Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Возможен ли международный трибунал для режима Лукашенко?



Что означает принятие Советом ООН по правам человека резолюции о расследовании и документировании преступлений в Беларуси?

Угрожает ли Беларуси военное вторжение России для «поддержания порядка»? Смогут ли российские граждане, депортированные за акции протеста, вернуться в Беларусь, где они прожили всю свою жизнь?

Светлана Астраханцева, исполнительный директор старейшей российской правозащитной организации Московская Хельсинкская группа, ответила на вопросы белорусской службы Радио Свобода. Напомним, МХГ – член Международного комитета по расследованию пыток в Беларуси.

«Пока наш МИД не готов встать на защиту депортированных россиян, разлученных со своими семьями»

По словам белорусских правозащитников, среди всех иностранных граждан, задержанных за фактическое или предполагаемое участие в акциях протеста 2020 года, большинство составляли граждане России. Согласно информации, полученной из МИД России, с 9 августа по 31 октября в Минске зафиксировано 126 фактов привлечения граждан России к административной ответственности по статье 23.34 («Участие в несанкционированной акции»).

Некоторые из этих людей были депортированы из Беларуси, несмотря на то, что они прожили здесь большую часть своей жизни и имеют семьи. Существуют ли международные механизмы защиты прав депортированных россиян, чтобы они могли вернуться в Беларусь? Ведь, в отличие от беларусов, граждане России могут обращаться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

– К сожалению, у депортированных из Беларуси россиян нет других правовых механизмов для воссоединения семей, кроме обращения в миграционную службу Беларуси для отмены решения о депортации, – поясняет Светлана Астраханцева. – Официальные органы России не имеют права влиять на миграционную политику Беларуси. Перспектива обращения в ЕСПЧ в ситуации, когда кто-то из семьи депортируется в Россию, а остальная семья остается в Беларуси, кажется сомнительной. Семья разделена, право на уважение частной и семейной жизни, предусмотренное Европейской конвенцией о защите прав человека, было нарушено. Но на какую страну жаловаться в этом случае? Россия не нарушала Конвенцию, в то же время ЕСПЧ не имеет юрисдикции над Беларусью. Теоретически можно попробовать действовать в рамках Договора о создании Союзного государства, но я не знаю таких прецедентов.

МХГ подает запросы о причинах депортации, но результатов пока нет. На данный момент нам известны только случаи воссоединения семей в третьих странах – Литве, Польше, которые изначально настроены дружелюбно и стремятся уменьшить страдания людей. А в России таких механизмов нет. Наш МИД пока не готов заступиться за депортированных россиян, семьи которых остались в Беларуси.

«Резолюция ООН по правам человека – важный шаг»

Совет ООН по правам человека (СПЧ ООН) недавно принял резолюцию по Беларуси, которая запускает механизм по расследованию и документированию преступлений против человечности в стране. Верховный комиссар ООН по правам человека наделен широкими полномочиями.

Кроме того, стало известно, что при поддержке Дании, Германии и Великобритании на базе организации Dignity запущен механизм по сбору и документированию доказательств грубых нарушений прав человека в Беларуси, которые могут быть использованы для открытия уголовных дел и привлечения виновных к ответственности. Что означают эти инициативы?

– Резолюция ООН по правам человека – важный шаг, – считает Светлана Астраханцева. – Сейчас обе международные организации, в которых участвует Беларусь, запустили межправительственные механизмы мониторинга - ООН через СПЧ и ОБСЕ через Московский механизм. До этого не было никаких оснований ждать какой-либо правовой оценки событий в Беларуси со стороны официальных международных органов. И теперь эта оценка будет сформулирована на высшем уровне и станет основой для будущего независимого судебного разбирательства. Судя по всему, доказательства нарушений прав человека в Беларуси, задокументированные по инициативе Великобритании, Дании и Германии, станут основой для итогового отчета Совета ООН по правам человека. Чем важнее будут итоговые доказательства, тем серьезнее аргументы в разговоре с действующей властью Беларуси.

Перспективы Международного трибунала над режимом Лукашенко, по мнению эксперта, сомнительны.

– Оценивая перспективы создания Международного трибунала по Беларуси, достаточно взглянуть на пример Сирии, где события явно требуют созыва этого органа международного правосудия. Но его еще нет.

