Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Жить по лжи? (24.09.2019)



Лев Тимофеев, писатель, журналист, учёный-экономист и общественный деятель, диссидент:

В наши дни, окутанные невпродых плотной, хорошо организованной ложью, закономерно вспомнилось мне небольшое эссе Александра Солженицына «Жить не по лжи». В свое время оно сильно повлияло на мировоззрение моего поколения. Мощная, напористая публицистика-прокламация, адресованная интеллигенции : «Итак, через робость нашу пусть каждый выберет: остаётся ли он сознательным слугою лжи (о, разумеется, не по склонности, но для прокормления семьи, для воспитания детей в духе лжи!), или пришла ему пора отряхнуться честным человеком, достойным уважения и детей своих, и современников… И тот, у кого недостанет смелости даже на защиту своей души, — пусть не гордится своими передовыми взглядами, не кичится, что он академик или народный артист, заслуженный деятель или генерал, — так пусть и скажет себе: я — быдло и трус, мне лишь бы сытно и тепло».

Увы, Солженицына в наши дни читают мало. Я поспрашивал людей образованных и читающих, молодых и не очень, и убедился, что «Жить не по лжи» если кто и помнит, то только по названию (очень немногие), а сам текст, его пафос вспомнить никто не в силах… И вот, выяснив это и посожалев, я решился на некий рискованный эксперимент или, если угодно, на игру-мистификацию. Я взял эссе и заменил пару его начальных абзацев, где изложена общественно-политическая ситуация 70 годов прошлого века (когда эссе и написано), на чуть стилизованное под солженицынскую речь изложение ситуации нынешней. А основной, конструктивный, призывный текст оставил без изменения, только чуть сократил. И здорово получилось, на мой взгляд. (В конце я, конечно, разоблачал собственную мистификацию.)

Действительно, казалось бы, уж как современен призыв не поддерживать ложь никакими своими словами и действиями: «Будут нас тысячи — и не управятся ни с кем ничего поделать. Станут нас десятки тысяч — и мы не узнаем нашей страны!
Если ж мы струсим, то довольно жаловаться, что кто-то нам не даёт дышать — это мы сами себе не даём! Пригнёмся ещё, подождём, а наши братья биологи помогут приблизить чтение наших мыслей и переделку наших генов.
Если и в этом мы струсим, то мы — ничтожны, безнадёжны, и это к нам пушкинское презрение:

К чему стадам дары свободы?
………………………………..
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич».

Ах, как доволен собой был я, сделав эту работу! Ай да Тимофеев! ай да сукин сын! Придумал, как сегодня оживить, запустить в работу великие солженицынские слова! Может, и на современников они так же подействуют, как некогда на наше поколение?
Счастливым ходил я целых два дня, пока по обыкновению текст отлёживался, остывал, прежде чем быть ему опубликованным. На третий день перечитал и понял, что всё это… никуда не годится. В принципе! Да потому что сегодня в России некого призывать «жить не по лжи». Никто у нас по лжи и не живет.

Понятно, люди, захватившие власть в стране, и их сикофанты (люблю я это ленинское словечко) безудержным и безграничным враньем пытаются оправдать (теперь говорят, легитимизировать) скраденную власть и заслонить от общественного внимания награбленное добро. Поэтому врут обо всем, чего ни коснутся: о состоянии экономики, о пенсионной реформе, о Великой войне, о популярности лидера, об Украине (особенно упорно, ежедневно, ежечасно), о состоянии медицины, о внешних угрозах, об отношении к нам в Европе и мире…ну обо всем же. Врут, врут, врут… но вся эта ложь очень плохо работает. Какая-то она прикладная, на потребу дня, охранительная, оправдывающаяся. Ни полета, ни глубины. Нет той стройной, глубоко проработанной системы ложных слов и понятий, какая была в распоряжении коммунистической логократии, стремившейся влить свой яд в душу каждого и декларировавшей цель «переделать человека».

Сегодня многие научились просто не обращать внимания на все эти словесные манипуляции, ежедневно свербящие у нас в ушах и мелькающие перед глазами. Как-никак живем-то мы в век интернета, и кто станет пускать этот пропагандистский мусор себе в душу и разум? Разве что ленивый или равнодушный, неспособный погуглить и представить себе реальную картину жизни. А потому при всём громком (хоть уши затыкай) шумовом оформлении, производимом всеми этими бесчисленными соловьевыми-киселевыми, держится-то нынешняя власть исключительно на системе полицейского насилия. ИС-КЛЮ-ЧИ-ТЕЛЬ-НО ! И не на чём больше… Так кого же здесь и к чему призывать?

«Не призываемся, не созрели мы идти на площади и громогласить правду, высказывать вслух, что думаем, — не надо, это страшно.» Так писал Александр Солженицын в начале семидесятых. С тех пор российское общество сильно изменилось. Созрели! Одни – сотни и тысячи! — идут, и «громогласят», не боятся. Другие – сотни и тысячи! — высказывают вслух, что думают, и оказывают поддержку выходящим на площадь – тоже без страха. Очевидно, что для этих людей призыв «жить не по лжи» сильно устарел. Достаточно ли их усилий, чтобы вернуть страну на путь демократического развития, – покажет время.

