Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Правозащитники требуют обеспечить медпомощь наркозависимым заключенным

Фото: Александр Подгорчук / Коммерсантъ

Руководители ряда правозащитных НКО, врачи-психиатры и члены президентского Совета по правам человека (СПЧ) создали петицию с требованием обеспечить медпомощью наркозависимых заключенных. Обращение адресовано Минюсту, Минздраву, МВД, ФСИН и омбудсмену Татьяне Москальковой. Авторы обращения считают, что число заключенных, сталкивающихся с синдромом отмены — так называемой ломкой — измеряется десятками тысяч, и предлагают ведомствам-адресатам обеспечить прежде всего СИЗО ставками наркологов, а также запасом «сильнодействующих лекарств». Как пишет «Коммерсантъ», во ФСИН заверили, что при СИЗО и колониях уже «функционируют психиатрические и наркологические кабинеты», а арестанты с ломкой «направляются в медицинские организации» на консультации и лечение.

Обратить внимание на проблему наркологической помощи при абстинентном синдроме арестантам в СИЗО предлагают сразу несколько десятков правозащитных НКО, врачей и юристов, в том числе фонды «Общественный вердикт» и «Русь сидящая», Московская Хельсинкская группа, программа «Новая наркополитика», а также члены СПЧ, лауреаты премии Московской Хельсинкской группы, член ОНК Москвы Ева Меркачева и зампредседателя Общественного совета ГУ МВД по г. Москве Андрей Бабушкин. Авторы отмечают, что только по уголовным делам, связанным с наркотиками, в России ежегодно приговариваются 80 тыс. человек — и многие из оказавшихся в системе ФСИН людей страдают наркозависимостью, испытывают ломку, нуждаются в лечении, но не получают его: «Игнорирование наличия заболевания и отказ в лечении обрекает заключенных на страдания, а иногда приводит к таким тяжелым последствиям, как попытка самоубийства».

Авторы приводят несколько примеров, в том числе суицид наркозависимого заключенного в московском СИЗО-4 «Медведь» в камере карантина в 2020 году. После публикации петиции о подобных случаях стали рассказывать и бывшие арестанты — из их сообщений следует, что в тех случаях, когда персонал изоляторов реагирует на требования заключенных и вызывает врача, у того часто не оказывается необходимых препаратов.

Юридический консультант по делам, связанным с наркотиками, лауреат премии Московской Хельсинкской группы Арсений Левинсон считает, что упомянутая проблема касается десятков тысяч заключенных по всей стране — речь идет не только о части привлекаемых к ответственности по «наркотическим» статьям. Наркозависимым заключенным «законодательно не положена соответствующая экспертиза на этапе судебного следствия, — отмечает эксперт. — Зависимым от опиатов еще могут оказать какую-то помощь, но, если у человека зависимость от психостимуляторов, помощь даже не обсуждается».

Авторы петиции объясняют «равнодушие» сотрудников ФСИН отсутствием кадров и финансирования: «В уголовно-исполнительной системе нет собственных наркологических стационаров, а для госпитализации заключенного в гражданский стационар нужен круглосуточный временный караул из двух сотрудников правоохранительных органов».

Петиция содержит три требования: разрешить проведение следственных действий только после обязательного оказания медпомощи заключенным и устранения ломки; запретить принимать наркозависимых в ИВС и СИЗО до устранения ломки; обеспечить в каждом СИЗО ставку врача-психиатра/нарколога и наличие лекарств, «в том числе сильнодействующих и подлежащих предметно-количественному учету». Левинсон считает аргументы о дороговизне «неприемлемыми с точки зрения прав человека»: по его словам, минимальные стандарты ООН по обращению с заключенными предусматривают помощь врача-психиатра в каждом изоляторе — для всех, а не только для наркозависимых.

8 октября директор Института прав человека, лауреат премии Московской Хельсинкской группы Валентин Гефтер передал петицию омбудсмену Татьяне Москальковой, предложив создать рабочую группу с участием представителей ведомств-адресатов. «Мы хотим инициировать дискуссию при содействии омбудсмена», — пояснил Арсений Левинсон. 

«Коммерсантъ» направил запросы в МВД, Минюст, ФСИН и Минздрав с просьбой прокомментировать готовность к подобной дискуссии с правозащитниками и оценить с точки зрения затрат реальность исполнения требований. В Минздраве и МВД пока не ответили, в Минюсте сообщили, что готовы рассмотреть предложения по изменению законодательства, направленного на оказание медпомощи заключенным с абстинентным синдромом, если таковые поступят в ведомство.

В пресс-службе ФСИН России сообщили, что при СИЗО и колониях «функционируют психиатрические и наркологические кабинеты». «Медицинские кабинеты оборудованы и оснащены в соответствии с порядками оказания медицинской помощи по профилю "психиатрия" и "психиатрия-наркология", — пояснили в ведомстве. — Все заключенные под стражу или осужденные, прибывшие в СИЗО, в том числе следующие транзитом, при поступлении осматриваются медицинским работником с целью выявления лиц, представляющих эпидемическую опасность для окружающих или нуждающихся в медицинской помощи».

Арестанты с ломкой в обязательном порядке «направляются в медицинские организации для осуществления консультативных и лечебных мероприятий», а процессуальные действия с данной категорией лиц осуществляются «только после купирования острых психотических состояний, в том числе абстинентного синдрома», заверили в ведомстве.

Для этого подведомственные ФСИН учреждения, пояснили в пресс-службе, самостоятельно закупают необходимые лекарства, а деятельность медслужбы уголовно-исполнительной системы, медкабинеты и стационары «доступны для посещения контролирующими органами и уполномоченными по правам человека».

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Николай Сванидзе

Евгений Еникеев

Александра Крыленкова

МХГ в социальных сетях

  •  
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.
Предотвратить полномасштабную войну с Украиной!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.