Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

"Властному произволу и уличному насилию должна быть альтернатива". Письмо Тамаре Морщаковой



Уважаемая Тамара Георгиевна, отвлекаю Вас от того, что и так занимает сейчас очень много времени и сил у членов СПЧ [Совет по правам человека при президенте РФ]. Хотелось бы не просто поддержать их усилия в сложившейся ситуации, но и представить свое виденье немного со стороны того, как можно было бы повысить эффективность нашей совместной работы. И, что немаловажно, ознакомить аудиторию, принимающую во внимание позицию  Совета, с  возможностью более широкого подхода к разрешению изложенных ниже проблем.

 

            «Властному произволу и уличному насилию должна быть альтернатива»

           

Позвольте обратиться к пользователям сайта президентского Совета, не исключая его членов. Полагаю необходимым объяснить свою позицию  по поводу обозначившегося кризиса в связи с протестами на улицах Москвы летом 2019 г. со всеми их последствиями в сфере Права. Сразу поясню,  что не являюсь сторонником неизбежного и непримиримого противостояния общества и власти всегда и по любому поводу. Скорее, представляю их как сообщающиеся сосуды: если, как этим летом, государство в лице столичных мэрии, правоохранительных органов и судов допускают очевидное злоупотребление правом и силовое задержание, в т.ч. непричастных к несоблюдению безосновательного запрета мирных акций, преследование и демонстративное наказание попавшихся на глаза людей, то тогда сами граждане призваны предложить способы минимизации ущерба, причиненного указанными действиями тому немногому, что есть у нас от правового государства.

Сейчас, через несколько недель после упомянутых событий, когда   картина происходящего обретает все более  деталей с первыми приговорами по уголовным делам, множащимися протестами разных групп неравнодушных граждан в защиту преследуемых и осужденных по т.н. «московскому делу», необходимо понять, есть ли и какой выход из сложившейся ситуации. Именно в правовом поле, вне которого конфликт имеет все шансы углубляться и, что совсем не исключено, приводить ко все более радикальным действиям с обеих сторон.

Отправным в данном случае полагаю очевидный факт, что никаких массовых беспорядков в Москве этим летом (как и в других городах за последнее время) не было. Это означает не только отказ от преследования участников протестных акций по пресловутой ст. 212 УК РФ, но и признание того, что действия граждан в связи с этими событиями не носили уголовно наказуемого характера, какую бы другую статью УК  ни старались  найти для их уголовно-правовой оценки.

И тогда первый шаг на пути внутриполитического умиротворения видится  в том, чтобы всем без исключения подследственным и обвиняемым по целому ряду уголовных статей, так или иначе связанных с обсуждаемыми событиями, была изменена мера пресечения с заменой на не связанную с заключением под стражу. Это касается и тех, в отношении кого в судах первой инстанции уже вынесены приговоры,  не вступившие  еще в законную силу. Одновременно необходимо в отношении привлекаемых по уголовным делам и осужденных в связи с протестными акциями скорейшее принятие актов амнистии и/или помилования. Не откладывая это на следующий год и не приурочивая к памятным историческим датам. Подготовлены уже проекты подобных актов, остается начать их незамедлительное обсуждение, а затем принять – лучше всего еще этой осенью.

Но нельзя ограничиваться только тем, что обеспечивает гуманное и справедливое отношение к десяткам обвиняемых и осужденных в связи с упомянутыми событиями, добиваясь добросовестного отправления правосудия по их уголовным делам. Следующими шагами должны стать законодательные, правоприменительные и организационные меры, которые уже предложены нашими коллегами - юристами и правозащитниками,  обоснованно озабоченными  правовым регулированием в сфере свободы мирных акций и уголовного судопроизводства в связи с ними. Эти инициативы «отталкиваются» от конкретных уголовных дел и представляют собой компетентные экспертные заключения специалистов высокого уровня. В этих предложениях - самое главное и обязательное для рассмотрения соответствующими органами государственной власти, в первую очередь теми, которым такие инициативы адресованы.

