Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Между правдой и ложью



Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности и член Московской Хельсинкской группы:

Выступление на онлайн-конференции 2 марта 2021 г. «Какова цена национальной безопасности», г. Санкт-Петербург

Мне кажется, что во всем этом обсуждении мы опускаем вопрос о пограничной линии. Это пограничная линия между правдой и ложью.

У моего любимого Слуцкого есть маленький стишок:

Запах лжи, почти неуследимый.

Запах сладкой и святой, необходимой,

Может быть, спасительной, но лжи.

Может быть пользительной, но лжи.

Может быть и нужной, неизбежной,

Может быть, хранящей рубежи

И способствующей росту ржи,

Все едино. Тошный и кромешный

Запах лжи.

И я лично ощущаю его как основной запах времени. Мне кажется, что журналистика находится на грани между правдой и ложью, и журналисты у нас время от времени забегают на ту или другую территорию.

Это абсолютно связано с попыткой рассказать о тех или иных недостатках собственного государства. Мне с этим пришлось столкнуться, начиная, примерно, ну, еще до дела Пасько была еще чеченская война.

Во время чеченской войны нам довелось разговаривать с господином Ворожцовым, он тогда был начальником информационной службы Министерства внутренних дел. Речь шла о создании доктрины государственной безопасности. В создании этой доктрины принимали участие... Это и до сих пор так, поэтому, как говорится, деваться некуда. Мы как раз подводили итоги чеченской кампании. Мы договорились, что для безопасности иногда нужно, чтобы журналисты отстояли от места события, о котором идет речь, грубо говоря, чтобы они не были непосредственно на месте события, а должны на этом месте события работать специалисты. Мы спросили у Ворожцова — давайте договоримся и включим в закон, мы готовы отступить на шаг, но если кто-нибудь из находящихся внутри этого круга или составляющих этот круг наврет, он сразу теряет зарплату и пенсию, и его увольняют без выходного пособия. Естественно, они все посмеялись, потому что они все понимали, что жить в этом кругу и не врать, невозможно.

Поэтому в каждом из выступлений мне очень не хватает этого ощущения, что мы пытаемся охранить на самом деле. Потому что мы очень плохо знаем, что на самом деле происходит в этих самых тайнах, о которых так трогательно заботится ФСБ.

Иван Павлов вспоминал многие истории, которые начинались, как вы помните, с Комитета защиты прав ученых, который сначала возглавлял академик Гинзбург, потом возглавлял Юрий Рыжов, больше всех там работал Черный, отчасти помогал ему я. Все эти дела по секретным службам и по ученым, становящимся шпионами, шли через этот Комитет. Ни одного случая, чтобы у нас были хотя бы малые основания обвинить наших подзащитных, там не было. Но, тем не менее, мы нанимали, главным образом, адвокатов для того, чтобы защищать их в судах.

Мне хотелось бы, чтобы здесь прозвучала, иначе я просто себя буду плохо чувствовать, фамилия одного из людей, которые, по большому счету, заложили основополагающие позиции, которые мы до сих пор защищаем. Это Юрий Маркович Шмидт, с которого начиналась, по большому счету, эта самая защита информационной безопасности граждан, она начиналась буквально с дела Никитина, и лично я именно тогда стал к этому, в основном, причастным. Это было, между прочим, чуть ли не единственное выигранное юристами дело, связанное с государственной тайной. Следующим было дело Пасько, и мы его, при всех стараниях, проиграли. Потому что Гриша получил, все-таки, четыре года и три из них отсидел.

Я просто очень хочу, чтобы, когда мы об этом говорим, мы помнили, что в том числе очень часто мы защищаем людей, не говорящих правду. Мы должны в этом отдавать себе отчет, и это повсеместно так. Потому что далеко не все журналисты на сегодняшний день несут знамя правды. Большинство из них несут знамя конъюнктуры. К сожалению, это так.

Источник: Арсеньевские вести, 6.05.2021

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

Борис Вишневский

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.