной и расследовать угрозы против неё
Против исключения правозащитницы Марины Литвинович из ОНК
Россияне имеют законное право на мирные акции протеста. НЕТ! насилию и судебному произволу

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.