Пробуждение – пробуждением… Но и сикофанты свою работу знают, не зря хлеб едят. Неустанно продолжают они совершенствовать словесное, терминологическое обеспечение происходившего в последние двадцать лет и теперь еще продолжающегося «латентного путча», ползучего антиконституционного переворота. И, отдадим должное, в чем-то преуспели. Например, запустили понятие «диктатура закона». Это когда в условиях предельного ограничения (или полного запрета) гражданских прав и свобод имитируются выборы представительной власти и «избранный» при этом квазипарламент принимает «законы» по сути своей антиконституционные (устанешь тут в кавычки брать – всё у них липа). А то и вовсе произвольно меняют статьи Конституции в личных интересах правящих страной персон (или одной Персоны) – как это случилось с манипуляцией сроками президентской власти.

И все-таки «диктатура» эта работает пока недостаточно хорошо. Люди позволяют себе жить не по лжи. На улицы выходят. Говорят и пишут невесть что. Разоблачают ложь. За руку воров хватают. В Интернете вообще разгул свободы слова. Колеблют устои порядка… Ничего, привести всех к единомыслию, довести «диктатуру закона» до каждого без исключения технически совсем не сложно. Достаточно изъять из Конституции «Статью 13», гарантирующую (пусть хотя бы на словах) идеологическое и политическое многообразие, и заменить ее положением о Единой, обязательной для всех и каждого государственной Идеологии. И установить жесткую диктатуру этого Закона.

Мысль о желательности и даже насущной необходимости Единой государственной Идеологии время от времени громко озвучивается деятелями (сикофантами) различного уровня. Идеологии пока нет, но это не беда: дайте распоряжение, и сикофанты быстренько изобретут что-нибудь подходящее. А надо будет – и Дума примет хоть сразу в третьем чтении. И попробуйте тогда жить не по лжи.

Опасность принятия в России Единой, обязательной для всех Идеологии и закономерного превращения криминального авторитарного режима в режим тоталитарный очевидна. Я подробно писал об этом несколько месяцев назад, и мы с публицистом Александром Подрабинеком даже выпустили соответствующее Заявление. Оно было многими прочитано, и наша позиция тогда нашла довольно широкую общественную поддержку… Здесь же я хочу сказать о тех опасностях, о каких мы тогда не успели сказать и о каких пока вообще мало говорят. Может быть, потому, что считают их несерьезными.

Великий мыслитель Александр Солженицын прекрасно представлял себе возможности тоталитарной системы, задавшейся целью «переделать человека». И относился к опасностям такого рода с полной серьезностью. И я, пожалуй, повторю его слова еще раз: «Если ж мы струсим, то довольно жаловаться, что кто-то нам не даёт дышать — это мы сами себе не даём! Пригнёмся ещё, подождём, а наши братья биологи помогут приблизить чтение наших мыслей и переделку наших генов».

В тоталитарной нацистской Германии, как известно, были запущены исследования по генной инженерии. В тоталитарном Советском Союзе, где цель «переделать человека» была официально прокламирована, таких исследований не было, думаю, только потому, что, по слепому невежеству своему, руководители страны и «ученые-марксисты» (тогдашние сикофанты) запретили генетику как «науку идеалистическую». Сегодня прозрели. И вот если теперь, в ХХI веке, с его возможностями, в такой стране, как Россия, утвердится тоталитарный режим, кто даст гарантии, что его будущим (хорошо, пусть пока еще не сегодняшним – будущим) правителям и сикофантам в голову не придут самые бредовые идеи.

Вы скажете, что я ушел в сферу научной фантастики? Да ничуть. Понятие «генетический» в связи с единой Идеологией уже прозвучало. В мае этого года одна сильно ученая дама-академик из числа сикофантов, которым, видимо, поручена разработка вопроса, призвала (не где-нибудь, а в Конституционном суде) вспомнить при конструировании Идеологии о «генетически присущих российскому народу ценностях, которые составляют основу его идентичности». Это ничего, что серьезные ученые смеются над этим невежественным призывом. Прикажут – и пойдут прививать нам эти «ценности» – такими, какими хотели бы видеть их нынешние или будущие предержатели власти в России…

Будем ли мы жить не по лжи или канет страна вместе с нашими детьми и внуками в бездну нового вранья, невежества и темных инстинктов, зависит от нас самих. И сегодняшние протестанты, пожалуй, как раз и выступают не только по конкретным поводам (скажем, выборы в мосгордуму), но и по поводу принципиальному – против самой угрозы снова жить по лжи. Если же их выступления, если наши общие усилия окончатся неудачей, то… Впрочем, тут я снова вернусь к словам великого русского пророка, каким, безусловно, был Александр Исаевич Солженицын:

«Уже до донышка доходит, уже всеобщая духовная гибель насунулась на всех нас, и физическая вот-вот запылает и сожжёт и нас, и наших детей, — а мы по-прежнему всё улыбаемся трусливо и лепечем косноязычно:
— А чем же мы помешаем? У нас нет сил. Мы так безнадёжно расчеловечились, что за сегодняшнюю скромную кормушку отдадим все принципы, душу свою, все усилия наших предков, все возможности для потомков — только бы не расстроить своего утлого существования. Не осталось у нас ни твердости, ни гордости, ни сердечного жара. Мы даже всеобщей атомной смерти не боимся, третьей мировой войны не боимся (может, в щёлочку спрячемся), — мы только боимся шагов гражданского мужества!..»
Таково наше прошлое… Или будущее? Или настоящее?

Источник: Эхо Москвы, 24.09.2019


Альберт Сперанский

МХГ в социальных сетях

  •  
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Немедленно освободить актера Павла Устинова
Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве
Освободить Яна Сидорова, Владислава Мордасова и Вячеслава Шашмина
Требуем крупных номеров на полицейской форме!
Разрешить авиасообщение между Россией и Грузией

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.