Поддержать деятельность МХГ                                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Вирусный референдум



Андрей Бузин, эксперт по избирательному праву, кандидат юридических наук:

О странностях и недочетах процедуры голосования по поправкам

Начавшееся 25 июня голосование по поправкам в российский Основной Закон имеет много особенностей, порожденных эпидемией коронавируса. Растягивание срока голосования на семь дней и расширенное применение электронного голосования организаторы объясняют опасностью заражения смертельной инфекцией на избирательных участках. Однако вряд ли столь радикальное изменение процедуры вызвано только соображениями санитарной безопасности.

О правовой экзотике голосования по изменению Конституции России сказано уже достаточно много. Она проявилась в беспрецедентном по форме, содержанию и порядку принятия Законе «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти» (далее – Закон о поправке). В современной России еще не было случая, чтобы принятый закон столь вызывающе противоречил и российскому законодательству, включая Конституцию, и международным правовым стандартам.

Яркий пример: проигнорировано требование Федерального закона от 4 марта 1998 г. «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации», в котором указано: «Одним законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации охватываются взаимосвязанные изменения конституционного текста». А наш Закон о поправке, по меткому выражению Э.А. Памфиловой, похож на «комплексный обед», включающий в себя одновременно и сокращение состава Конституционного Суда, и борьбу с фальсификацией истории.

Впрочем, при большом желании все маскирующие поправки можно свести к одной фразе: «Увеличить и продлить полномочия действующего президента». Многословие поправок лишь конкретизирует эту формулировку либо носит характер рекламного бонуса. Замечу, что бОльшая часть поправок не дотягивает до конституционного уровня, они могли быть инкорпорированы в законы; более того, многие их нормы уже содержатся в российском законодательстве.

Похоже, что противозаконность Закона о поправке (извините за каламбур) очевидна и самим его авторам. Настолько, что после экстренного прохождения всех процедур, предусмотренных Конституцией для принятия закона, авторы решили разделить ответственность за последствия с народом. А поскольку у некоторых граждан за время перестройки прорезались зубы, совет с народом решили провести проверенным еще с советских времен способом «общенародного одобрения». Так появилась дополнительная экзотика в форме нормативных актов, регулирующих «общероссийское голосование по вопросу одобрения изменений в Конституцию Российской Федерации».

Российское законодательство предусматривает всенародное голосование по вопросам, имеющим важное общественное значение. Такое голосование называется референдумом; имеется подробное правовое регулирование организации и проведения референдума (Федеральный закон и даже Федеральный конституционный закон). То, что референдум проводить не стали, объясняется очень просто: поправки принять очень хочется, а референдум предъявляет весьма строгие требования к процедуре «одобрения». В частности, на референдуме вопрос считается одобренным, если за него высказались более половины граждан, имеющих право участвовать в референдуме. Не сомневаюсь, что у администрации президента не было уверенности даже в 50%-ной явке. У референдума была и еще одна серьезная опасность: обязательность его результата. Что делать Владимиру Путину, если проведенный строго по процедуре референдум отвергнет поправки, прочно связанные именно с ним?

Итак, было решено провести нечто, названное «одобрением поправок». Провести через «народ» так же экстренно, как через законодателей и Конституционный суд. Провести в ближайшее время, пока не проявились экономические последствия эпидемии и пока граждане не наслушались «пятой колонны». Провести, срочно прекратив эпидемию.

Однако с вирусами и с гражданами все не так просто, как с законодателями и судьями. Приходится предпринимать неимоверные усилия по привлечению их к одобрению поправок.

Центральная избирательная комиссия, которой президент поручил организовать и провести «общероссийское голосование по одобрению поправок», приняла около двух десятков постановлений, устанавливающих правила «общероссийского голосования». Наиболее важным из них является Постановление ЦИК РФ от 20 марта 2020 г. с последующими редакциями «О Порядке общероссийского голосования по вопросу одобрения изменений в Конституцию Российской Федерации». Новации и неопределенности этого порядка, существенное сокращение возможностей общественного контроля выдают желание организаторов достичь результата любой ценой.