Начну с тех, что связаны с приговором по делу Котова и представляют собой не только его детальный анализ (см. заключение Елены Лукьяновой
https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/09/16/81998-pri-prinyatii-resheniya-po-delu-konstantina-kotova-sud-obyazan-byl-rukovodstvovatsya-postanovleniem-konstitutsionnogo-suda-po-delu-dadina-zaklyuchenie-spetsialista), но и  касаются  мер общего характера, как в открытом письме 21 юриста-конституционалиста председателю КС РФ, опубликованном в блоге «Эха Москвы» в середине сентября. Правоведы обращают внимание на вопиющее обстоятельство, связанное с демонстративным неисполнением постановления Конституционного Суда РФ по т.н. «дадинской» ст. 212.1 УК РФ, как это  проявилось, в частности, в деле Котова. В этом открытом письме звучит необходимый аргументированный призыв обеспечить реализацию механизмов исполнения решений КС РФ, начиная с изменений в уголовном законодательстве, а не только в правоприменении.   

Аналогичный подход предложен в подготовленных членами СПЧ обращениях в органы прокуратуры, в которых подчеркивается, что у судебных инстанций есть веские основания пересмотреть свою позицию в связи с апелляционными жалобами по двум резонансным уголовным делам, и такой вывод сделан, исходя из детального анализа приговоров по ним. Кроме того, жалобы, направленные Уполномоченному по правам человека в РФ в защиту нарушенных прав обвиняемых и осужденных; поддержаны группой адвокатов и юристов, которые представили весомые аргументы того, сколь серьезны ошибки, допущенные органами, осуществляющими уголовное преследование по обжалуемым делам.

Указанные выше материалы убедительно демонстрируют профессиональную  оценку  сложившейся правовой ситуации: наши правоохранительные  и судебные органы  не просто «больны» перекосами и известной односторонностью своих решений, но  требуются  также и  серьезные изменения в самом их «устроении», чтобы предупреждать конфликтные ситуации, относящиеся к реализации права на мирные собрания в соответствии с Конституцией РФ. И не только его…

В этом пока лишь констатация того, что необходимо для утверждения в стране должного долгосрочного равновесия интересов общества и государства на основе верховенства права и приоритета соблюдения прав и свобод человека независимо от политической ориентации и степени гражданской активности россиян. Совет призван скорейшим образом разработать программу мер, с помощью которых можно было бы не допустить дальнейшее нарастание деятельного несогласия  все большего числа граждан с политикой государства по  самым острым проблемам. Как говорится, промедление смерти подобно, пусть и не в буквальном смысле слова…

Поэтому хотелось бы видеть, что СПЧ готов объединить усилия тех, кто способен  представить высшему руководству страны и ее правовой системы рекомендации по  официально согласованному решению многих  неотложных задач. Вместе с   более  ранними предложениями, разработанными  Советом после аналогичных событий весной 2018 г. и содержащими  инициативы по пересмотру ряда положений и практик в связи с публичными акциями, искомая программа и дорожная карта столь  необходимых и актуальных  шагов может показать всем ее адресатам, что   возможны реальные альтернативы реагирования на обозначенные вызовы именно в правовом поле.

Легко провозгласить это, но, как минимум, надо быть услышанными на разных уровнях власти и согражданами - в том числе для того, чтобы избежать все более выходящую из «берегов» эскалацию стихийного или организованного протеста в ответ на неправомерное насилие «сверху», не только на улицах, но и над Правом. Последнее сводится к пренебрежению верховенством права (заменяемом  диктатурой закона) и судьбами  немалого уже числа людей, попавших под колесо государственной машины. Очевидно, что она в данном случае не смогла обеспечить провоглашаемые ею мир и согласие,  которые не реализуемы без поиска альтернатив беззаконию и насилию, откуда бы они ни исходили. И первое слово здесь за теми, кто принимает решения.

Валентин Гефтер, эксперт Совета и директор Института прав человека

25 сентября 2019 года

Источник: СПЧ

В 2018 году Валентин Михайлович Гефтер был награжден премией Московской Хельсинкской Группы за экспертную и научную деятельность в области прав человека.  В 2015 году премия МХГ в той же номинации была присуждена Тамаре Георгиевне Морщаковой, доктору юридических наук, профессору, заслуженному юристу РФ.


Альберт Сперанский

МХГ в социальных сетях

  •  
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Немедленно освободить актера Павла Устинова
Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве
Освободить Яна Сидорова, Владислава Мордасова и Вячеслава Шашмина
Требуем крупных номеров на полицейской форме!
Разрешить авиасообщение между Россией и Грузией

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.