Существует также Международный уголовный суд в Гааге (МУС), который также может рассматривать преступления против человечности. Но в его компетенцию входят только преступления, совершенные либо на территории государства-участника (ратифицировавшего Римский статут), либо гражданином государства-участника. А Беларусь не является членом МУС. Из этого принципа есть два исключения: резолюция Совета Безопасности ООН или соответствующее заявление самого государства, которое не является участником, но желает вынести конкретное преступление на рассмотрение МУС. Но если это произойдет, то в долгосрочной перспективе, - сказала Астраханцева.

Силовики – заложники секретности и односторонних установок

Светлана Тихановская объявила о начале политической весны, но вместо первых массовых митингов в Минске были задержаны сотни прохожих.

Московская Хельсинкская группа пыталась организовать переговоры с российскими силовиками. Был даже круглый стол с полицией в 2019 году – после жестких разгонов мирных акций протеста во время избирательной кампании в Мосгордуму.

Светлана Астраханцева поделилась своим мнением о способности силового блока вести переговоры.

– В России максимальную жестокость на митингах проявляет не полиция, а Росгвардия, которая подчиняется непосредственно президенту. В основном это бывшие сотрудники ОМОНа. С ними очень сложно разговаривать. Потому что, во-первых, их ничто не обязывает к этому разговору. В полиции как минимум есть общественные советы, по закону служба обязана отвечать на запросы общественности, отвечать на критику, что позволило нам тогда провести круглый стол. А у Росгвардии такой обязанности нет.

Во-вторых, росгвардейцы проходят специальную психологическую подготовку. Все, кто выходит на мирный митинг, для них преступники, которые «раскачивают ситуацию», «они, если их не остановить, не пощадят ни вас, ни ваших детей».

У них есть четкая установка: если акция несанкционированная, то ее нужно прекратить. И каждый раз под этим лозунгом правоохранительные органы сами провоцируют массовые беспорядки. У людей есть чувство собственного достоинства, и когда их просто так бьют дубинкой, не каждый может себя сдержать. Это насилие в ответ. Заступиться за женщину, которую тянут за волосы в автозак, за пожилого мужчину, которого избивают дубинкой - это нормальная человеческая реакция. Не всем удается успеть поразмыслить, что дубинку занес человек, которого нельзя трогать. Поэтому самим силовикам нужно изменить тактику работы на митингах – с контактной на бесконтактную.

Что-то можно сделать с их установками только через образование, через разъяснение другой точки зрения на мирный протест: что это конституционное право граждан и форма выражения своего мнения, когда власть по-другому не слышит. Но это сложно донести, когда другая сторона закрыта.

Для опытного правозащитника кадры издевательств над протестующими и задержанными в Беларуси стали шоком. Это следствие безнаказанности сотрудников, уверена эксперт.

– В России тоже практически нет уголовных дел против силовиков, избивающих протестующих, несмотря на видеодоказательства. Они неприкосновенны. Власти действуют по принципу: «мы не сдаем своих людей», что заставляет силовиков чувствовать свою полную безнаказанность, что еще больше усугубляет ситуацию.

Нынешние лидеры Беларуси и России очень похожи, и, соответственно, силовые структуры тоже. Взаимный обмен опытом и практиками очевиден. Например, то, что произошло в Беларуси в августе, когда «космонавты» преследовали митингующих во дворах, врывались в подъезды, точно так же повторилось 2 февраля в России (протесты после приговора Алексею Навальному. – РС). Я смотрела на эти облавы во дворах и видела белорусское лето.

«Наученные историей с Украиной, в России не захотят повторения»

Светлана Астраханцева считает, что, несмотря на схожесть режимов, вторжение России в Беларусь маловероятно.

– История Восточной Украины, где конфликт продолжает нарастать, наложила на людей очень тяжелый отпечаток. Я считаю, что российское общество уже достаточно зрелое, чтобы не допустить повторения подобного сценария. Предпосылки для такой надежды и оптимизма мы увидели в конце лета, когда распространились слухи о движении российских войск в сторону Беларуси. Тогда представители совершенно разных социальных слоев однозначно выступили против такого развития событий. Мне кажется, что такие общественные настроения в самой России являются довольно сдерживающим фактором для Путина.

Источник: Радио Свобода, 29.03.2021

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Игорь Каляпин

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.