Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

В ЕСПЧ подана жалоба на запрет доступа общественных наблюдателей к информации о пытках в российских СИЗО

 

Российские правозащитники пожаловались в Европейский суд по правам человека на запрет доступа общественных наблюдателей к информации о предполагаемых пытках в СИЗО. Бывший член ОНК Москвы и сотрудник Московской Хельсинкской группы (в 2016—2019 гг.) Евгений Еникеев считает, что его права были нарушены, когда беседу с обвиняемым в попытке устроить крушение «Сапсана» в 2017 году Фахраджоном Нозимовым принудительно прервали сотрудники изолятора. Поправки к закону «Об общественном контроле», наделяющие такими полномочиями работников ФСИН, Госдума приняла в 2018 году, несмотря на возражения Совета по правам человека при президенте РФ. Теперь дать оценку этим нормам просят ЕСПЧ.

В апреле 2019 года члены ОНК Евгений Еникеев и Александр Бачу посетили СИЗО «Лефортово». Они проводили беседу с Фахраджоном Нозимовым, который обвинялся по делу о попытке устроить крушение «Сапсана», следующего из Санкт-Петербурга в Москву, в 2017 году. В ходе разговора с членами ОНК подследственный пожаловался на ухудшение состояния здоровья и дал письменное согласие на ознакомление с его медицинскими документами. Затем Фахраджон Нозимов начал рассказывать о том, как на его теле появились повреждения, однако сопровождающий прервал разговор фигуранта с членами ОНК. Он объяснил, что тема не относится к условиям содержания. Составить соответствующий акт сотрудник изолятора отказался.

В медчасти члены ОНК ознакомились с медицинской картой обвиняемого. В ней говорилось, что с момента поступления в СИЗО у Фахраджона Нозимова минимум трижды появлялись ушибы челюсти, множественные ссадины шеи, уха, запястий и гематомы. В собственном акте правозащитники отметили, что разговор был принудительно завершен именно в тот момент, когда фигурант рассказывал о применении к нему физической силы: «Возможно, речь шла о применении пыток».

Летом 2019 года Евгений Еникеев подал иск к СИЗО-2 ФСИН России и заместителю начальника по режиму изолятора Николаю Иванову.

Российские суды всех инстанций отказались признавать прерывание беседы неправомерным, поэтому Еникеев обратился в ЕСПЧ.

Согласно п. 3 ст. 16 ФЗ «Об общественном контроле», члены ОНК могут разговаривать с подозреваемыми или обвиняемыми только о вопросах обеспечения их прав в местах принудительного содержания. В июле 2018 года, несмотря на возражения Совета по правам человека при президенте РФ, в закон внесли правки. В этом пункте появилось уточнение, что беседа может быть прервана, если члены ОНК обсуждают с подследственными любые другие вопросы. Законопроект был внесен в Госдуму правительством, которое назвало его главной целью совершенствование общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания. Помимо изменения правил проведения бесед появились и другие пункты, например, о регламентации фото- и видеосъемки в СИЗО. Также законопроект расширял перечень мест принудительного содержания, которые могли контролировать члены ОНК: список пополнился психиатрическими лечебницами. Документ подвергся серьезной критике, поскольку, с одной стороны, расширял права общественных наблюдателей, а с другой, появившиеся функции все равно оказывались под контролем государственных ведомств. Член СПЧ, глава Комитета за гражданские права, лауреат премии Московской Хельсинкской группы Андрей Бабушкин обращал внимание и на нововведения, носящие «спящий» характер: среди них он называл ограничение на выдвижение кандидатов в члены ОНК организациями, которые признаны так называемыми иностранными агентами.

В направленной в ЕСПЧ жалобе говорится, что прерывание беседы члена ОНК с заключенным нарушило право Евгения Еникеева на получение информации (ст. 10 Конвенции) как представителя общественного контроля. Кроме того, основания прерывания бесед, предусмотренные обновленным законом, «страдают правовой неопределенностью»: круг вопросов, не относящихся к обеспечению прав подозреваемых и обвиняемых, которые ведут к прекращению разговора, не определен. Это приводит к произвольному прерыванию бесед, выходящих за рамки материально-бытового обеспечения в СИЗО, и умалчиванию фактов применения насилия к заключенным, говорится в жалобе.

Отметим, что СПЧ называл эту норму закона об общественном контроле «крайне опасной» и опасался, что изменения приведут к прерыванию бесед при упоминании темы применения пыток или бесчеловечного обращения.

Юрист Григорий Вайпан, представляющий интересы Евгения Еникеева, отмечает, что это первое дело из России, в котором оспаривается узаконенная в 2018 году практика прерывания бесед членов ОНК с заключенными. Теперь им запрещено разговаривать обо всем, что не касается условий содержания в тюрьме, и особенно — о насилии со стороны силовиков. «Для ЕСПЧ это тоже прецедентная жалоба, поскольку он до сих пор не оценивал запрет на доступ общественных наблюдателей к информации о предполагаемых пытках. В то же время ЕСПЧ очень жестко подходит к любым ограничениям на получение общественно значимой информации. Мы рассчитываем на то, что суд распространит этот подход и на российские ОНК», — сказал изданию «Коммерсантъ» Григорий Вайпан.

Прерывание бесед правозащитников с подследственными — распространенная в России практика. Иск к петербургскому следственному изолятору «Кресты» в июле 2019 года по аналогичному основанию подавали бывшие в тот момент членами ОНК Яна Теплицкая и Роман Ширшов. Сотрудники изолятора прекратили их беседу с фигурантом дела о теракте в петербургском метро Аброром Азимовым, во время которой он рассказывал общественным наблюдателям об обстоятельствах пыток, якобы примененных к нему в «секретной тюрьме». В декабре прошлого года горсуд Санкт-Петербурга отказался признать действия сотрудников СИЗО незаконными. Правозащитники намерены обжаловать отказ в Третьем кассационном суде общей юрисдикции.

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

Борис Вишневский

Лев Пономарев

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.