Заметим, что самый большой изъян нормативного регулирования «общероссийского голосования» не в том, что в нем есть, а в том, чего в нем нет. Нет в нем главного, что должно было бы быть при добросовестном выявлении воли граждан. В нем нет ни слова о том, что для формирования осознанного решения относительно серьезного изменения главного закона страны гражданам надо предоставить возможность высказаться относительно предлагаемых изменений. Невозможно узнать волеизъявление граждан без широкого и достаточно длительного обсуждения. То, что сейчас происходит, похоже на скороспелые плебисциты, проведенные в Крыму, Донецкой и Луганской областях, и не похоже на настоящие референдумы.

В регулирующих «общероссийское голосование» документах нет даже слова «агитация». Информирование, которое обрушилось из всех огосударствленных СМИ на участников голосования, искажает смысл поправок. Лишь 10% поправок можно отнести к поправкам «социального» характера, они имеют общие формулировки, не рассчитаны на прямое применение, зато несут эмоциональный заряд. Именно они широко используются для агитации всеми государственными органами вплоть до Центризбиркома, государственными и муниципальными служащими, субсидируемыми из бюджета СМИ. Заметим, что эта агитация проводится за счет самих агитируемых – налогоплательщиков, граждан России, что было бы запрещено, если бы проводились референдум или выборы.

Между тем, противников поправок – политологов, историков, юристов – достаточно много. Некоторые из них утверждают, что поправки могут привести к катастрофическим последствиям для государства и его граждан. Стоит ли говорить о том, что противникам поправок не предоставлены возможности агитации в государственных СМИ?

Юридические новеллы о порядке голосования можно разделить на две категории.

Первые направлены на максимальное привлечение граждан к голосованию. До предела расширены возможности досрочного голосования – того самого его вида, который многократно подвергался критике из-за фальсификаций и трудностей общественного контроля. Помимо обычных его видов разрешены новые: теперь досрочно можно проголосовать «на дому», на «придомовых территориях» и в поселениях, «с которыми затруднено транспортное сообщение», а также досрочное голосование через интернет. И уже сейчас понятно, что досрочное голосование внесет очень важный вклад в явку. Государственные и муниципальные органы, бюджетные организации настойчиво привлекают к нему граждан.

Вторые предполагают сократить возможность общественного контроля. Право назначения наблюдателей предоставлено только общественным палатам – полугосударственным организациям, уже проявившим себя на поприще имитации общественного наблюдения. Еще один важный инструмент вероятных манипуляций – проводимый ежечасно 10-минутный перерыв на санобработку, во время которого из помещений будут удалять всех, кроме председателя комиссии. Права членов избирательных комиссий в документах, определяющих порядок голосования, вообще не прописаны. Некоторые процедуры голосования и подсчета голосов существенно упростили: например, в список голосующих теперь не надо вносить паспортные данные, при подсчете по списку не обязательно оглашать все данные. Усечен протокол участковой комиссии об итогах голосования: в нем не представлено ни число полученных и погашенных бюллетеней, ни число досрочно проголосовавших избирателей.

При этом ЦИК РФ старательно подправляет порядок «на ходу» и уже трижды вносила сомнительные дополнения в него. Правила меняются во время игры.

Настойчивая до назойливости организация «общероссийского голосования» в совокупности с умышленно небрежным правовым регулированием не может иметь результатом выявление воли народа: слишком много искажений вносит как сама постановка вопроса, так и организация голосования. «Мнение граждан, народа как носителя суверенитета и главного источника власти» так не устанавливают.

Ксения Болецкая: За последние сутки главный редактор Ведомостей Андрей Шмаров не опубликовал/снял уже опубликованные на сайте две колонки о голосовании по поправкам — совершенно взвешенные, основанные на фактуре тексты. Это, видимо, очень страшные статьи.
Колонка «Вирусный референдум» была удалена с сайта со скандалом буквально только что. Вы всё-таки сможете ее прочесть.

Источник: Эхо Москвы, 30.06.2020


Борис Вишневский

Каринна Москаленко

МХГ в социальных сетях

  •  
Прекратить штрафовать и арестовывать за одиночные пикеты!
Рассекретить дело Ивана Сафронова! Обвинение должно быть публичным
Против обнуления сроков Путина
Свободу Илье Азару и всем задержанным за одиночные пикеты
Остановите принятие законопроекта расширения прав Полиции
ФСИН, предоставьте информацию об эпидемической ситуации в пенитенциарных учреждениях!
Освободите Юрия Дмитриева из-под стражи!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.